35media.ruО людях, которые помогают сохранить память о войне

О людях, которые помогают сохранить память о войне

Сегодня мы публикуем список погибших солдат-вологжан, чьи останки были обнаружены в Ленинградской области и чьи родственники до сих пор не найдены. Мы хотим рассказать нашим читателям о поисковиках, о людях, которые помогают сохранить память о войне.

Для чего нужен поиск

— Меня много раз спрашивали, почему я занимаюсь поиском, — говорит Александр Метелкин, командир Вологодского объединения поисковиков. — Ответов у меня два: пафосный и простой. Какой хотите?

— Конечно простой, — киваю я.

— Два моих деда пропали на Великой Отечественной войне без вести. Если их никто не будет искать, то я, следовательно, никогда не узнаю, где они лежат. И кто-то найдет моих родственников, а я, значит, должен помогать другим людям искать их дедов.

Метелкин в поисковом движении почти 16 лет, с 2000 года. Сейчас Вологодское объединение поисковиков насчитывает около 150 человек, среди них даже студенты и школьники. Почему люди приходят в поиск?

— Все по-разному, — отвечает Метелкин. — Кто-то хочет найти своих родных, других привлекает романтика.

Наверное, это очень сильное чувство — когда протыкаешь землю щупом и он упирается во что-то твердое. Это твердое может оказаться камнем, может — человеческой костью, а может — медальоном. По этим смертным медальонам — капсулам с именами, которые каждый военнослужащий носил на шее, — и опознают солдат.

Весной поисковики работали на традиционной Вахте Памяти — она проходила в деревне Вороново Кировского района Ленинградской области. Александр Метелкин рассказывает, как нашли медаль «За боевые заслуги» и вещи, принадлежавшие солдату Дмитрию Вилкину, разведчику 286-й стрелковой дивизии. А в июле медаль передали его внуку — он живет в деревне близ города Лодейное Поле. На это событие собрались все жители деревни. «Солдата продолжают ждать дома и надеются, что когда-нибудь он вернется с войны», — считает Александр Метелкин.

— А какие находки для вас были самыми важными за эти 16 лет?

— В 2002 году я нашел медальон Алексея Адикашвили. Много лет мы искали его родственников. И только в 2008 году нашли, в Грузии. Почему важно? Это был путь, который я от начала до конца прошел сам. Редко бывает, что поисковик находит медальон, а затем сам разыскивает родственников. Это все-таки коллективная работа. Еще я очень хотел найти медаль, чтобы по ней опознать погибшего бойца. Так получилось: моя дочь нашла бойца, а жена — медаль, которой был награжден этот человек.

«Понял, что поиск — это мое»

Таблицу с именами погибших в Ленинградской области вологжан нам предоставил Роман Голубев — раньше он жил в Череповце, затем переехал в Санкт-Петербург, где вступил в поисковый отряд «Невский пятачок». Роман хочет подготовить список всех погибших вологжан (не только обнаруженных под Ленинградом) и обратиться через газету к жителям области — быть может, они узнают своих родственников.

С Романом мы разговаривали в пятницу утром. А после обеда он упаковал рюкзак и поехал на очередной поиск в окрестности Санкт-Петербурга.

— Мне всегда было очень интересно изучать историю Вологодской области, в том числе и все события, связанные с Великой Отечественной войной, на территории нашей области, — рассказал Роман. — Также я знал, что по всей стране существуют поисковые отряды, занимающиеся поиском останков погибших бойцов и увековечиванием их памяти. Всегда хотел присоединиться к ним. И вот однажды я узнал, что в Череповце при бывшем Доме пионеров есть поисковый отряд «Исток». В его составе оказались и мои знакомые, так я впервые попал на Вахту Памяти. Это было осенью 2011 года, проходила она в Беларуси под городом Витебском, на местах проведения операции «Багратион». Именно там я впервые познакомился с поисковиками, увидел, что такое Вахта Памяти, оказался непосредственно на месте когда-то гремевших ожесточенных боев. Тогда я понял окончательно, что поиск — это мое. Одно дело читать о тех событиях сидя дома, и совершенно другие ощущения, когда ходишь среди полузасыпанных окопов и траншей, прикасаешься к предметам того времени. Это непередаваемые ощущения. Ты как будто воспользовался машиной времени и очутился в прошлом. На той вахте всего было поднято более ста бойцов, и лишь один боец оказался со смертным медальоном, и нашла его девушка из Череповца, Алена Смирнова. Имя этого бойца удалось установить в тот же день. Это большая редкость и удача. С каждым годом это становится делать все сложнее, время берет свое. Затем, вернувшись из Беларуси домой, я как-то помогал своему деду по хозяйству и между делом рассказывал ему, как съездил на раскопки в Беларусь. Выслушав меня, он сказал, что в 1943 году, когда он был еще ребенком, рядом с нашей деревней Царево упал в лес какой-то военный самолет. Так начались мои поиски разбившегося недалеко от Ботова штурмовика Ил-2, который мы поднимали вместе с Вологодским поисковым отрядом.

Роман рассказал, как находят родственников бойцов. Иногда это происходит случайно. В 2004 году на Невском пятачке в числе других подняли останки Виктора Васильевича Середнева. В этом году на своей странице в соцсети Роман опубликовал список найденных бойцов. Ему ответил Сергей Павлов, оператор «Канала 12», который тоже участвует в поисковых работах, он написал, что знает Алену Середневу. Алена оказалась правнучкой погибшего солдата.

Самолет

— О том, как поднимали самолет из Тешемлевского болота, можно написать целую книгу, — говорит Александр Метелкин.

Два самолета Пе-2 в 1943 году вылетели из Казани на фронт и столкнулись в воздухе. Они упали в болото. Погибли все летчики. Имена двух из них удалось установить.

— Иван Федорович Попов оказался уроженцем нашей области, — продолжает Метелкин. — Вообще вологодские поисковики еще не находили своих земляков, вологжан. А это был первый вологжанин, да еще и нашли его мы в Вологодской области!

Когда Александр Метелкин говорит журналистам о самолете Пе-2, он все время использует словосочетание «растворились в войне». Это о тех шестерых летчиках, имена которых установить не удалось. Они выбыли из летного училища, их личные дела находились в самолетах. Поэтому их нет в списках прибывших на фронт, и в потери их тоже не записали.

Обычно поисковики работают щупом — это металлический прут с цилиндрической ручкой. Но на работы в Бабаевском районе, где лежит самолет, привлекали более сложную технику — георадары, глубинные щупы. Ныряли в водолазном снаряжении на глубину 8 метров.

Зима для поисковиков — время архивной работы. А за это лето члены вологодского объединения привезли с поисковых р��бот на местах Волховского фронта 25 находок. Семерых погибших удалось идентифицировать. 36 бойцов нашли весной под Ленинградом, на Вахте Памяти «Вороново-2015».

Алена Сеничева