35media.ru

Дедушка — про лапту, папа — про попа

Ряд проектов возрождения народных и дворовых игр запустили в городе и окрестностях. Дети увлекаются новыми/старыми играми… как дети. Авторы проектов убеждены — дети не играют во дворе не из-за гаджетов, а из-за утраченной преемственности.

Ворон и кругомяч

Центр традиционной народной культуры села Воскресенское Череповецкого района еще в июне запустил проект (0+), посвященный народным играм. Ради проекта нашли в собственных фондах (и архивах коллег из соседних районов) игры, записанные в фольклорных экспедициях, а также расспрашивают старожилов и более молодых жителей сельской местности и городов об играх их детства. Современные дети если и слышали о секретиках, игре в классики, казаках-разбойниках, то исключительно краем уха.

Рассказы записывают на видео, а еще снимают на камеру, с каким азартом игры предков осваивает сегодняшняя детвора. Чтобы вернуть народные игры с пожелтевших бумаг в жизнь. А может быть, и в современный двор. Также центр работает над книгой о народных играх западных регионов области, поскольку о таком издании давно просят методисты и специалисты по работе с детьми.

«Проект, вероятно, получится долгоиграющим, — рассказала „Речи“ директор центра Ирина Кулева. — Нам хотелось отразить игры запада Вологодской области. Всю область не берем, потому что территория обширная, и очень богатые и разнообразные традиции. Запад и восток области довольно сильно отличаются. Наша цель — сделать доступным фольклорный материал по народным играм. От материнского фольклора — считалочек, прибауточек, пальчиковых игр, и до взрослых игр — спортивных, хороводных, поцелуйных».

К проекту привлекли детей из фольклорных коллективов и творческих студий, летние планы по съемкам практически выполнены. Когда ляжет снег, авторы проекта будут снимать зимний цикл.

«Например, мы сняли игру ворон, которая была записана в Мяксе, — рассказывает Ирина Кулева. — В чем суть игры? Выбирается ворон, он садится корточки, ребята паровозиком становятся друг за другом, и произносятся определенные слова, происходит диалог. После того, как текст заканчивается, ворон вскакивает и ловит хвост паровозика, при этом человек в голове паровозика мешает ему это сделать, расставив руки. Если ворон ловит хвост, вороном становится игрок, который стол первым».

Директор центра говорит, что эта игра имеет древние корни и, вероятно, имела обрядовое значение. Среди спортивных игр в нашем краю выделяются кругомяч и лапта.

«Мы их пока не записали, наша мужская команда готовит их, — рассказывает Ирина Кулева. — Как играли в кругомяч? Это трудно объяснить, нужно показывать. Чертили круг, внутрь его вставал игрок. Его задачей было поймать мяч, за которым бегали другие игроки. В то же время, кто-то их них мог занять его место в кругу. Есть еще игра калечина-малечина, которая очень увлекает современных детей. Или игра, где ребята на одной ноге, как петухи, выбивают друг друга из круга. Могут ли эти игры вернуться в круг интересов детей? Если будет организация, то могут вернуться. Дети готовы, но сами, без организатора, вряд ли будут играть. Хотя мне рассказала знакомая, что услышала с балкона, как дети сами по себе играют в казаки-разбойники».

В группе центра народной культуры Сизьмы «ВКонтакте» решили поддержать начинания коллег и затеяли викторину «Игры нашего двора» (0+). Выкладывали фотографии из советского детства, на которых детвора, зачастую не сняв школьной формы, увлеченно играет во дворе. «Во что играют?» — спрашивали авторы викторины.

К примеру, на снимке дети встали в круг, а внутри него на корточках сидят еще несколько игроков. Три варианта ответа — «Третий лишний», «Картошка», «Кошки-мышки». Две трети участников викторины безошибочно выбрали «Картошку». Под вопросами комментарии: «Ничего себе, вы игры вспомнили. Я удивляюсь, как я сам их еще помню».

Древние игры своими руками

Участник артели кулачных бойцов «Буза» Иван Овтин уже несколько лет играет с череповецкими детьми в игры наших предков. Начинал в музее археологии, сейчас проводит занятия в воскресной школе и усадьбе Гальских.

«Игры какие-то из детства брал, какие-то из книг, из интернета, от друзей, — рассказал он „Речи“. — Если игра народная, реквизит, как правило, не особо сложный нужен, делал его сам. Если игра настольная, то там пришлось строгать, вырезать, рубить».

По словам Ивана Овтина, дети воспринимают народные игры по-разному, в зависимости от характера. Но нередко он встречает на лицах неподдельное удивление.

«Например, когда в кубаря играем, дети поражаются — как это кубарь раскрутился с помощью веревки и не падает», — говорит он. — Настольные игры сначала сложно, когда правила плохо знают, а когда вникли, не оторвать от игры».

Благодаря Ивану Овтину череповецкие дети и взрослые могут поиграть в такие игры, как мельница, солитер, хнефатафл, сражающиеся змеи, лиса и гуси и многие другие. По средневековой мельнице, которая со стороны напоминает шашки или нарды, в городе не раз проводились турниры.

«Проблема-то в чем — потерялась преемственность, — говорит Иван. — Почти во все игры можно поиграть и во дворе, было бы желание и тот, кто бы рассказал. Я рос в начале 1990-х, и у нас в деревне, где я жил, и в городе, куда потом переехал, были старшие ребята, которые играли в квадрат, в попа, в банки, пекаря. Мы это застали, и это вроде бы совсем недавно были. А сейчас сложно найти кого-то, кто играет во дворе и может рассказать, научить».

Авторы проекта записывают рассказы героев на видео, а еще снимают на камеру, с каким азартом игры предков осваивает сегодняшняя детвора. По средневековой игре Мельница, которая со стороны напоминает шашки или нарды, в Череповце не раз проводились массовые турниры.

Сергей Виноградов