Прямолинейный жираф и округлая сова: в Архангельске открылась выставка «Лес чудес»

Царит на этой выставке Дмитрий Трубин. Его масштабные портреты животных — от обычных зайцев и ворон до более экзотических гиен и совсем уж фантастических минотавров, — занимают большую часть экспозиции.

Хотя, справедливости ради, его супруга Татьяна представила на выставку столько же работ, сколько и он — почти 80, — просто ювелирные изделия и мягкая игрушка обладают гораздо меньшими размерами. Также на выставке — девять работ дочери супругов Трубиных Екатерины, сообщает информационное агентство «Регион 29».

Довольно-таки значительно представлена в экспозиции и графика старшего брата художника Сергея Трубина. В отличие от брата Дмитрия, который каждую картину расположил на отдельном выставочном стенде, как на одиноко стоящем дереве в лесу, Сергей Трубин заставил своих трогательных и ироничных животных потесниться на одной стене галереи. «Снежный носорог» полон очарования, он нежен и грустен, ворона, клюющая своё собственное отражение в луже, — одинока, а «Змея подколодная» — вылитая Скарапея!

Эпизодически присутствуют на выставке работы и других северных художников: мухи Елены Комиссаровой, которые стали натурщицами, свалившись к ней в чай, птицы Екатерины Тюряпиной, крылья которых переливаются сверкающими гранями мозаики, лосята Марины Архангельской…

А если основа экспозиции — работы Дмитрия Трубина, то основа основ — живописный зверинец, созданный им в 2019 году. Впрочем, и более ранние работы, по словам художника, никогда не выходили из мастерской в Выставочный зал.

"Весь этот зверинец я создавал серией, — рассказал Дмитрий Трубин о новых работах. — Я вообще человек серийный, увлекающийся. Если меня какая-то тема трогает, то пока я ею не наемся до отвала, не упаду возле холстов, я её дожимаю".
Дмитрий Трубин.Дмитрий Трубин.

О концепции выставки рассказывает кураторский текст, написанный Трубиным.

"В сущности, всякий из нас либо в лесу, либо уже вышел из леса. И даже выйдя из леса, мы должны понимать, что и здесь когда-то тоже был лес. Получается, что мы всегда в лесу«, — гласит он.

Но лес, «выращенный» архангельскими художниками, не совсем обычный — это лес чудес. В нём живут и зайцы, и тюлени, и ягуары, и крылатые пегасы. Здесь есть место всем, кроме человека. Художники создали экосистему, которая в реальности существовать не может: в ней не играют роли климатические пояса, ареалы обитания, вымирание и здравый смысл.

«Здесь есть и то, что принято называть злом: грызущие друг друга звери и такие же птицы, дерущиеся богомолы и прочее, что многим совсем не кажется чудом, — продолжает куратор. — Но представьте, что вы в лесу действительно увидите схватку двух диких кошек (скажем, тигров). Разве это не будет чудом и станет одним из самых главных переживаний в жизни?»

Словом, по мнению куратора, любоваться можно как зайчиками, так и гиенами. В схватке тех же богомолов художник видит не поединок, а танец. Красоту и философскую глубину он находит и в образах волков, пожирающих друг друга.

Портреты зверушек Дмитрия Трубина выполнены в его столь узнаваемой манере прямолинейной живописи. Однако угловатость линий не лишает обитателей таинственного леса ни грации и ловкости, ни хрупкости и мягкости.

Чёрная пантера, несмотря на углы и прямые линии, плавна и текуча, как пятно чернил, — воплощённая нега и женская энергия. Ворона, кубарем летящая вниз, уже не кажется так почти по-хамски уверенной в себе, в её глазах — паника. Грустную белую обезьяну, обхватившую себя руками, так и хочется обнять.

Порой излом линий, наоборот, добавляет животным шарма. Минотавр, живущий в своеобразном триптихе, лишён человеческих черт и больше напоминает гвоздь — у художника ведь целая серия гвоздей была. Слово «изысканный» в названии портрета жирафа, запечатлённого у озера, отсылает к стихотворению Николая Гумилёва. Как и обезьяна, жираф печален: может, потому что шея его изогнута под непривычным углом, как у виселицы?

Своих животных Дмитрий Трубин наделил вполне человеческими чертами.

«Мало того, что я в них вижу людей, я в них вижу себя, — отметил он. — Любая работа художника — это на 50 процентов автопортрет. Естественно, когда я думаю о жирафе, возникают аллюзиции. На Гумилёва: «Изысканный бродит жираф…», — на Пиросмани с его знаменитым жирафом, парафраз которого я делал в своё время. Они у меня достаточно очеловеченные. Наверное, сказывается мой опыт иллюстратора детской книги».

По словам художника, чтобы органику написать прямыми линиями, ещё надо постараться. Тем удивительнее встретить на выставке сову, написанную без прямых линий. В её портрете Дмитрий Трубин отказался от своей излюбленной манеры. Округлую форму птицы художнику подсказало граффити, небрежно намалёванное на стенке лифта.

Неотъемлемую часть экспозиции составляют также 14 совершенно новых авторских скульптур Дмитрия Трубина, созданных из металла и дерева. Соединённые вместе, металл и дерево напоминают какие-то механизмы или инвентарь, но и они складываются в фигуры животных — гиббона, совы, сидящей на ветке, быка, готовящегося к атаке…

«Скульптуры я делал буквально в последние три недели перед открытием выставки, — рассказал Дмитрий Трубин. — С живописью мне было сложно остановиться. Я очень разогнался на крупных холстах, мне было интересно. Но уже моя супруга Татьяна стала мне напоминать, что я собирался переходить к скульптуре. Мы три года собирали доски и металл, битые рекой, на берегу, и всё это копилось у меня в мастерской в ожидании своего часа».

Сейчас Дмитрий Трубин уже «отошел от звериной темы» и скоро будет переходить к новому проекту. А выставка «Таинственный лес» будет открыта до 10 ноября.