«В детстве со мной играли не в куклы, а в мячик»

Мама была первым тренером Вики, отец был профессиональным игроком и тренером, а брат Игорь сейчас играет в клубе Суперлиги «Кузбасс» (Кемерово), многократный чемпион России, победитель Лиги чемпионов, игрок сборной России. Поэтому вполне логично, что Виктория тоже пришла в волейбол и уже начала собирать престижные титулы, став в 2020 году чемпионкой Европы среди девушек. Со спортсменкой пообщался журналист «Голоса Череповца».

— Виктория, в твоей семье все — волейболисты. Это повлияло на то, что ты пришла в волейбол?
— Конечно. Мама всегда брала меня на игры, на тренировочные сборы. На трибуне я всегда болела за папу и брата, которые тогда играли за нашу сургутскую команду. Со мной играли не в куклы, а в мячик. Хотела быть, как мама, как папа, как брат. Поэтому и выбрала волейбол. Добровольно.

— Твой папа — пасующий, брат – пасующий. Ты тоже сразу встала на эту позицию?
— Я лишь около двух лет играю на позиции связующей. До этого была нападающей – и доигровщицей, и диагональной. Но когда мы приезжали на соревнования, все судьи, тренеры других команд говорили, что у меня очень хорошо стоят кисти рук, что я должна пасовать. Сначала пропускала это мимо ушей, но в семье мне постоянно давали упражнения для связующей, чтобы я осваивала это дело, но удовольствия от передач я изначально не получала. А со временем поняла, что рост у меня невыдающийся и можно попробовать и попасовать. Да и в голове все равно держала мысль, что, возможно, мне придется продолжить династию связующих. В итоге мне понравилось, и я теперь себя рассматриваю только в этом амплуа.

— Ранее приобретенные навыки нападающей сейчас находят применение?
— Иногда использую, стараюсь быть потенциально и реально пятым — шестым нападающим на площадке. И на подаче тоже.

— Советы отца и брата больше помогают или их бывает слишком много?
— Я бы сказала, их советы помогают, потому что, когда родной человек делится опытом, это дорогого стоит. Это же замечательно, когда есть кому подсказать, рассказать нюансы. Мне папа звонит после каждой игры, разбирает мои и технические, и тактические ошибки. Это хорошая информация для размышления и дальнейшего прогресса.

— Сколько времени семейный разбор игры занимает, если поговорить со всеми, кто хочет высказаться?
— Если прямо со всеми поговорить, то часа два как минимум. Но это не после каждой игры бывает, скорее, по итогам тура.

— Ты же еще и у мамы в команде тренировалась. Насколько это сложнее или легче?
— Мне с коллективом очень повезло. Не было такого, что меня все считали «дочкой тренера». Хотя никто не скажет, что с родителями в таком формате работать просто. Это всегда завышенные требования, дополнительная ответственность. Чересчур много замечаний. Но я понимала, что это все – вера в меня, что родители хотят, чтобы я стала лучшим игроком. Я воспринимала это как дополнительную мотивацию.

— В Сургуте нет женской команды. Заранее просчитывали план, что придется рано или поздно уезжать в другой город?
— Я уже в первом классе, наверное, понимала, что в любом случае уеду, буду играть в каком-то клубе, но не знала в каком. В этой мечте конкретного клуба не было. Каких-то переживаний, депрессии из-за этого у меня возникало. С родителями это тоже не раз обговаривали. А вариант с «Северянкой» получился отличным выбором. Здесь тренер молодежной сборной, который меня пригласил и которым я полностью довольна. Здесь отзывчивый весь тренерский штаб, руководство клуба. Здесь команда, заряженная на работу и прогресс, здесь невозможно стоять на месте. Для меня в такой обстановке одно удовольствие работать.

— Были предложения из других городов?
— Предлагали и другие варианты. Екатеринбург, Краснодар. Но я выбрала Череповец, и получилось, считаю, очень хорошо.

— Когда выиграла со сборной чемпионат Европы, кто первый дозвонился?
— Мы на весь период чемпионата Европы телефоны сдали тренерам, чтобы не отвлекаться ни на что и полностью сосредоточиться на играх. Как только нам отдали телефоны, я сразу увидела много сообщений. Первое от мамы, конечно. Она у меня особенно впечатлительная. В сообщении просто буря эмоций была: «Вы такие молодцы! Мы так вами гордимся! Это было что-то! Вау!» Вторым поздравившим был папа. Брат Игорь потом позвонил, поздравил, но сказал, что «это лишь малая часть побед, которые у тебя будут».

— Удается родителям вживую посмотреть твою игру? Приезжали они в Череповец? Для тебя важно, чтобы кто-то из родных был на трибуне?
— После того как я уехала в Череповец, они не видели мою игру вживую. Не было возможности. И хотя раньше они были моими тренерами, сейчас, если они придут на игру, я буду взволнована. Захочется показать, чему я научилась. И боюсь, что все может пойти не по плану. На данный момент я даже рада, что они смотрят издалека.

— На какой твой матч тебе хотелось бы, чтобы они обязательно пришли?
— Наверное, это должны быть международные соревнования. В другой стране поддержка родных, особенно с трибун, – это что-то очень важное. Конечно, хотела бы, чтобы они на чемпионате мира или Олимпиаде сидели на трибуне.

— Тебе уже можно старшему брату давать советы по игре?
— Мы с папой – два таких критика Игоря. После его матчей мы с папой сначала созваниваемся и обсуждаем, кто что увидел. Потом уже звоним Игорю и рассказываем ему свое видение. Со стороны всегда виднее. В общем, постоянно ведем диалоги.

— Как прошла у тебя адаптация к самостоятельной жизни в Череповце?
— Первое время было очень грустно, скучала по родителям. Часто созванивались, общались. Постепенно тоска прошла, да и плотный график — тренировки, игры, учеба — соскучиться не дает. А вот адаптация к самостоятельной жизни мне далась очень просто, потому что меня с детства к этому приучали, готовили к тому, что я должна отвечать за саму себя. Это не вызвало больших проблем. Что касается сравнения с Сургутом, то самое большое отличие – это климат. Здесь не так холодно зимой. Особенно в первый год, когда я приехала. В Сургуте выше минус 25 градусов температура редко бывает. И мне здесь нравится жить и играть. Просто так сюда жить я бы, наверное, не поехала. Но город мне нравится. Тут люди добрые. И соблазнов мало.

— Чем еще отличаются города?
— Сургут намного больше по площади, хотя население немного меньше, чем в Череповце. Строят очень много. И там обычное дело, когда много квартир в домах просто не заселены. При этом цены на квартиры очень большие, близки к столичным, хотя остальные цены примерно такие же, как в Череповце. Город новый, а потому нет «сталинских» домов. Там районы начали строить вокруг скважин. И еще есть такая странность, что люди уезжают из Сургута в Москву, но потом очень многие возвращаются обратно. Наверное, не находят работу по специальности. Криминала в Сургуте намного больше, чем в Череповце. Позднее десяти вечера на улицу выходить небезопасно. И приезжих очень много в городе. Вот и мама моя туда приехала из Казахстана, а папа из Киргизстана.

— Переезжать из Сибири родители уже не планируют?
— Мама очень хочет переехать в Крым. Ей там очень нравится. Но папа вроде бы не собирается. Думаю, и мама тоже не поедет. 40 лет прожили на Севере. Уже, наверное, не стоит так кардинально менять климат.

мечты
«Хочу, чтобы помнили мое имя»
«Для начала хочется в составе юниорской сборной выиграть везде медали, — отвечает Виктория Кобзарь на вопрос о мечте в волейбольной карьере. — А в будущем для меня в приоритете награды в составе сборной России, а не клубные. Конечно, хочется сыграть на Олимпиаде и там тоже взять медали. Вот это мечта в плане титулов. А так хочется, чтобы просто вспоминали мое имя после того, как я завершу карьеру. Чтобы не только родственники помнили, что Вика играла в волейбол».

Владимир Сентябрев,
golos@35media.ru