35media.ru

Как пережить переходный возраст

Переходный возраст — от 12 до 18 лет — один из самых сложных в жизни не только ребенка, но и родителей. В этот период родителям важно разграничить понятия «любовь» и «жалость», выбрать правильную стратегию в воспитании и общении. Как это сделать?

О взаимоотношениях с подростками рассказывает сегодня череповецкий врач Галина Шаталова:

«Разрешать или запрещать? Один из актуальных вопросов: разрешать ли детям то, что на ваш взгляд кажется неправильным. Объясню на простом, понятном для любого родителя примере. Ребенок смотрит в Интернете ролики со сценами насилия, страшные сказки и так далее. После этого у него портится настроение, меняется поведение, даже выражение лица становится другим. Возможно, он сам признает, что эти картины действуют на него угнетающе. Вы проговариваете с ним ситуацию. Он соглашается — это плохие сюжеты. При этом важно понимать: его согласие не значит принятие ситуации. Он согласился, потому что так проще. Это поможет избежать ссор и разногласий, но проблема при этом не решилась. Что делать?»

Спускаемся на второй пункт.

«Любить или жалеть? Ребенок согласился, что смотреть такие видео плохо, но продолжает это делать. Родители делают вывод: это зомбирование, это как наркотик. Наш «малыш» просто не может справиться с ситуацией, и начинают его жалеть. Это в корне неверный подход. Любой человек в силах решить любую проблему. Если продолжает смотреть, значит, нет желания отказаться от просмотра. Это его выбор! И ваша жалость только подольет масла в огонь».

Подростковые крючки. Подростки хорошо манипулируют родителями. Они знают, на что «ведутся» их мамы и папы, и умело этим пользуются.

«Когда мы бурно реагируем на «сидение» сына в Интернете, он получает свою порцию внимания. Именно этого ребенок подсознательно ждет. Когда мы даем ему возможность сделать выбор самостоятельно и перестаем обращать на это внимание, почти стопроцентная вероятность, что он сам перестанет смотреть. Нужно отпустить ситуацию!»

Родительский контроль. Довольно тонкий вопрос.

«Если мы сказали, что будем контролировать, значит, нужно контролировать. В большинстве случаев родители действуют запугиванием. Это ошибка. Не нужно пугать, нужно проговорить условия. Если говорите «А», вы должны четко осознавать, каким будет «Б». Другими словами: сказал — сделал. Вновь пример с Интернетом. Полностью оградить ребенка от него невозможно. Но можно поставить условие: будешь выходить во Всемирную паутину только в моем присутствии. И это условие нужно выполнять. Ребенок знает — его проверят. Это не запугивание. Это констатация факта. Родителям нужно просчитать наперед, как они будут действовать, а потом неукоснительно следовать выбранной стратегии, не уступая уговорам, не поддаваясь жалости или чему-то еще. Это не значит, что мы воюем с детьми, мы просто делаем то, что пообещали. В таком случае договоренности будут понятны. Дети будут знать, что родители не угрожают, они просто держат свое слово».

— Где грань: взрослый или ребенок?

«С 11 — 12 лет дети могут нести ответственность за себя и принимать решения. Тот же пример со страшилками. Не нужно запрещать, нужно сказать: «Определись сам: ты либо смотришь, и после этого у тебя портится настроение, ты боишься спать по ночам и так далее, либо не смотришь». Таким образом, мы не запрещаем, мы даем возможность сделать выбор самостоятельно и взять ответственность на себя».

— Зона ответственности родителей.

«Часто родители жалуются, что дети выбирают не те фильмы, мультики и так далее. Значит, вовремя не привили любовь к чему-то другому. Если вы не хотите, чтобы подростки сутками сидели в Интернете, научите их любить книги, поиграйте с ними в шахматы, займитесь с ними спортом и так далее. Да, для этого нужно напрячься, потратить свое время, но только тогда мы увидим результат. Не через запреты, запугивания, войну «отцов и детей», а через альтернативу».

— Как пережить нытье?

«Если мы запрещаем, часто слышим: «ты меня не любишь, не заботишься обо мне» и так далее. Начинаем жалеть ребенка, испытываем чувство вины: из-за нас он страдает. Важно понимать: забота бывает разной. Если мы перестанем жалеть, уйдет чувство вины. Наша задача — сделать так, чтобы ребенок сам все мог, умел, был самостоятельным».

— Про любовь к детям.

«Мы понятие «любовь» часто путаем с жалостью, и в большей степени не к детям, а к себе. Любить можно — жалеть нельзя. Есть страх, что ребенок не справится. Это тоже жалость. Это неверие в него. Мы должны понимать, что все приходят в этот мир с возможностью справиться. Важно донести до ребенка: «Я не могу прожить за тебя твою жизнь, все, что я могу, — это помочь тебе. Это мой способ любить тебя и заботиться о тебе». Нет жалости и нет чувства вины. Но есть глубокая вера, что ребенок справится».

— Важно «вляпаться» самим.

«Жесткое, неприятное слово «вляпаться», но оно верное. Вспомните себя: нас не учат чужие ошибки, мы понимаем только тогда, когда сами «вляпались». Здесь я могу услышать возражения и опасения: а как же наркотики, алкоголь? Конечно, крайности в жизни бывают. Но это все идет из детства, от родителей. Ребенок не рождается плохим. Он «зеркалит» наше поведение, наше отношение. Задача родителей — привить правильные моральные ценности. С детства нужно говорить с ребенком не по чек-листу, а о том, что ему интересно. Если мы осуждаем книги, которые он читает, блогеров, которых он смотрит, его друзей — о чем подростку с нами разговаривать? Он убегает от нас туда, где поймут. В результате если в компании предложат наркотики, то согласится тот, у кого нет смелости отказаться и поломанная воля, а это идет из семьи. И откажется тот, у кого родителями сформированы жизненные ценности, тот, кто рос не в запугивании и страхах, а с четким правилами, с осознанием, что родители в него верят».

Как пережить подростковый возраст и не потерять нить доверительного общения? Запоминаем три золотых правила:
— не жалеем;
— не воюем;
— любим — доверяем — принимаем.

Подросток согласился, что смотреть сцены насилия плохо, но смотрит. Родители делают вывод: это зомбирование, как наркотик. И ошибаются.

Ирина Ромина