35media.ru

Слезает ли Россия с «нефтяной иглы»?

Доля нефтегазовых доходов российского бюджета оказалась рекордно низкой с 2011 года. Однако эксперты не склонны переоценивать это достижение и выступают за ускорение диверсификации экономики, чтобы избежать повышения налогов и секвестра бюджета.

В первом квартале 2021 года, по данным Минфина, доходы федерального бюджета достигли 5,3 трлн рублей, что на 12 % больше, чем в 2020-м. А поступления от продажи энергоресурсов, составившие 1,6 трлн рублей, почти на 10 % ниже, чем годом ранее.

Таким образом, доля нефтегазовых доходов составила 30 %, что стало абсолютным рекордом в квартальном выражении, как сообщили аналитики ВШЭ.

Предыдущий минимальный показатель за I квартал был достигнут в 2016 году — тогда вес поступлений от продажи энергоресурсов составил 34 %.

В первые три месяца 2021 года нефть марки Urals в среднем стоила 60,2 доллара за баррель, что примерно соответствует уровню января и февраля 2020-го. Однако в марте прошлого года в рамках соглашения ОПЕК+ добыча опустилась более чем на 10 %, что и обусловило сокращение нефтегазовых доходов.

Как отмечают опрошенные «Известиями» эксперты, снижение доли нефтегазовых доходов в России — это длительная тенденция. Возможно, она обусловлена геополитическими факторами, в том числе ростом популярности альтернативных источников энергии.

По прогнозам, во втором квартале может произойти рост поступлений от продажи энергоресурсов: такие положительные и отрицательные всплески довольно традиционны и на общую долгосрочную динамику влияют мало. Специалисты согласны, что столь низкой доли нефтегазовых доходов действительно раньше никогда не наблюдалось. Ситуация обусловлена ценой энергоресурсов, курсом рубля, объемами экспортной добычи и внешней конъюнктурой. При этом переоценивать рекордно низкий вес доходов от продажи энергоресурсов не следует. Когда истечет срок сделки ОПЕК+ (это, по всей вероятности, произойдет к 2022 году), доля нефтегазовых поступлений вернется на традиционные уровни.

В целом же экономика РФ диверсифицируется медленно. А если стоимость нефти упадет, придется расходовать средства Фонда национального благосостояния, что отрицательно скажется на бюджетной политике страны.

Андрей Савин