«ГЧ» нашел Марину, вдохновившую скульптора на создание «Ассоли»

Последние несколько лет набережную Ягорбы украшает скульптура юной девы, держащей в вытянутой руке фрегат. Ее взгляд устремлен куда-то в «морскую» даль в ожидании любимого принца. Старожилы помнят, что долгое время «Марина» (так называется скульптура) располагалась у кафе-ресторана «Фрегат» на улице Ленина и радовала отдыхавшую там советскую молодежь. «Голос Череповца» познакомился с череповчанкой, рассказавшей, что именно она – та самая Марина, которая в свое время вдохновила скульптора Алексея Щепелкина на создание этой работы.

Другой такой нет. Большую часть жизни Марина Лопарева проработала на коксохимическом производстве в должности электромонтера. Но завод заводом, а сердцу танцующему не прикажешь. В 70-х – 80-х каждый день, отрабатывая смену с восьми утра до пяти вечера, девушка торопилась домой, чтобы скорее переодеться в красивый наряд и отправиться в ресторан «Фрегат». Там, танцуя под хиты Arabesque, Ottawan, ABBA и других популярных диско-групп той эпохи, она поражала гостей своей пластикой и хореографически отточенными движениями.

— Я была танцовщицей высшего класса, — рассказывает Марина Энгельсовна. – Гости, официанты, диджеи, ставящие музыку, — все были без ума от меня. Танцуя на подиуме, я всегда была в центре внимания. Говорили, что во «Фрегате» мне было позволено все.

Марина Лопарева вспоминает, как однажды на работу в ресторан пришел новый диджей. Девушка была с ним знакома, однако тот явно не разделял всеобщих симпатий к молодой особе. Когда Марина попросила его поставить песню, тот сильно удивил ее тем, что вместо того, чтобы выполнить привычную процедуру, внезапно назвал стоимость услуги, сравнимую с разовой поездкой в такси.

— Услышав это, я не стала жаловаться, а просто села в кресло у входа, — улыбаясь, вспоминает Марина Энгельсовна. – Официанты, увидев, что я не танцую, поняли, что дело плохо, и позвали администратора. Она точно не простила бы такого отношения ко мне. Я сказала ей: «Татьяна Сергеевна, я так на танцах разорюсь!» Та тут же уволила диджея.
Кроме того, Марина Энгельсовна была музой многих фотографов. Они, благодаря тому, что запечатлевали ее на своих снимках, выигрывали городские конкурсы профессионального мастерства один за другим и становились признанными мастерами фотографии.

Будет тебе сюрприз. Услышав о красавице-танцовщице, покоряющей сердца горожан, известный скульптор Череповца Алексей Щепелкин решил сходить в ресторан, чтобы познакомиться с ней лично. К тому же он как раз занимался разработкой концепции благоустройства территории, прилегающей к «Фрегату».
— Как сейчас помню наш разговор с Алексеем Васильевичем, — рассказывает Марина Лопарева. – Я сразу поняла, что он проницательный, умный человек с чувством юмора. А он же, в свою очередь, отнесся ко мне как к дочери. Он все время удивлялся: «Какая изумительная Марина и такое тяжелое детство!» А я сначала скрывала это, но потом поняла, что скрывать нечего: жили мы с семьей действительно очень тяжело, отца не стало, когда мне было пять годиков.

Марина так понравилась Алексею Щепелкину, что тот внезапно заявил: «Будет тебе сюрприз». Спустя время девушка, в очередной раз направляясь вечером к «Фрегату», заметила установленную у ресторана скульптуру, которая ей подозрительно кого-то напоминала. Тут-то она и поняла, о каком сюрпризе говорил скульптор. В бронзе он изобразил ее – Марину из «Фрегата». Интересно, что скульптор не приглашал девушку в мастерскую для позирования. Может, для достоверности работы он воспользовался фотографией Марины? Это Марине Энгельсовне неизвестно.

— Конечно, я была очень рада – такая красота! — рассказывает череповчанка. – О скульптуре писали в газетах. Только я тогда сильно обиделась, когда узнала, что в прессе ее величают Ассолью: причем тогда здесь я? Но Алексей устранил несправедливость, и уже в последующих выпусках было сказано, что по настоянию автора скульптура будет называться «Марина» и никак иначе!

Сейчас у Марины Энгельсовны трое взрослых детей, она четырежды бабушка. Дети, конечно, всегда знали, что у «Фрегата» стоит скульптура, музой создателю которой послужил образ их мамы, и ужасно гордятся этой историей. А зять женщины, не уставая удивляться этому факту, все приговаривает: «Ну вы, теща, и даете!»


Повязанная с Бечевой. Еще одной страстью Марины Лопаревой был конный спорт. Будучи юной девушкой, она регулярно посещала череповецкий ипподром и проводила время с лошадками.
Правда, такие встречи давались ей непросто. Женщина рассказывает, что, так как их семья жила небогато, ей приходилось вечерами подрабатывать мойщицей в столовой, чтобы заработать на долгую дорогу к ипподрому. Но девушка была готова преодолевать трудности, лишь бы прийти к своей мечте — самостоятельно оседлать лошадь и ворваться на ней в мир большого спорта.

Но доверять такое серьезное дело Марине никто не спешил. Поначалу она занималась исключительно тем, что выполняла обязанности конюха. На ее вопрошающие просьбы: «Ну когда же можно будет покататься?» — долгое время ответом служило лишь молчание.

Ожидание становилось настолько нестерпимым, что Марина, отчаявшись, хотела было все бросить, но… В этот момент появился представитель климовской конюшни и пообещал, что предоставит девушке любую лошадь, если та перейдет к нему. Этой «любой» стала Бечева — лошадка, которую называли бесполезной, сравнивая с овцой, что «лишь сено зря переводит».

Однако между девушкой и Бечевой сразу возникла связь. В первый же день знакомства Марина оседлала лошадь и выехала на дорожку, хотя многие ее отговаривали от этого, говоря, что нельзя так сразу.

— Как же лихо мы с ней тогда разогнались — словами не передать, — вспоминает Марина Энгельсовна. — Трибуны мигом заполнились людьми. На мой вопрос: «А откуда столько народа-то?» — со всех сторон слышалось: «Так на тебя все пришли посмотреть!»

Девушка стала настоящей королевой ипподрома. Лишь завидев, как она выезжает с Бечевой на дорожку, механики тут же бросали все дела и мчались на трибуны. Фотографы просили у Марины разрешения запечатлеть ее сидящей на лошади. Не имея титулов, званий и спортивных разрядов, она заставляла сильно нервничать наездников, которые отдали этому спорту не один десяток лет.

Позвольте вашу ручку. В те времена в конном спорте активно процветали ставки, поэтому все, кто хотел покинуть трибуны с полными карманами, ставили на дуэт Бечевы и Марины. Это был гарантированный выигрыш.
— Однажды я стояла на остановке, ожидая автобус, как вдруг ко мне подошел незнакомый мужчина, — рассказывает Марина Энгельсовна. — Он, признаваясь в симпатии и называя меня королевой верховой езды, попросил разрешения поцеловать мою ручку. И поцеловал. При всем народе... Мне было так неловко.
Конечно, были и те, кто строил козни за спиной и пытался подкупить помощника Марины — Николая, работавшего в паре с ней, чтобы тот сделал что-нибудь с лошадью. Но все попытки злодеев были тщетны.

…Однако беда все же пришла. Однажды конезаводчик с ипподрома, который был влюблен в Марину, но не получал от нее взаимности, решил жестоко отомстить амбициозной девушке.
— Он отправил меня перевезти нескольких лошадей на другую конюшню, так, чтобы обратно я возвращалась на автобусе, — вспоминает Марина Энгельсовна. — А когда я вернулась, то не обнаружила Бечевы. И тут мне сказали, что он отправил ее вместе с другими лошадьми на мясокомбинат. Я не могла поверить в это! Заливаясь слезами, я каталась по полу денника, не зная, что делать.
Марина Энгельсовна признается: нанесенная травма была нестерпимой, потеряв Бечеву, она утратила желание быть в этом спорте и больше на ипподром не возвращалась.

Иван Крылов,
golos@35media.ru