35media.ru

Дарья Пилипенко: «Мы с мужем разделили церковь и государство»

Женская сборная России по волейболу впервые за 20 лет и во второй раз в своей истории стала призером Кубка мира. И в составе команды была либеро Дарья Пилипенко — жена нынешнего главного тренера «Северянки» Захара Пилипенко. Она выступала за череповецкий клуб в течение нескольких сезонов, неоднократно выигрывала с «Северянкой» медали чемпионата Высшей лиги «А» и была любимицей болельщиков. Год назад Дарья перешла в клуб Суперлиги — челябинский «Динамо-Метар» и за один сезон добилась попадания в сборную России. По ходу этого сезона Дарья с национальной командой приняла участие в Лиге наций и чемпионате Европы, но главное — смогла завоевать путевку на олимпийские игры 2020 года в Токио.

— Либеро — амплуа очень специ-фическое в волейболе, игрок очень заметный. Даже форма у него другая. Как ты стала либеро?

— Меня в качестве либеро видела еще мой первый тренер. Рост у меня небольшой, и я левша. Начинала я все-таки как пасующая. Но в 14 лет переехала в Монино в спортивный интернат, и там через пару месяцев меня перевели в либеро. И стало получаться. Меня вскоре пригласили в юниорскую сборную, и я даже стала бронзовым призером чемпионата мира. А в «Северянке» я однажды сыграла на позиции пасующей, когда у нас все травмировались. И прошлый опыт помог.

— В первый раз ты приехала в Череповец 10 лет назад. Как так получилось?

— Да, я родилась в Нижнем Новгороде и там начала заниматься волейболом. Впервые в Череповец приехала на сезон-2008/2009. Мне тогда было 19 лет. В череповецкий клуб меня отдали в аренду из клуба Белгорода, который выступал в Суперлиге. Там я практически не играла, а потому было принято такое решение. Затем вернулась в Белгород, но там клуб закрылся, и один сезон я выступала за клуб из Нового Уренгоя, а потом два сезона провела в московском «Динамо». В Москве игровой практики также было мало, большую часть времени я стояла на замене. И тогда снова была аренда — в «Уфимочку», которая играла уже в Суперлиге. И вот затем вернулась в Череповец на сезон-2013/2014. Скажем так, по семейным обстоятельствам. И отыграла в Череповце до 2018 года.

— Про суровый климат Нового Уренгоя многие спортсмены рассказывают…

— Зимой там доходило и до минус 50 градусов. Когда видишь такое на градуснике, то на улицу выходить страшно. Но климат там все-таки другой, а потому мороз ощущается иначе — 45 градусов ощущаешь как 25. Там еще сугробы огромные. Реальная Сибирь!

— В Череповце было другое испытание — сезон ты отыграла в Высшей лиге «Б».

— Никогда бы не подумала, что в свои 25 лет мне доведется выиграть золотую медаль в Высшей лиге «Б». Это было трудно психологически. Может быть, впервые решение было не обоюдным. Но я ни о чем не жалею. В чем-то это было интересно. И в моральном плане меня очень поддержал муж — Захар Владимирович. Он меня во всем в жизни поддерживает. Вместе мы справились.

— Тогда можно было предположить, что, отступив немного назад, удастся подняться почти на самый верх, что и произошло сейчас?

— Оказалось, что иногда стоит сделать шаг назад. Внутри должна быть уверенность в себе даже в самых неблагоприятных обстоятельствах, когда кажется, что уже ничего не выйдет, что ты больше не можешь ничего сделать. Нельзя сдаваться. А мне еще помогла поддержка близких людей. В итоге разгорелся огонь, который внутри меня по сей день.

— Эти испытания повысили ощущение цены сегодняшнего успеха?

— У каждого спортсмена есть своя история достижения успеха. Каждый через что-то проходит. Никому не дастся большое достижение легко. А моя дорога еще продолжается, пока есть внутри силы. Конечно, это крутое чувство, когда тебе вешают на шею медаль и ты знаешь, через что ты прошел прежде, чем оказаться на пьедестале. Но в момент триумфа ты все-таки не столько вспоминаешь о былом, а просто наслаждаешься этими минутами. Ведь это какие-то минуты! Завтра нужно будет снова работать, еще более усердно. И моменты отчаяния еще будут, когда хочется бросить все.

— Знаки судьбы случались в периоды отчаяния?

— Я вообще не суеверный человек. В спорте у меня и примет нет никаких. Единственное, соль просыпать боюсь. Особенно когда мужу солонку передаю. Вдруг поругаемся?

— И что, были такие случаи?

— Наверное, были, но ничего серьезного.

— Каково это, когда муж — тренер твоей команды? В начале карьеры могла представить такую ситуацию?

— Нет, конечно! Подумать даже не могла о таком. Но пути Господни неисповедимы… Сразу скажу: это очень тяжело! Хорошо, что мы умели разделить церковь и государство. Дом — это церковь, работа — это государство. Он мог в спортзале на меня кричать, штрафовать, даже выгнать с тренировки. Это нормально, я такой же игрок, как и все остальные. Но вот прошла тренировка или игра — мы сели в машину и обсуждаем, что готовить на ужин. Рабочие моменты старались не перетирать. Зачем?

— У других девушек в команде тоже отношение к жене тренера может быть неоднозначным, настороженным…

— Не без этого. Особенно когда приходят новые девочки, которые пока не знают меня, не знают, какая обстановка в команде. Это проблема и для детей тренера, если они играют в команде. Преодолевать недоверие тяжело, но у нас получалось, потому что мы были честны и перед всеми, и перед собой. И девчонки в команде были очень хорошие. Особенно те, кто давно играет в Череповце. Отношения с ними были прекрасные. И результат спортивный у нас был хороший. Это тоже важно.

— Кому сложнее в такой ситуа-ции — игроку или тренеру? Кому сложнее сделать первый шаг к серьезным отношениям, когда вы в одной команде?

— Не берусь сказать за тренера. Мне было вначале немного некомфортно, непривычно, но в целом нормально.

— За что можно выгнать с тренировки будущего призера Кубка мира?

— Это рабочие моменты. Ну, что-то тренеру очень не понравилось, бывает такое. Вот и получала, случалось.

— В одной команде супругам тяжело, но быть в разных клубах…

— Еще тяжелее! Постоянно на расстоянии, а потому общение в основном по видеосвязи. Это совсем не то, что вживую. Если выдается свободный денек, сразу ищешь билет на самолет и скорее лететь, хотя бы на несколько часов встретиться с Захаром. И он так же. За прошлый сезон только шесть-семь раз смогли так встретиться.

— То есть несколько лет вы были вместе и на работе, и дома. Сейчас, наоборот, видитесь крайне редко. Как это отразилось на ваших отношениях?

— Мы, даже работая вместе, не надоедали друг другу. С каждым годом наши отношения все крепче. Просто мы очень любим друг друга. Да, нам говорили, что отношения портятся, когда супруги живут на расстоянии. У нас этого нет. Есть бытовые сложности. Захару машинку стиральную запустить самому — это уже подвиг. У меня свои неудобства. Но мы дорожим тем маленьким миром, который между нами есть. Кому-то это не понять. Шепчут разное, дескать, разведетесь. Тут еще в заявке сборной была моя прежняя фамилия — Чекризова. Для кого-то лишний повод для обсуждения. А я просто после свадьбы до сих пор паспорт не поменяла. Так вот: у нас все хорошо!

— У вас же собака есть. Как ее судьба решилась после того, как ты переехала в Челябинск?

— Луна, так ее зовут, поехала со мной в Челябинск. Осенью Захар мне ее привез, и до конца чемпионата она была там со мной. Да, я забрала у Захара собаку. Я все-таки девочка, а она мой антистресс.

— Ты была лучшим либеро в Высшей лиге «А» и могла раньше уехать в Суперлигу. Почему решение было принято только в прошлом году?

— Да, предложения были и раньше. Разные были мысли по этому поводу. Прошлым летом Захар мне сказал: «Попробуй. Пока здоровье есть, пока идет игра». И я решилась. Да, было сложно, плакала. Иногда чем-то приходится жертвовать. Таков спорт.

— Сейчас ты перешла в «Уралочку-НТМК». Без работы с Николаем Карполем карьера бы получилась неполной?

— Это новый опыт. И, конечно, я не жду, что там будет легко. Задачи у команды высокие. Я понимаю, куда я иду и зачем я туда иду. Перед встречей с мэтром, конечно, есть волнение. Но так всегда бывает, когда приходишь в новую команду.

— Твое возвращение в «Северянку» когда-нибудь еще возможно?

— Жизнь очень непредсказуема, а потому возможно все что угодно. Могу сказать, что Череповец — мой второй дом. Здесь много хороших людей, здесь мне хорошо, и вид из окна на завод меня радует!

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»