Череповчане спиливают ограждение на опасном участке железной дороги, чтобы было «удобнее»

На участках путей в округе Череповца в этом году зафиксировано уже пять смертельных случаев. Самому старшему из погибших было 45 лет. Чаще всего трагедии случаются из-за неосторожности самих пешеходов, пренебрегающих своей безопасностью. Они переходят пути в неположенных местах либо шагают вдоль дороги в наушниках. Лидеры в печальной статистике — зареченская платформа в Череповце и станция Шексна. На ней корреспонденты «Голоса...» пообщались с путейцами, чтобы узнать их мнение насчет участившихся смертельных случаев на железной дороге.

Спиной к поезду

На станции Шексна в недавнем прошлом поставили металлический забор для ограждения участка железной дороги. А в 2016-м планируют оборудовать два специализированных пешеходных перехода. Проходимость здесь высокая, случаются и трагедии. В начале нынешнего года смертельные травмы на этих путях получил молодой человек.

— Он пару дней как вернулся из армии. Шел по колее пути спиной к приближающемуся поезду. На звуковые сигналы машиниста никак не отреагировал. Предотвратить наезд не удалось. Парень скончался в реанимации Шекснинской ЦРБ, — рассказывает, пока мы проезжаем на машине опасный участок железной дороги, Михаил Гридчин, главный инженер Череповецкой дистанции путей и сообщений.

В его ведении — железнодорожный путь, полоса отвода, стрелочные переводы от Кошты до Вологды. Начинал работать 16 лет назад монтером пути. В те времена, как он вспоминает, раз в неделю железнодорожники вместе с сотрудниками линейной милиции совершали рейды на мотовозе. Погибших на путях было очень много.

— Такая же участь, как и молодого человека в Шексне, в этом году постигла 45-летнего мужчину в районе зареченской платформы, — продолжает мой собеседник. — Он тоже шел спиной к поезду. А вот в остальных трех случаях жертвы транспортного происшествия были обнаружены локомотивными бригадами и монтерами уже без признаков жизни. Определить, каким именно составом и при каких обстоятельствах был совершен наезд, так и не удалось.

— Почему не остановился тот поезд, что совершил наезд? — уточняю я у инженера.

— Машинист видит только то, что находится впереди на путях, — отвечает Михаил Владимирович. — А в этих случаях необязательно, что удар был локомотивом, может, вагоном зацепило или поручнем. Когда наливные бочки идут с большой скоростью и общий их вес под 60 тысяч тонн, человека и вовсе может затянуть под поезд. К путям вообще ближе чем на три метра нельзя подходить.

Черный ящик

Подъехав к самой станции, мы выходим из машины и направляемся к стоящему мотовозу. Это небольшой локомотив, который используется для хозобслуживания путей. В кабине нас встречает Александр Гневышев. На ж/д транспорте он работает семь лет, из них два последних года — машинистом. Самым оживленным участком пути, на его взгляд, является зареченская платформа. Там больше всего людей пересекает пути.

— В таких опасных местах мы стараемся заранее подавать сигналы, — говорит Александр. — Но бывает, что люди на них не реагируют. Видят приближающийся поезд и стараются успеть перебежать. На моих сменах, к счастью, не случалось ЧП.

— У вас есть какие-то приборы для обеспечения безопасности? — оглядывая кабину, спрашиваю у машиниста.

— Есть система безопасности КЛУБ-УП, — показывает он на небольшой аппарат, на дисплее которого высвечиваются цифры. — Это своего рода черный ящик. Он фиксирует все параметры нашего хода: с какой скоростью следуем, как пользуемся тормозами. В случае несчастных случаев на дороге эти данные используются для проверки нашей работы.

К машинистам, к слову, есть особые требования. Первая категория здоровья, эмоциональная устойчивость, готовность к экстренным действиям и быстрым решениям. Причем машинист и его помощник подбираются в пару исходя из психологической совместимости. В том числе это необходимо во избежание конфликтов между ними в дороге. Чтобы стать машинистом, нужно сначала поработать помощником, а затем уже пройти обучение. Обязательное условие работы — смена должна длиться не более, а отдых не менее 12 часов.

Но как бы тщательно ни подбирался состав локомотивной бригады, в случае наезда на человека, пусть и не по вине машиниста, психологического стресса все же не миновать.

Опасное селфи

Тормозной путь двигающегося поезда составляет порядка 400 метров, затормозить тяжеловесную технику гораздо сложнее, чем автомобиль. Напряжение в контактной сети на железной дороге 27 тысяч вольт. Если человек получит такой удар, то «сгорит» за 5 — 7 минут. Однако это не останавливает людей, особенно подростков. Их излюбленное развлечение — прокатиться на вагоне и сделать селфи. Адреналин, уважение среди ровесников, эффектный кадр — вот ради чего на необдуманный поступок идет подросток. И все это оборачивается опять же трагедией. В Череповце такой случай был: девочка, поднявшаяся для эффектного кадра на цистерну, попала под напряжение и погибла на месте.

На путях, проходящих по мосту на стыке Индустриального и Заягорбского районов, подростки еще и знаки ломают с завидной регулярностью. Кстати, на этом участке тоже очень большое количество переходящих дорогу людей. Однако движение поездов там редкое, да и скорость разрешена не более 25 км/ч. А вот на переезде, через который идут череповчане на кладбище № 2, составы ходят через каждые 10 минут. За счет РЖД там установили ограждение и оборудовали пешеходные переходы со звуковой и световой сигнализацией.

— Но снять проблему не удалось, — констатирует главный инженер Михаил Гридчин. — Люди продолжают ходить по старинке, на звук и свет светофора не реагируют. А случалось даже, что горожане листы металлические из забора выпиливали. Мол, зачем забор поставили, нам ходить неудобно. Мы с сотрудниками линейной полиции стояли на этом участке, раздавали листовки информационные, объясняли пешеходам меры безопасности. Но все бесполезно. Я уже не знаю, что сделать, чтобы люди не создавали угрозу ни для себя, ни для подвижного состава. Жизнь — это все-таки самое ценное, что у нас есть.

Елена Молчанова