14-летняя череповчанка стала бомжом при живых родителях

В редакцию газеты «Речь» в августе этого года пришла 58-летняя череповчанка и попросила о помощи: «Живу с внучкой на 8 000 рублей в месяц...» В декабре точку в этой истории поставил суд, защитивший девочку, у которой живы мама и папа...

Детей поделили

Ирина Кирилловна Солодова (данные семьи изменены в интересах несовершеннолетнего ребенка — авт.) вернулась в Череповец пять лет назад из Бабаевского района, где жила вместе с мужем, двумя дочками и внучкой.

— Я когда-то жила и работала в Череповце, но потом с мужем приняли решение уехать к нему в деревню, — рассказывает Ирина Кирилловна. — Когда муж умер, мы вернулись в Череповец, где осталась комната в общежитии. Моей внучке Алине было восемь лет, а младшей дочке 15.

У Ирины Кирилловны трое детей, и если дочки радуют внуками и помогают маме, то отношения с сыном не заладились давно.

— Игорь всегда любил большие компании, — вздыхает пенсионерка. — Женился, а невестка Алена сама любительница выпить и погулять. Родили сперва внучку Наташу, а спустя четыре года родилась Алина.

Когда Алине было два месяца, оформили развод и поделили детей: 4-летняя Наташа осталась с мамой, а двухмесячная Алина досталась отцу... Так девочка оказалась на руках у бабушки. Алине на тот момент не были сделаны прививки, и она имела ряд проблем со здоровьем. Свое первое слово — «мама» — девочка сказала бабушке.

— По пьянке сын сел в тюрьму, потом был осужден второй раз, — рассказывает Ирина Кирилловна. — Подробностей я не знаю, но по соседним деревням ходили страшные слухи... Невестка уехала в соседний поселок вместе со старшей внучкой. И мать за десять лет раза два видела Алинку, да и то случайно в магазине. Очень жалею, что не смогла забрать и старшую внучку, Наташу, но двоих я бы не вытянула: дочки еще маленькие тогда были. А сейчас Наташе 18 лет и у нее уже двое детей, образования нет...

Сирота — не сирота

Три года назад Ирина Кирилловна вышла на пенсию (работала уборщицей на заводе). После этого старалась хвататься за любую подработку: денег ей и Алине не хватало даже на продукты.

— Пенсионерам сложно куда-то устроиться, — вздыхает Ирина Кирилловна. — Обратилась в соцзащиту за помощью для Алины, хотя бы чтобы в школу ее собрать. Отказали, говорят: «Родители живы — не положено». А я по документам никто.

Ирину Кирилловну хорошо знают в школе, где Алина учится на четыре и пять. Маму учителя никогда не видели, папу видели два раза: его привела сама Ирина Кирилловна — оформить бесплатное питание для девочки.

— Сын живет в Череповце, — рассказывает пенсионерка. — У него новая семья, родил еще одну внучку. Жена сына категорически против Алины, и сын никогда не помогал нам. Работы постоянной у него нет, часто пьет. Я несколько раз пыталась добиться от него хотя бы городской прописки для девочки — они с женой купили жилье на материнский капитал, но и тут отказали. А прописать Алинку в свою комнату я не могу: по закону положено к родителям прописывать.

Обращаться в органы опеки и попечительства Ирина Кирилловна боялась, и на то были причины. Во-первых, ее жилплощадь и доходы слишком малы для воспитания ребенка плюс возраст. Во-вторых, сын часто угрожал матери: «Только пожалуйся на меня из-за Альки, и я ее себе заберу, а потом в детдом сдам, и ты ее уже забрать не сможешь».

В 14 лет Алине предстояло получить паспорт...

— Алина прописана в доме своей матери в Бабаевском районе, — поясняет бабушка. — Но у меня не было средств, даже чтобы доехать до деревни вместе с ней и подать документы. Выкручивались как могли, в итоге Алина получила паспорт без прописки в Череповце. А еще и соседи поговаривают, что от того дома под Бабаевом остался один фундамент. Выходит, 14-летняя девочка — бомж!

Даже суд удивился

Для решения этой проблемы журналисты «Речи» и семья Солодовых обратились к депутату Законодательного собрания области, председателю постоянного комитета по социальной защите Геннадию Малышеву. Благодаря его поддержке были собраны все необходимые документы для суда, целью которого было ограничение родительских прав отца и матери девочки, чтобы бабушка смогла стать опекуном Алины. С бесплатным адвокатом семье помог проект «Дорога к дому».

37-летнюю Алену Солодову — мать девочки — с большим трудом, но разыскали в Бабаевском районе. На суд она приехала в Череповец вместе со старшей дочкой, 18-летней Наташей, и ее трехлетним сынишкой, еще один малыш остался ждать их дома. Алина впервые за 10 лет увидела маму, которая прошла мимо, опустив глаза, и даже не сделала попытки поговорить с младшей дочкой. На судебном заседании мать сказала сразу:

— От дочки отказываюсь, она мне чужая. Ее воспитала бабушка. Алименты смогу платить, когда буду работать.

Суд и все присутствовавшие были удивлены. После заседания обе сестренки долго обнимались, но с мамой Алина общаться не захотела.

Отец против!

А вот решить вопрос с папой так быстро не удалось: на первое заседание он не явился, получать повестку на второе судебное заседание отказался. И до суда от горе-отца и его супруги на Ирину Кирилловну с Алиной вылилось немало оскорблений и угроз. Отец стал требовать совместного проживания с дочкой, при этом его супруга заявляла: «Игорь ей не отец! Пусть ДНК делают! Не будем платить алименты!»

— Мне на эти ДНК наплевать, — твердит Ирина Кирилловна. — Алина — моя девочка, моя дочка, моя внучка, мой ребенок. Я ее никому не отдам.

Страх, что Алину могут забрать в детдом из родной семьи, не давал спокойно спать ни бабушке, ни девочке, ни ее тетям.

Суд сделал запросы и выяснил, что Игорь Солодов состоит на учете в наркологическом диспансере как алкоголик, а первый срок он получил за попытку изнасилования 14-летней девочки... Алина четко ответила на вопрос судьи: «Нет у меня родителей. Жить хочу с бабушкой, которая мне мама». В итоге отец был ограничен на полгода в родительских правах, мать лишена родительских прав и оба экс-супруга обязаны платить алименты. А Ирина Кирилловна оформляет документы, чтобы стать опекуном внучки-дочки. Государство обещает материально помочь семье: теперь основания есть. Ирина Кирилловна и Алина Солодовы от всей души благодарят депутата Геннадия Малышева и работников проекта «Дорога к дому» за поддержку. Алина мечтает стать журналистом или кондитером:

— Но самая большая мечта — чтобы моя мама-бабушка была здорова!

Полина Удовиченко