Начинаем готовиться к зиме с... обуви

В рамках новой рубрики «Голоса Череповца» будет рассказывать об услугах, в которых мы нуждаемся в повседневной жизни, и узнавать секреты умельцев разных профессий. Первую тему подсказала погода, напомнившая, что пора готовиться к зиме. Многие заглянули в шкафы, где хранится зимняя обувь, чтобы провести ревизию, и привычно вздохнули. На этих сапогах набойка потеряна еще в феврале, на любимом ботильоне не застегивается молния, а у левого мужниного ботинка отклеилась подошва... Что делать? Правильно, спуститься в полуподвальные помещения, ведь большинство мастерских по ремонту обуви располагаются именно там. Туда отправилась и я. И набойки починю, и получу полезную информацию для читателей новой рубрики «Городские услуги».

Подошва на скрепках

Армянин Ашот Саргасян в обувной сфере трудится без малого 40 лет. Половину из них — в Череповце. У себя на родине Ашот был производственником. «Мастером по затяжке обуви, новую обувь собирал, — пояснил мой собеседник. — А здесь только ремонтом занимаюсь».

В распорядке дня мастера по ремонту обуви значится несколько основных пунктов: замена износившихся набоек, латание прохудившейся подошвы и замена вышедшей из строя молнии (как на обуви, так и на сумках).

Постоянными клиентами сапожников во все времена были дамы. Не изменилась ситуация и сейчас. Иногда заглядывают в мастерскую и мужчины, но чаще всего не с целью сдать свои ботинки, а забрать сапоги жены.

— Обувь сейчас, если честно, преимущественно некачественную делают, — сетует Ашот Саргасян. — Бывает, человек подает ботинок, а подошва отклеилась целиком.

Наметанный глаз бывшего производственника видит, что обувь изначально была неправильно пошита. «Надо подошву на клей хороший посадить, а они на скрепках бумажных иной раз держатся, — возмущен Ашот. — Но это если о дешевой китайской обуви говорить, ее на один сезон дай бог хватит».

Мастер рассказал, что клиент может выбрать материал для набоек по своему усмотрению: «Кто-то просит полиуретановые поставить, другие отдают предпочтение резиновым набойкам. Я использую в работе ярославскую резину хорошей марки, она крепкая. Если в ремонте нуждается обувь на тонкой шпильке, то можно и металлическую набойку поставить».

Самоучка

В мастерской на улице Металлургов трудится Александр Африканов. Он не только ремонтирует, но и сам шьет обувь. Мастер называет себя не сапожником, а обувщиком, а разница здесь, как выяснилось, большая.

— Обувщик — это тот, кто может и шить обувь, и ремонтировать ее. А сапожник только ремонтирует, — поясняет Александр Васильевич.

Получить первый опыт кройки и шитья мужчину заставила личная нужда. Дело было в то время, когда Александр Африканов работал в школе учителем физкультуры. А труды в той же школе преподавала женщина, до этого трудившаяся на детской обувной фабрике.

— Я в ту пору активно занимался спортивной ходьбой, — вспоминает Александр Васильевич. — Но тогда профессиональной обуви для этого вида спорта еще и в природе не было (улыбается). И мы с коллегой своими руками переделали «шиповки» на «ходовки». Проще говоря, были кроссовки с шипами на подошве для бега на короткие дистанции, мы шипы убрали, и получилась удобная легкая обувь для ходьбы. А потом, когда переделанные кроссовки совсем износились, мы решили придумать что-то новое, оригинальное. Распороли их, обвели контуры, сделав свои первые выкройки. Так и начали самодельную обувь потихоньку изготавливать для занятий спортом.

Стерлись каблуки

В ремонте обуви Александр Африканов работает последние пять лет. Зарплату в этой сфере стабильной не назовешь. В сезон, когда идет наплыв клиентов, можно и 40 тысяч рублей выручить, и даже больше. А в следующие месяцы и 20 не заработать. Есть и обязательные траты — на аренду помещения и закупку материалов для ремонта.

Летом выручка снижается. Люди уходят в отпуска, о том, чтобы загодя отремонтировать осеннюю или зимнюю обувь, и не помышляют.

Кстати, по внешнему виду сдаваемых в починку сапожек и ботинок можно определить характер их хозяйки или хозяина. Кто-то очень бережно относится к своей обуви и, едва только что-то нуждается в ремонте, сразу идет в мастерскую. Такие люди, как правило, ухаживают за сапогами или туфлями и по окончании сезона своевременно приводят их в порядок и убирают в шкаф до следующей зимы или лета. Другая категория — люди занятые или небрежные. Они идут к мастеру, когда понимают, что дальше ходить в этой обуви просто невозможно.

— В этом случае мне на стол попадают сапоги, на которых не то что не осталось набоек, но и каблуки уже на треть стерты, — говорит Александр Васильевич. — Приходится сначала выровнять каблуки, посмотреть, чтобы они были одинаковы по высоте, иначе человек будет хромать. И только потом берусь за набойки.

Или еще бывает, что каблуки сильно ободраны. Чтобы вернуть им товарный вид, я их подкрашиваю.

Пакуем на зиму

Процесс замены набоек выглядит следующим образом. Сначала мастер снимает старые набойки (кстати, важно, чтобы обувь была вымыта и просушена). Затем из большого куска резины или полиуретана вырезается квадратик/прямоугольник нужного размера. Он подгоняется под размер каблука, приклеивается на хороший обувной клей. После просушки клея набойка обтачивается, чтобы по форме она идеально совпадала с каблуком, и закрепляется гвоздиками. Работа по замене небольших набоек (допустим, на шпильки) занимает у мастера 15 минут. Если размер большой, может уйти и до часу времени.

Мы попросили обувщиков дать несколько советов по хранению обуви. К примеру, сейчас мы отремонтировали зимнюю обувь, демисезонную можно убрать до весны. Так вот, профессионалы рекомендуют сразу же привести ее в порядок. Вымыть, просушить, при необходимости отремонтировать. Внутрь нужно напихать бумагу или тряпки либо использовать специальные обувные приспособления. Это необходимо для того, чтобы обувь сохранила свою форму. Кожаные сапоги или ботинки можно смазать специальным обувным воском.

Марина Алексеева