35media.ru

Пять горячих дней в Дагестане

Корреспондент «Речи» на Кавказе занимался организацией праздника, «тренировал» пограничного пса и любовался коврами

Это была моя третья поездка в Дагестан в качестве помощника великоустюгского Деда Мороза. Почему на сей раз я поехал в конце весны? Готовь сани летом… Нужно было на месте решить вопросы организации в Махачкале детского новогоднего праздника.

Предыстория

С моим махачкалинским коллегой, корреспондентом НТВ в Дагестане Омаром Магомедовым, мы не раз говорили о том, как бы устроить на Новый год большой праздник для дагестанских детей. Я, как помощник великоустюгского Деда Мороза, видел в его почте много писем из этой республики. Наконец пришло время решать конкретные вопросы на месте, мы с Омаром выбрали дату моего прилета, и я отправился в путь.

Впервые я приехал в эту республику как посланник Деда Мороза в конце 2013 года, после визита в Чечню, где тоже вручал подарки детям, написавшим Деду Морозу. Тогда я в Махачкалу попал поздно вечером — без денег и документов: забыл сумку в машине. Ребята, которые меня подвозили, обнаружили в моих бумагах номер телефона журналистки из Нюксеницы Ирины Чебыкиной, позвонили ей и сообщили свой номер телефона, чтобы я мог с ними связаться. Как выяснилось, молодые люди были готовы вернуть мое имущество за вознаграждение. Но после телефонного разговора с сотрудником полиции Хасавюрта (он говорил на своем языке, но при этом периодически слышались и русские слова, которые в газетной статье не приведешь) согласились оставить сумку на одном из блокпостов по дороге в столицу Дагестана. Документы оказались на месте, банковская карта тоже. Но без вознаграждения молодые люди себя все же не оставили: нескольких купюр я недосчитался…

Я тогда остановился в гостинице на автовокзале; утром ее хозяин и познакомил меня с Омаром, который снял о моем визите сюжет для телевидения. Так началась наша дружба.

Лед тронулся

Махачкала встретила меня жарой и шумом, который так привычен в южных республиках. Кругом ходили люди в национальных одеждах, улыбались, громко смеялись. Устроившись, я пошел на местный рынок. Там кругом продавали клубнику — крупную, сочную и очень дешевую по нашим меркам.

Запах клубники не хотел меня отпускать, но мне надо было решать деловые вопросы. И я отправился на встречу с директором Государственного республиканского русского драматического театра им. М. Горького Тимуром Гаджимагомеддибировичем Магомедовым, которого заинтересовало предложение о проведении в Махачкале новогоднего праздника для детей из разных мест Дагестана. Директор оказался молодым, очень обаятельным и умным человеком. Он внимательно меня выслушал, сказал, что в детстве сам верил в Деда Мороза. Моя идея Тимуру пришлась по душе, и после обсуждения мы назначили день праздника (в ноябре). Можно сказать, лед тронулся.

Мы с Тереком на границе

Благодаря Омару мне удалось побывать в погранотряде, на самом краешке России, пройтись вдоль контрольно-следовой полосы, за которой Азербайджан. При содействии местных журналистов я в преддверии Дня пограничника попал на заставу в поселке Ново-Филя Магарамкентского района.

Поездка началась с небольшого курьеза. Водителем автобуса, который должен был доставить меня и дагестанских журналистов до заставы, был военнослужащий, прикомандированный к республиканскому пограничному управлению ФСБ России в Каспийске (городе — спутнике Махачкалы). Только собрались выезжать — весь личный состав военнослужащих управления, включая нашего водителя, подняли по тревоге, и нам пришлось долго ждать у проходной. Наконец водителя отпустили, и мы поехали за сто с лишним километров от Махачкалы в сторону азербайджанской границы. Всю дорогу я пытался представить, как ловят нарушителей. Забегая вперед, скажу, что нарушителей ловят, но в основном это бедные азербайджанские крестьяне или рядящиеся под них матерые рецидивисты.

И вот я на заставе. Везде чистота и порядок. Впервые наблюдаю, как наряд готовится выйти на охрану границы. Стоящий около меня полковник, помощник начальника заставы, объясняет, что в основном тут служат по контракту. Но деньги для них не главное. Те, кто служил ради материального обеспечения, давно покинули часть, и теперь здесь служат патриоты России.

Гляжу, как часовой осматривает территорию с вышки. А на меня с интересом смотрит немецкая овчарка Терек. Он уже три года на страже границы, вместе со своим хозяином Сергеем регулярно обходит охраняемую территорию. Собаки остаются верными помощниками пограничников, несмотря на то, что есть современная техника, позволяющая видеть, как на подконтрольном участке проходят дикие животные, пролетают птицы, нет ли у них в когтях какого-то носителя информации, замаскированного под ветку… Шучу, конечно, но, как меня уверили, граница на надежном замке.

Переглядывались мы с Тереком, переглядывались, а потом я не удержался и спросил у кинолога Сергея, можно ли попробовать себя в роли нарушителя. Пограничники оживились. Видимо, им самим стало интересно, что из этого выйдет. Спросили меня, не боюсь ли я. Я решил, что бояться нечего; а Терек, наверное, думал: сейчас покажу этому вологодскому парню, как нарушителям достается…

Пока на меня надевали защитную куртку, я узнал, каков рацион пограничного пса. В день боевому другу пограничников положено 400 грамм мяса, 300 грамм овощей, 600 грамм крупы и 2 грамма соли. Обязательно регулярный ветеринарный осмотр и ежедневные прогулки. Пес хранит верность своему хозяину. Когда тот на выходном, собака может загрустить, а если в отпуске — и вообще впасть в апатию. Но опытные кинологи знают, как привести собаку в рабочее состояние.

И вот все готово, я пытаюсь разозлить Терека, он рычит, рвется с поводка.

В общем, все по-настоящему, даже страшновато стало, ведь на меня кидалась мощная собака и казалось, что никакая куртка не спасет. Пять минут неравной борьбы — и я, вздыхая, признаю победу Терека. Голос дрожит, руки онемели. Но испытываю чувство полного удовлетворения: не зря побывал на заставе, поработал «нарушителем».

Легендарный учитель

Затем мой маршрут лежал в дальний район Дагестана, в село Хучни — центр Табасаранского района. Село высокогорное, и добираться пришлось чуть ли не четыре часа. Как я заметил, люди в здешних местах неторопливые, долго все обдумывают и только потом принимают решения. Почему я поехал именно в это село? Потому что очень хотелось посмотреть, как ткут табасаранские ковры, которые славятся на весь мир.

Было поздно, когда я приехал в село, окруженное лесистыми горами. От запаха цветущих деревьев воздух был настолько пряным, что кружилась голова. Меня пригласили в дом Тажудина Рамазановича Маграмова. Это очень уважаемый человек, Учитель с большой буквы. Его называют легендарным преподавателем русского языка и литературы. Многие годы он учил детей, работал методистом в управлении образования и культуры Табасаранского района. В свои 80 лет он ведет большую общественную работу.

В лучших кавказских традициях мне предложили чай с несколькими видами варенья. Разливал чай (опять же по традиции) самый молодой член семьи, внук Тажудина Рамазановича девятиклассник Шахмурад. А мы с главой семейства вели неспешную беседу. Хозяин дома назвал меня своим кунаком и подарил книгу о селе Хучни и его жителях. У книги три автора, и один из них — сам Тажудин Маграмов. Род Тажудина Рамазановича очень и очень древний, его называют «дашийигеннер», что в переводе означает «собиратели камней». Предки нынешнего главы семейства действительно собирали в горах камни, из которых потом строили дома, и они до сих пор служат людям. А сам хозяин сейчас занимается огородничеством и добивается замечательных результатов.

Привет от космонавта

Принимающей стороне хотелось как можно больше узнать обо мне, о том, чем я занимаюсь. Я рассказал о своей журналистской работе, о путешествиях в качестве посланника великоустюгского Деда Мороза. Не удержался — похвастался, что, когда был на Сахалине, мне звонил друг-космонавт с борта Международной космической станции.

И уже к концу ужина у меня зазвонил телефон. Не поверите — я услышал в трубке голос космонавта Сергея Рыжикова! Только что я упоминал о Сергее Николаевиче — а теперь он разговаривает с членами семьи Тажудина Маграмова, желает его внуку успеха на экзаменах. Полчаса длился этот разговор, мои новые дагестанские друзья не могли поверить, что говорили с человеком, который за две экспедиции провел в космосе в общей сложности 358 суток, совершил выход в открытый космос.

Табасаранские ковры

Что касается ковров, то их в доме Тажудина Рамазановича я увидел множество. Все — ручной работы. Когда говорят «дагестанские ковры», в первую очередь имеют в виду именно табасаранские: Табасаранский район является центром ковроткачества. В среде историков есть мнение, что этот промысел развивался в Дагестане минимум с I тысячелетия до нашей эры. Дагестанские ковры считаются эталоном изящества и качества. Говорят, что даже персидские ковры не такие красивые и качественные. Персидский служит в среднем 70 — 150 лет, а дагестанский — от 250 до 300. До сих пор умельцы ткут теми способами и методами, которым их обучили деды и прадеды. Процесс изготовления ковров ручной работы практически не изменился. На создание одного изделия уходит от двух-трех месяцев до полугода.

Дагестанские вологжане

На следующий день я пошел в местный дом культуры. Его работников интересовало положение сферы культуры в нашей области. Я рассказал, что у нас идет обновление всех очагов культуры, они оснащаются современной аппаратурой. Мои собеседники искренне радовались за своих вологодских коллег. Но вологодская тема на этом не закончилась. Сразу после встречи ко мне подошли несколько человек и сказали, что в молодости они жили у нас в области. Кто-то учился в Вологде, другие — в Кадниковском сельскохозяйственном техникуме. Сколько хороших слов я услышал от дагестанских вологжан, они отмечали приветливость наших людей, добром вспомнили даже наши морозы. И все говорили, что знания, которые они получили здесь, в дальнейшем очень пригодились.

А мне те пять дней, что я провел в Дагестане, запомнились теплом.

И не в смысле температуры (хотя было действительно жарко) — я никогда не забуду душевное тепло дагестанцев, с которыми довелось общаться. И мне бы очень хотелось, чтобы в ноябре состоялся детский праздник в Махачкале, на который смогут приехать и табасаранские ребята. А ковер в подарок для Деда Мороза здешние мастера уже ткут.

Сергей Рычков