29 сентября 2019, 18:57

Сын Героя России Сергея Перца тоже стоит на страже закона и порядка

28 сентября исполняется 50 лет со дня рождения Сергея Перца, имя которого знакомо многим череповчанам. Героически погибший в Чеченском конфликте в 32 года, он успел посадить дерево, построить дом и заложить основы мужского воспитания в своем сыне. Накануне юбилея Героя России мы побеседовали с его сыном Владимиром, который с детства не видел для себя другого будущего, кроме как пойти по стопам отца.

Свела железная дорога

Как гласит биография Сергея Перца, размещенная на официальном сайте МВД, родился он 28 сентября 1969 года в Костроме. В 1986 году окончил сельскую школу в Мурманской области. С 1987 по 1989 год проходил срочную службу в должности командира отделения — водителя в Североморске. После окончания службы два года трудился сантехником в ЖКХ в Кандалакше. В органы внутренних дел Сергей Владимирович пришел в 1991 году, на должность инспектора дорожно-патрульной службы.

Супруга Героя России родом из Череповца, причем история их знакомства любопытна.

— Познакомились папа с мамой в поезде, — рассказывает Владимир Перец. — Мама тогда была студенткой, в летний сезон подрабатывала проводником. А отец служил в армии, ехал в отпуск. Потом, когда отслужил, сразу в Череповец приехал — с маминой мамой знакомиться. Погостил несколько дней и уехал в Кандалакшу, мама доучивалась в институте. Через год, когда она получила диплом, поженились. Какое-то время они жили в Кандалакше, я родился там. А когда отец узнал, что в Череповце образовался ОМОН, написал рапорт о переводе.

Последняя командировка

На службу в череповецкий ОМОН Сергей Перец поступил в ноябре 1994-го. Параллельно с 1995 по 1998 год заочно обучался в Вологодской средне-специальной школе подготовки среднего начальствующего состава МВД России. Свободное от службы время, которого было немного, проводил с семьей, охотился и рыбачил, работал в гараже. Как вспоминает сын, отец занимался боевыми искусствами и просто обожал футбол. Поэтому проблем с физической подготовкой не имел.

— Именно глядя на отца я и полюбил футбол, успел с батей поиграть, — говорит Владимир. — В деревне, где мы отдыхали, все мужчины из моей родни постоянно гоняли мяч, там я и делал первые спортивные шаги.

В составе череповецкого ОМОНа Сергей Владимирович восемь раз был в командировках на Северном Кавказе, в горячих точках.

— Роковая командировка отца должна была стать последней, как он сам решил: он уже подготовил документы, чтобы переводиться в череповецкую ГАИ. Но случилось как случилось. К сожалению, отца мы с мамой видели нечасто, и переводиться он как раз хотел, чтобы больше времени проводить с семьей…

По стопам отца

Владимир Перец уже в школе твердо решил связать свою жизнь со службой закону и Родине — на гражданку череповчанину не хотелось, а к заводу душа не лежала. Кроме того, с детства он привык, что служба — это достойно: защищать людей и всегда стоять на страже порядка.

— После школы я планировал поступать в Череповецкое военное училище. В 2009 году как раз был большой набор. С моим статусом сына Героя России я был на 99 % уверен, что поступлю, поэтому даже не волновался и никому не звонил, чтобы «помогли», а поступал своими силами, по льготе. Но в итоге за пару дней до окончания приема заявлений в вузы мне сообщают, что я не прохожу, что 
из всего набора зачисляют только 10 % абитуриентов. Для меня это был чувствительный удар под дых.

Владимир в короткий срок выбрал гражданскую специальность в ЧГУ и, как вспоминает, ошибся: 
— Поступил на «автоматизацию систем управления», грубо говоря, на программиста. Через полгода понял, что это не моя специальность, и забрал документы. В оставшиеся полгода я получил водительское удостоверение и поступил в ярославский политех на «автомобильное хозяйство». Но проучиться удалось всего год. Моя отсрочка от армии «сгорела» во время обучения в Череповце, и военкомат принялся меня искать — в шесть утра приходили домой к матери. А я к тому моменту уже встретил в Ярославле свою будущую жену и понял, что идти служить лучше сейчас, чем потом. Поэтому после первого курса договорился с деканатом, что отслужу и вернусь. Отслужил в артиллерии под Питером. Потом доучился, женился на своей девушке и переехал с ней в Череповец.

По возвращении в родной город, в 2015 году, Владимир сразу же подал документы в полицию. 
— В ОМОН решил не идти по двум причинам. Во-первых, в этом случае предстояло собеседование со всеми членами семьи, а моя мама, по понятным причинам, сразу сказала «нет», а уговаривать ее не хотелось. Во-вторых, из-за давления авторитета моего отца — на меня бы смотрели через призму этого авторитета, а это было бы крайне тяжело.

Но в полицию в том году в конце лета набора не было. Поэтому какое-то время Владимиру пришлось поработать на гражданке, экспертом по осмотру в страховой компании. Когда на следующий год открылся набор, ему предложили два варианта: ППС или ГАИ. Первый вариант Владимир сразу отмел и пошел по стопам отца, трудоустроился в технадзор. Сейчас сын Героя России служит государственным инспектором отделения дорожного надзора, заочно получает второе высшее образование, уже юридическое.

«Сына назову Серегой»

Август 2002 года, маленький Володя учится в начальной школе. В семью приходит ужасная весть. 16 августа Сергей Перец погиб в Чечне. В разгар трехчасового боя капитан милиции бросился на помощь раненному в ногу прапорщику и переместил его в укрытие. По возвращении из укрытия был застигнут пулей снайпера в голову.

— Был выходной, мы отдыхали в деревне, — вспоминает сын, видно, что слова даются ему нелегко. — Вдруг к дому подъезжает целый кортеж из машин. Сразу стало понятно, что что-то не то. Моя тетя подошла встретить и сразу побежала назад вся в слезах. А я же маленький был, меня немедленно отправили в дом. Слышу, как все на улице ревут. Потом в дом заходит один из родственников, сообщает мне весть и говорит, чтоб я посидел один и поплакал. 
— Не проклинал ли ты ту войну, на которую государство отправило твоего отца? 
— Да. Всякое было. Мне пришлось в 11 лет вмиг стать взрослым, опорой семьи, потому что мать моя до сих пор одна, а родных братьев и сестер у меня нет. Во мне поменялось все.

— Каково это — быть сыном Героя России? Давит? 
— Конечно. Есть определенная планка, которую я не должен уронить. Когда я трудоустраивался в полицию, вологодские генералы мне в первую очередь говорили, что я не должен подвести и не должен бросить даже малейшую тень на фамилию отца. С этого и началась моя служба: неважно, где ты — в полиции, ОМОНе, ГАИ, — отца знают везде и от меня ждут определенного уровня. Когда-то это помогает, но больше это давит.

Долгосрочные жизненные планы Владимира — держать в отличном состоянии деревенский дом, который построил отец, поддерживать мать, воспитать несколько детей (пока у Владимира с женой только годовалая доченька) и продолжать служить на страже закона.

Сын вспоминает отца как человека, у которого все получалось. 
— В 30 лет он успел все — жена, ребенок, дом, дерево. Он был мужчиной с руками, все умел и с любым человеком находил общий язык, невзирая на статус собеседника. Он был очень отзывчивым, помогал всем, кто бы ни обращался. Он же приехал в город, где его не знал вообще никто, а спустя восемь лет на его похороны пришло огромное количество людей. Я уважаю его за смелость, терпение, силу и мужество. Он успел научить меня быть честным, отзывчивым, сдержанным, не лезть на рожон, но в определенных ситуациях давать сдачи — азы моего мужского воспитания он успел заложить в столь короткий срок. 
— Хочу пожелать тебе: дай Бог тебе воспитать не одного сына. Ответь на последний вопрос. Как ты назовешь старшего из них? 
— Тут все понятно: Серегой. Без вариантов.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»