35media.ru

Что мешает снизить градус жестокости в российских школах

О проявлении жестокости в российских школах сегодня не говорит только ленивый: ученики третируют учителей, самим учащимся достается от педагогов, да и друг с другом школьники обращаются жестоко. И почему-то крайне редко сопоставляются все три проблемы.

Хамство и зарплаты

Чтобы узнать, что в образовательных организациях страны все не слава богу, не нужно никаких исследований или расследований. Снятыми на мобильник шокирующими видео переполнены социальные сети и «Ютьюб», а новости из школ все чаще попадают в раздел криминальной хроники.

Из самого свежего. В Татарстане прокуратура проведет проверку из-за появления в соцсетях аудиозаписи, на которой учительница отчитывает учеников казанской школы, написавших пробный ЕГЭ: «Дура <...> Дебилы <...> Если я сейчас встану, ты ляжешь у меня здесь!»

29 января первоклассник из Химок попал в больницу: дети набросились на одноклассника якобы по призыву учительницы, после того как он замешкался. «Сегодня у нас день каннибала. Кто хочет человеческого мяса? Можете отпилить ему ногу!» — привел реплику учителя отец пострадавшего со слов ребенка.

После таких сообщений реакция общества оказывается более чем предсказуемой: ату, выгнать, уволить, судить... Оседлать такую реакцию — первое дело для любого уважающего себя политика.

Вот, например, депутат Госдумы Борис Чернышов предложил снижать зарплаты учителей после случаев агрессии: «В случае первого инцидента зарплата должна быть снижена на треть, а любой повторный случай предполагает, что зарплата такого педагога уменьшится вдвое».

Охота на ведьм

В общем, здесь разобрались — восстановим справедливость рублем. А если дела обстоят вот так?

В Сызрани на учительницу одной из школ напали ученики. По данным полиции, женщину ударил по голове 15-летний старшеклассник, когда она пыталась разнять двух дерущихся подростков. Однако СМИ сообщают, что нападение было спланированным: один из учащихся сорвал урок физкультуры, а потом он напал на учительницу. К избиению присоединились другие подростки.

Во-первых, как будем наказывать: по закону или по справедливости? Во-вторых, дождемся ли конца расследования или просто выберем версию, которая ближе лежит к нашему сердцу, и прокомментируем там же, в соцсетях? И вообще, был ли мальчик?

Что ж, готовы наши законодатели заступаться и за учителей. «Речь» уже писала об инициативе тюменского депутата Мурата Тулебаева запре-тить учащимся проносить в школу смартфоны с видеокамерами, чтобы пресечь «охоту на ведьм» — «когда ученики специально провоцируют учителей, а другие снимают это на телефон и выкладывают в Сеть».

Но в телефонах ли дело? Иногда и без скандальных видео разворачиваются драматические сюжеты.

В ноябре прошлого года учительницу одной из московских школ уволили за избиение ученика. Однако позднее выяснилось, что основанием для увольнения стал ложный донос, и педагога восстановили на работе. И тогда родители мальчика, ранее написавшие заявление, совместно с некоторыми другими учителями устроили травлю девочек, защищавших учителя...

Жертвы травли

А слышали ли вы о буллинге? Сторонников чистоты русского языка слово может покоробить, но означает оно не что иное, как систематические издевательства подростков над сверстниками, проще говоря, травлю.

Справедливости ради надо сказать, что в школах такое существовало всегда, но нынешние масштабы проблемы уже нельзя объяснить только лишь тем, что она получает резонанс из-за тех же смартфонов с видеокамерами. Поражают сами методы издевательств.

Омск. Две пигалицы 13 и 15 лет пригласили лучшую подругу в гости, заставили раздеться, после чего надругались над ней, снимая происходящие на видео, которое попытались распространить в соцсетях.

Москва. Школьники облили своего 15-летнего друга бензином и подожгли. Мальчик погиб. Поджигатели объяснили, что хотели посмотреть, как горит человек.

Накануне «Коммерсантъ» опубликовал исследование Института образования ВШЭ, согласно которому с травлей сталкиваются 35 % учеников по всему миру, в России — 27,5 %. Жертвами агрессии чаще всего становятся дети, которых дома чрезмерно контролируют, не оказывая при этом эмоциональной поддержки.

Кстати, насчет учителей есть другое исследование. По данным опросов РАНХиГС, в 75 регионах РФ около 70 % учителей подвергались агрессии со стороны учеников.

Общество изнутри

Мы видим, что эта жуткая необъявленная война ведется сразу по нескольким фронтам. И, увы, мы видим наиболее показательные ее проявления, в том числе такие, когда невозможно с точностью сказать, что стало причиной трагедии.

Мы же помним, как в прошлом году в Улан-Удэ девятиклассник напал с топором на учительницу, а затем поджег класс с учениками. Как год назад в Перми двое подростков напали с ножами на школьников и учительницу. Как в Керчи студент политехнического колледжа расстрелял около сотни человек, убив 21 человека.

Ведь тогда для нас тоже все лежало на поверхности. Кто виноват? Да конечно же, насилие в кино, в компьютерных играх, которые тогда тоже пытались законодательно запретить.

А может, мы просто боимся признать, что агрессия и насилие — они гораздо ближе, чем в виртуальной реальности? И в школы его приносят ученики и учителя из собственных же семей, из транспорта, из магазинов. Благодаря вездесущим смартфонам с видеокамерами и соцсетям мы видим, как лупят друг друга покупатели, что-то не поделившие в очереди к кассе супермаркета. Как орут друг на друга кондукторы и пассажиры. Как во дворах устраиваются кровавые бойни за парковочное место (и Череповец однажды отметился смертельным исходом в одной из таких битв). А сколько всего мы можем узнать друг о друге в очереди к бесплатному врачу!

И теперь вопрос риторический: если все так, то почему в школах должно быть иначе?

Андрей Савин