Александр Чернов: «Семья Верещагиных — это важнейший символический ресурс нашего региона» (ИНТЕРВЬЮ)

Об актуальности Верещагинских дней, важности литературы и современной молодежи рассказал в интервью директор Гуманитарного института ЧГУ Александр Чернов.

— В преддверии дня города в Череповце традиционно проходят Верещагинские дни. Насколько эта тема актуальная для нынешней молодежи?

— Семья Верещагиных – это важнейший символический ресурс нашего региона. Василий Верещигин – это художник мировой величины, спора об этом нет. Его наследие приобретает актуальность в нынешнее время из-за нарастания актуальности проблемы, связанной с войной. Война и мир и все, что с этим связано — изображения, восприятие — неожиданно становится актуально. Актуально ли для школьников? Да, мы должны констатировать, что все большее количество молодежи интересуется и искусством, и культурным наследием. Мы это видим по своим олимпиадам, по своему Верещагинскому проекту, который проводим для школьников области уже пятый год.  Другое дело, что называть Верещагиных изученными персонажами – и Василия Васильевича, и Николая Васильевича — это совершенно не так. Мы многого не знаем. Огромная часть наследия не освоена. У нас есть возможность выстроить вокруг Верещагиных культурное пространство совершенно уникальное, особое, которое будет выделять наш город, наш регион на российском и мировом пространстве.

— Заканчивается Год литературы. Вопрос к вам как к филологу. Каким был этот год? Нужно ли настолько акцентировать на этом внимание?

— Безусловно, да. Год литературы для меня был важен, как и предыдущий Год истории, своим заявлением, пусть декларативным во многом, важности отечественной словесности. Это важнейшая составляющая нашей жизни. Люди начинают меньше читать. Причем большое заблуждение, что это касается молодежи. Меньше читают люди среднего возраста. Это показывают исследования. То, что в школах вернули сочинение, возвращается обращение к современной литературе, не может не радовать. Потому что литература — это форма бытия национального сознания. В этих образах, в этих текстах оно присутствует.

Ситуация с литературой у нас сложная. Об этом много можно говорить. Есть версии, что большая литература умерла, большие стили закончились, и сегодня оптимальны форматы социальных сетей, чуть больше 140 символов. Но при всем при том появляются замечательные произведения. Не может не радовать и скорость, с которой у нас появляются переводные произведения западных авторов. С отечественной литературой тоже все сложно. Мы не можем сейчас говорить о каких-то мейнстримах, звездах. Как говорят маркетологи, есть три автора, которые «взрывают» рынок. Это Акунин, Пелевин и Сорокин.

— Гуманитарный институт готовит журналистов. Расскажите, кого вы сейчас готовите: журналистов, пропагандистов или пиарщиков в большей степени.

— Отвечаю на этот вопрос и себе, и постоянно участвую в дискуссиях с профессионалами. Скажу, что мы сейчас готовим качественных медиаспециалистов. Как он себя будет реализовывать в этом отношении — пойдет ли он в сферу идеологическую, сферу контента, будет ли заниматься технологиями… Мы должны подготовить, как мы это видим, медиаспециалиста, который прямо со студенческой скамьи может войти в дело, может найти себя в медийном пространстве. Нет такой специальности сегодня, которая не имела бы своего медийного воплощения. Меняется и содержание образования. У нас есть прикладной бакалавриат по журналистике, у нас есть и магистратура, где мы занимаемся немного другими вещами. Прикладной бакалавриат предполагает, что мы учим базовым техникам, базовым навыкам: писать, снимать, монтировать, записывать, работать в том режиме, в каком работают реальные журналисты – с утра до вечера, несмотря на свои желания. Те, кто проходят нашу школу, отмечают преподаватели, это ребята исполнительные, они умеют работать.