35media.ru

Известный череповецкий художник отреставрировал картины своего деда, обнаружив их на чердаке

Евгений Калачев представил в Выставочном зале (0+) картины своего деда Сергея Калачева, который был заметным художником своего времени. «Роясь на чердаке, я увидел много общего в нашей с ним манере», — рассказал Евгений Калачев «Речи».

О дедушке

— У деда не было академического образования, но было очень большое старание. И даже по тем работам, которые я выставил, видно, что это профессиональные полотна. Они показывают, что может сделать увлеченный человек в плане самообразования. Дедушка родился в 1910 году, в молодые годы он был ретушером фотографии, потом были финская и Великая Отечественная войны. Девять лет он был на войне в общей сложности. Занятия живописью, видимо, помогали ему справиться с напряжением, связанным с войной и тяжелым послевоенным временем, и давали ему силы. Он и во время войны много рисовал, но те работы не сохранились. Наверное, дали приказ сниматься, и все пришлось оставить.

О творчестве

— Он очень сильно повлиял на меня, в детстве я пропадал в доме дедушки и бабушки в Матурино. Там были картины, и дед постоянно что-то рисовал. Я вырос в этой атмосфере, и мне она казалась естественной. Я думал, у всех так, у всех дедушки рисуют. Но оказалось, что совсем не у всех. И только спустя годы я понял, что дед был моим первым учителем, хотя каких-то уроков у нас не было. Зато были разговоры между прочим об искусстве и художниках. Я все это впитывал, и это был его вклад в мое становление.

Дед умер в 2004 году, а в 1993 году я написал его портрет. На выставке можно его увидеть. Я единственный из его детей и внуков, кто связал жизнь с искусством, вошел в его систему ценностей и продолжил ее. Мне кажется, он был рад этому, хотя и не показывал.

О дедушкином чердаке

— Дед особо не выставлял свои картины, и они провели много лет на чердаке в Матурино. Когда я устроил «экспедицию» на чердак, был поражен — многие работы я увидел впервые. Большинство были с утратами, осыпались. Пришлось реставрировать, дописывать. Портрет тети Нины, дочери моего деда, был сделан, когда она была школьницей, то есть 70 лет назад. Когда я достал эту картину, обе ее стороны были одного цвета — закопченного. Потому что она много лет стояла возле печки. Я отмыл портрет, отреставрировал, краска засветилась. Тетя Нина, конечно, пришла на открытие выставки.

У меня есть картина «Свежий ветер» — Рыбинское водохранилище, низкий горизонт, большое пространство с облаками, ветер, лодки. Сложнейшая тема. Я переписывал несколько раз, наращивал, вносил изменения. Во время своей чердачной «экспедиции» я обнаружил работу деда, который тоже писал Рыбинское водохранилище. И в колорите она почти попадает в мою. Генетическая преемственность очень сильно заметна в этих работах.

Зачем мне нужно было открывать эту выставку?

В нашем обществе наблюдается разлад в отношениях внутри семей, потому что мы Иваны, не помнящие родства. Мы не знаем, кто были наши деды, как они были воспитаны и что сделали в своей жизни. Большинство людей этим не интересуется, а жизненные ценности и ориентиры черпает из телевизора. Моя выставка говорит о том, что нужно помнить свои корни.

Сергей Виноградов