35media.ru

Вандалы всё чаще орудуют в Череповце

Готовясь к зимнему сезону, сотрудники предприятия «Спецавтотранс», отвечающего за содержание общегородского имущества, подводят итоги лета. 27 украденных или поврежденных урн. 102 поломанные скамейки, которые пришлось ремонтировать 109 раз — некоторые дважды и даже трижды! Но это, как ни печально, дело привычное. А вот что совсем невозможно «понять и простить»: вандалы добрались и до детских городков. «Совести у них нет!» — пишут возмущенные череповчане, обсуждая в соцсетях серию актов вандализма, совершенных этой осенью на новых игровых площадках.

Вандалы на качелях

Напомним, этим летом в рамках проекта «Подарок городу — 2016» компания «Северсталь» профинансировала установку девяти современных детских городков. Места для них выбрали сами жители. Но вот прослужили новые качели недолго.

— Акты вандализма мы наблюдаем уже два месяца, — рассказал нам директор ЧМП «Спецавтотранс» Сергей Орлов (предприятие занимается содержанием городков). — Первые ласточки были на улице Мамлеева и у ДК «Строитель». Потом добавились улицы Беляева и Архангельская. Последний случай зафиксирован на улице Наседкина — сломаны качели-балансир.

— Почему вандалы портят именно качели? Хотят отправить их на металлолом?

— Не думаю, что они руководствуются этим желанием, ведь изломанные качели остаются на месте, их никто никуда не уносит. Только из городка на улице Архангельской качели на пружине были унесены — наши сотрудники их не нашли. Считаю, что это именно хулиганские действия молодежи.

Сейчас «Спецавтотранс» размещает заявку на поставку и установку новых качелей.

— Но я, честно говоря, еще не знаю, сможем ли мы разово потратить более 100 тысяч рублей для восстановления качелей, — говорит Сергей Орлов. — Вопрос рассматривается.

Транспорт под обстрелом

В сентябре на перегоне между остановками «Красный ткач» и «Улица Архангельская» неизвестный выстрелил в окно трамвая № 8, который ехал в направлении улицы Олимпийской. Кондуктор и водитель услышали сильный хлопок и увидели, что стекло треснуло. Поблизости не было ни людей, ни проезжающих машин. Скорее всего, выстрел был сделан из близстоящих домов. В трамвае были пассажиры, но никто, к счастью, не пострадал: стекло не выпало из рамы, а просто пошло сеточкой. Ущерб составил около 7 тысяч рублей.

— Коллеги из других городов жалуются, что у них, бывает, по 10 вагонов в день обстреливают. У нас редко, но тоже такие случаи происходят, — рассказывает зам. директора по эксплуатации МУП «Электротранс» Сергей Григорьев. — Думаю, что выстрел совершил ребенок. Дети вернулись в город после летнего отдыха, от бабушек, из лагерей — энергии много, некуда тратить, вот и балуются.

Под «обстрел» не раз попадали и череповецкие автобусы.

— Есть мерзавцы, которые стреляют по стеклам из пневматики, рогаток и так далее, — говорит Илья Гребнев, зам. директора по эксплуатации МУП «Автоколонна № 1456». — Это встает нам в довольно-таки большую копеечку. Если замена разбитого стекла стоит не одну тысячу, то убытки от простоя транспорта, который находится в ремонте, измеряются десятками тысяч рублей.

Да и культура поведения в общественном транспорте у череповчан сильно хромает. Пассажиры рвут сиденья или пачкают, проливая на них напитки, разрисовывают маркерами стены, лепят повсюду жевательные резинки, оставляют мусор — обертки от шоколадок, пустые пакеты из-под чипсов и т. п.

— На общественном транспорте ездят не какие-то особенные люди — ездят наши с вами дети, наши с вами родители, наши ровесники, друзья, знакомые и т. д. Как они воспитаны, так себя и ведут. Как нас мама с папой воспитали, такие мы и есть, — констатирует Илья Гребнев.

Костер на поле

Сталкиваться с порчей имущества нередко приходится и учреждениям образования, особенно учитывая, что таковой порчей можно смело считать и надписи либо рисунки на стенах. А уж заборам достается регулярно, да и на пришкольных стадионах не все всегда гладко.

В минувшем августе, например, ребята подожгли искусственное покрытие на стадионе школы № 20, недавно установленное в рамках городской программы. Нарушителей обнаружили сразу же, собственно, еще до того, как они успели покинуть стадион: на школьной территории есть видеокамеры и изображение в режиме реального времени поступает на пульт охраны. Словом, уйти от ответственности не так-то просто. Родители подростков выплатили сумму ущерба.

Ребята (среди них были и ученики этой школы) решили «просто развести костер» после того, как поиграли в футбол. То есть вполне вероятно, что злого умысла как такового у них не было.

— Я бы не стала здесь употреблять термин «вандализм», — говорит директор школы № 20 Анна Веселова, — но проблема действительно есть. Новый стадион активно используется людьми всех возрастов, и далеко не всегда соблюдается культура поведения. Кто-то, допустим, может повиснуть на сетке ворот и порвать ее. Очень сложно донести информацию о правилах пользования стадионом абсолютно до всех. К тому же дети есть дети.

Вообще подобные случаи психологи действительно обычно причисляют не к вандализму, а к «опасному детскому и подростковому экспериментированию без понимания и осознания последствий и нанесенного чужой собственности вреда».

Унитаз в сумке

Медучреждения тоже частенько страдают от любителей поломать и попортить вещи. Так, на только что покрашенных стенах готовящегося к открытию филиала поликлиники № 7 отпечатались четкие следы футбольного мяча. «Придется закрашивать», — со вздохом замечает главный врач поликлиники Павел Дмитриев. А это деньги — ведь надо купить материалы и оплатить дополнительную работу.

Самые любимые развлечения юных пациентов центрального офиса поликлиники № 7 — катание на шлагбауме на въезде во двор медучреждения, отчего тот то и дело приходится чинить, и гонки по диванчикам в коридоре второго этажа. Причем следы, которые четко отпечатываются на сиденьях, оставляют явно не малыши двух-трех лет, а вполне самостоятельные тинейджеры.
Бывают и курьезные случаи, впрочем, вполне подпадающие под определение «кража».

— Четыре года назад у нас свинтили и унесли из туалета бачок от унитаза. Мы долго недоумевали, все-таки бачок — вещь объемная и тяжелая. Видимо, с собой была большая сумка, а свинтить-то несложно, туалет запирается изнутри, — рассказывает Павел Дмитриев.

В областной клинической больнице № 2 нам показали подоконники на лестничных пролетах центрального корпуса, которые изрядно подпорчены пациентами и посетителями. Во-первых, это курильщики, которые просто тушат окурки о подоконники, притом что и права-то курить в больнице у них нет. Но за каждым пациентом, который с сигаретой тайком прошмыгнул на немноголюдную лестницу, медики уследить не в состоянии. Во-вторых, любители поговорить по телефону, глядя в окно, возможно, в задумчивости, а возможно, по глупости просто начинают расковыривать пластик подоконников. Сделать это не так-то просто, но что может остановить человека упорного?

Невесты верхом на диванах

— Мы вынуждены постоянно закрашивать надписи, которые оставляют череповчане на здании, так как отвечаем за его внешний вид, — рассказала начальник территориального отдела ЗАГС города Череповца Наталия Лазарева. — Очень частое нарушение — распитие спиртных напитков. Горожане откалывают что-то от фасада. Оторвали все водостоки. Обстреляли здание из пневматики. Рядом есть общественный туалет, но там нужно платить деньги, поэтому ходят под наши окна. К сожалению, вандалы «работают» и внутри. И это не случайные прохожие, которые шли ночью и зашли в здание, — это гости, которые приходят на регистрации брака! У нас жевательная резинка приклеена везде где можно, даже в зале торжеств на стульях и на колоннах. Бедные наши искусственные цветы превращают в мусорницы. Все, что можно украсть, все разворовывается: мыло кусковое, мыло жидкое, зеркала — не брезгуют ничем. У нас стоят хорошие диваны — девочки на них забираются на каблуках, все изодрали.

— Как вы боретесь с такими, так и подмывает сказать, паразитами? У вас есть видеонаблюдение?

— Своих видеокамер у нас нет, две видеокамеры установлены на зданиях Филармонического собрания и университета. Постоянно вынуждены вызывать полицию. Иногда даже возбуждаются дела, как в случае со стрельбой по нашему зданию. Конечно, если удается обнаружить нарушителя, делаем замечания, объясняем, что это государственное имущество, которое граждане обязаны беречь. Это вопрос воспитания в первую очередь! Как мы можем перевоспитать девушку, которая, придя к подружке на регистрацию брака, сидит на спинке дивана, поставив на сиденье ноги?! Мы запустили образовательный проект «Правовая грамотность населения», к нам приходят учащиеся, мы рассказываем им о нашем здании, которое является историческим, говорим о культуре поведения, объясняем, как нужно вести себя в государственных учреждениях. Возможно, уроки правовой грамотности должны проводиться в школах.

Откуда тяга к разрушениям?

С таким вопросом мы обратились к кандидату психологических наук практикующему психологу Александру Викулову. Есть несколько определений вандализма, и согласно одному из них вандализм — это агрессия против чего-либо: например, против какого-либо имущества, которое «агрессору» не принадлежит. За такой агрессией, как правило, стоят человеческие отношения.

— В данной ситуации есть два вида агрессии, — объясняет Александр Владимирович. — Первый — это спонтанная агрессия, накапливающаяся постепенно, мелочь за мелочью: проблемы на работе, сложности в общении с кем-то, чувство дискомфорта из-за того, что человек, скажем, интроверт и ему не дают спокойно побыть в одиночестве, и так далее. Таких мелочей могут быть сотни, и в какой-то момент происходит спонтанная разрядка через разрушение чего-либо.

Этой спонтанной энергии особенно много у некоторых детей и подростков. Разрядить ее мирно можно через интенсивные занятия физкультурой или спортом, любые энергичные движения. У взрослых разрядкой тоже может стать физическая активность — допустим, игра в футбол или баня, сауна и т. д.
Второй вид — это травматичная агрессия: когда, с точки зрения самого человека (не всегда соответствующей истине), ему кто-то конкретный специально нанес урон — оскорбил, унизил и тому подобное. Эта агрессия может быть направлена как на одного человека, так и на группу людей, организацию и т. д. И тогда вандализм направлен на предметы частной собственности этого «оскорбителя» — человека или целой группы.
— Имеет ли значение время года? Некоторые отмечают, что «обострение» вандализма наблюдается весной и осенью.

— Да, время года играет не последнюю роль. В наших широтах природа осенью резко перестраивается, а человек — часть природы. Осенью уже, а весной еще мало солнечных дней, чистые цвета (красный, зеленый, синий, желтый) угасают, становится больше смешанных и темных цветов. Все это, если нет компенсаторов, ухудшает психологическое состояние.

Елена Бжания, Алина Волкова, Анна Савина, Елена Колядина, Татьяна Васнецова