«Медлить — значит хоронить»: череповчанка Анна Афоничева рассказала о работе инфоргом в поисково-спасательном отряде «ЛизаАлерт»

Копировать ссылку
На счету этой хрупкой девушки около трех сотен поисков. Чем занимается инфорг в отряде и какую ошибку часто совершают родители пропавших детей? Об этом и многом другом Анна рассказала в беседе с журналистом «Голоса Череповца».

«Однажды я пять часов была на связи с мамой пропавшего ребенка. На тот момент я уже знала, что он погиб, но не могла об этом сказать ей: женщина была за рулем. Я боялась, что она совершит непоправимое. Это были одни из самых сложных часов в моей волонтерской деятельности», — вспоминает Анна Афоничева.

С Анной Афоничевой журналисты встретились на тропе здоровья, чтобы разговаривать о поисках пропавших в лесу людей в максимально приближенных к теме условиях. Под шелест листьев Анна рассказывает о себе. Ей 23 года. Отчим — военный, поэтому в школьные годы семья часто переезжала. Родилась Анна в поселке Никель Мурманской области, школу окончила в Карелии, а студенткой вуза стала в Смоленске, откуда и перевелась в ВИПЭ в Вологду, а жить стала в Череповце, где недавно вышла замуж.

«В Смоленске шли поиски пропавшего мальчика Влада Бахова — нашумевшая история. Я увидела ориентировку и пришла в местный поисковый отряд „Сальвар“. Зарегистрировалась на сайте, приехала на свой первый поиск, — вспоминает Анна Афоничева. — Год была поисковиком, потом перебралась в Вологодскую область, а здесь как раз создавался отряд „ЛизаАлерт“. В Смоленске мы уже работали с волонтерами этого отряда, мне понравилось».

Приход в «ЛизаАлерт» совпал с переездом, времени выезжать на поиски на местности у девушки не было, и она попробовала себя в роли инфорга. Полгода Анна стажировалась в федеральной группе информационных координаторов и пошла по стопам своего куратора, взяв на себя информационное сопровождение поисков пропавших детей в возрасте от 0 до 11 лет.

«Как правило, дети этого возраста, в отличие от подростков, не уходят из дома, а именно теряются, — делится опытом Анна. — За все время, что я в отряде, выступала в роли инфорга по поиску около 300 пропавших детей из разных регионов России».

В вологодском отряде «ЛизаАлерт» около 300 человек, 50 человек регулярно выезжают на поиски. фото: предоставлено Анной Афоничевой
В вологодском отряде «ЛизаАлерт» около 300 человек, 50 человек регулярно выезжают на поиски. фото: предоставлено Анной Афоничевой 

Поисково-спасательный отряд «ЛизаАлерт» — это четко структурированный механизм, где каждый выполняет свои задачи. Заявка от родственников пропавшего поступает в руки инфоргов. Они сами или с помощью «группы прозвона» созваниваются с авторами заявки, чтобы уточнить подробности, нужные для составления ориентировки и выстраивания стратегии поиска. После этого инфорги связываются с правоохранительными органами, с которыми работают в тесном контакте. Дальше следует череда звонков с помощью «группы коротких прозвонов» в медицинские учреждения, чтобы выяснить, не поступал ли к ним пропавший человек.

Если необходимы активные поиски на месте, инфорги связываются с координаторами на предмет их готовности к выезду. Инфогруппа готовит для поисковиков комплект карт — в электронном формате картограф заливает их в навигаторы (волонтеры работают с картами местности, на которые нанесена виртуальная сетка, это упрощает ориентирование). Есть волонтеры, которые выступают в роли регистраторов: они фиксируют всех прибывших и убывших волонтеров на поисках, отвечает за выдачу оборудования (рации, компасы, фонари и т. д.).

На горячую линию отряда поступают звонки — их принимают добровольцы-операторы, а обрабатывают инфорги.

«Сколько звонков делает инфорг — считать бессмысленно. Мы на связи 24 на 7. Нам ведь часто звонят даже экстрасенсы. Правда, за все время существования отряда ни разу не было такого, чтобы они помогли в поисках. Инфорг работает удаленно, поэтому я, к примеру, часто веду поиски по другим регионам, — объясняет Анна. — Сейчас я являюсь старшим информационным координатором по Архангельской области, в федеральной инфогруппе беру поиски детей»

23-летняя Анна Афоничева — информационный координатор ПСО «Лиза Алерт». фото: Анна Камышева
23-летняя Анна Афоничева — информационный координатор ПСО «Лиза Алерт». фото: Анна Камышева  

«У нас был поиск, когда мама отвлеклась буквально на 30 секунд на улице, а ребенок пропал. Часто в комментариях люди пишут, мол, все понятно, семья неблагополучная. Это вообще не так. Я искала детей даже на Рублёвке! У меня еще нет своих детей, но, как старший ребенок в многодетной семье, я знаю, как это может произойти. Маленьких детей вообще нельзя оставлять без присмотра. И за ребенком школьного возраста нужен присмотр. Даже если он знает маршрут от школы до дома, договоритесь, чтобы он сразу отзванивался или писал вам, что добрался до пункта назначения. Если прошло полчаса от оговоренного времени, а ребенок не вернулся домой из школы, на телефон не отвечает — начинайте бить в колокола!»

Анна объясняет, что многие родители совершают одну ошибку — начинают искать ребенка сами, теряют время. Многие медлят с обращением в полицию (а вдруг привлекут за вызов, который окажется ложным?), стесняются побеспокоить волонтеров.

«Пожалуйста, укажите, что нет никакого правила трех суток! Заявление в полиции у вас примут. Я часто выхожу на родительские собрания, общаюсь с мамами и папами. Многие говорят, мол, неудобно — волонтеры сорвутся, начнут поиски, а родители сами найдут ребенка. Но как же я люблю, когда „падает“ вызов на поиск пропавшего ребенка, а через пять минут звонит его мама и сообщает: „Нашли!“ Поверьте, я не думаю: „Ну вот, не дали нам поискать!“ — признается Анна. — Из-за этих предубеждений заявка поступает к нам лишь в 22 часа и позже. А это значит, что мы не можем незамедлительно посмотреть уличные камеры, прозвонить свидетелей, зайти в торговые центры, чтобы проверить наличие ребёнка там и показать ориентировку. Мы можем только ходить ногами по улицам — и то с фонарями. Ребенку небезопасно одному в городе в позднее время суток, поэтому в наших общих интересах начать и закончить поиск раньше наступления темноты. Есть у нас в отряде такой лозунг: „Медлить — значит хоронить“. И это не просто слова, это опыт многих поисков, начавшихся, к сожалению, слишком поздно…»

Волонтеры всегда ищут живых людей, даже если с момента пропажи человека прошло много времени. И иногда происходят случаи, которые иначе как чудом не назвать. Так, во Владимирской области пропавшего 9-летнего мальчика нашли живым на… второй месяц поисков. Оказалось, что мальчика похитили, но все закончилось благополучно.

«Как-то в Смоленской области я вела поиски девочки Люды. Малышке был 1 год 10 месяцев. Она шла по улице со старшей сестрой, чуть отстала и… пропала. Девочку нашли на третьи сутки в лесу. Она немного переохладилась, так как была босиком, но в целом была здорова».

Газета «Голос Череповца»

Назад к списку
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Опрос

ОПРОС

← 1 / 62 →

Весна скоро! Устали ли вы от зимы?

19.14%
44.50%
24.88%
9.09%
2.39%
Опрос завершен
Анонимно или
Войти
Предложите новость

ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваши видео и фото.

Предложить новость
(8172) 280-003
Вологда
(8202) 57-11-11
Череповец
Цитата

ЦИТАТА

← 1 / 3 →
Юрий Умеренко
первый замгубернатора Вологодской области
Юрий Умеренко

«За неделю в Вологодской области проведено 12 контрольно-надзорных мероприятий на основании поступивших на работу УК жалоб. Выдано 23 предписания.

На текущий момент в отношении УК возбуждено 35 дел об административных правонарушениях.

Привлечены к ответственности 3 юридических лица. Так, череповецкой компании назначен штраф в размере 50 тысяч рублей, двум вологодским - по 125 тысяч рублей».

28 Февраля 2024
Топ-5 новостей

ТОП-5 НОВОСТЕЙ

35 Медиа
01 марта, пятница
06:47:05
Коронавирус
Коронавирус
227791 (+62) чел
Курсы валют
USD 92.04
EUR 99.92