35media.ru

Череповец в СССР

Советский Союз — это целая эпоха, и большинство из ныне живущих ее застали. Сегодня те времена нередко идеализируются, ведь ностальгия — сильное чувство: достижения прошлого подчеркиваются, а плохое отодвигается на задний план. Но жизнь раскрашена разными красками, что и подтверждают заметки и статьи, опубликованные в газете «Коммунист», преемницей которой стала «Речь».

13 апреля 1963 года

Нет никакого сомнения, что с увлечением некоторой части нашей молодежи западными танцами, приобретающими зачастую уродливые формы, надо бороться.

Стыдно за ребят, которые танцуют, даже ничуть не прислушиваясь к музыке, как будто бы выполняют какие-то гимнастические упражнения с выбрасыванием ног и т. п. Тут уж дружинникам много объяснять не нужно, такие упражнения надо запрещать сразу же. Но вместе с тем нельзя не признать, что одним запрещением желаемого результата не добиться. Надо учить молодежь танцевать.

16 апреля 1968 года

Любители пива утверждают, что череповецкое «Жигулевское» ничуть не уступает привозному, вот только оно редко появляется в продаже. Это связано с тем, что всего лишь одна десятая часть того, что выпускают пивовары, попадает на прилавки череповецких магазинов.

Пиво производится по ускоренной технологии: выдерживается вместо 21 дня — одиннадцать. Если бы его выдерживали дольше, то оно могло бы потягаться в качестве даже с ленинградским.

14 апреля 1971 года

Идет подготовка парка к летнему сезону: ремонт заборов, скамеек, павильонов и других сооружений. На это время парк закрывается, и только в эти месяцы нет спасения от ребячьих налетов. Ломаются заборы, разрушаются веранды, трещат деревья. В нынешнюю весну все это проделывается с особым напором. Около аттракционов заборы разобраны полностью.

Но главный повод для беспокойства — это то, что ребята, а зачастую вместе с ними и взрослые лезут на закрытые аттракционы, карабкаются, раскачиваясь, на фермы колеса обозрения, не подозревая, что они находятся под током высокого напряжения.

Любвеобильные мамы и папы сажают своих детей в кабины «чертова колеса», самолетов. Недавно один малыш вывалился из кабины самолета на землю и не смог встать. Что с ним теперь, перелом позвоночника или горб на всю жизнь?

13 апреля 1990 года

В половине одиннадцатого у Дома торговли появились милиционеры. Уже стояла очередь за обувью. Скоро кто-то громко сказал: «Щас!» И началось!

Бедные милиционеры! Несколько раз они пытались врезаться в толпу, установить хотя бы узенький проход для уже купивших сапоги, но их снова и снова выпирают из очереди недружественные спины, локти. К ним подбегают женщины в слезах, истерично кричат: «Сделайте что-то, вы же власть! Установите очередь! Арестуйте спекулянтов! Вот они!» — и, схватив за рукав ближайшего парня, тянут его.

В толпе истошно кричит женщина. Только после этого образуется на мгновение щелочка, в которую она протискивается, бледная как смерть, с растрепанными волосами, без пуговиц на пальто… в руках коробка с сапогами.

Очередь слева начинает скандировать: «Прекратить тор-гов-лю!» В центре, у прилавка, — здоровенные мужики, оттеснившие всех. На открытых воротах висят молодые парни, время от времени они принимают и передают назад обувь. На некоторое время торговлю прекращают. Блестят на полу стекла — выдавили утром витрину, покорежили полки на двух стеллажах.

Андрей Савин