35media.ru

Музыка вокруг физики

Череповчане знают Александра Колядина как прекрасного исполнителя романсов, но оказывается, по профессии он физик, и в этом тоже очень преуспел. Александр рассказал «Речи» о своем жизненном пути и поделился мнением о современной музыке.

Начало

— Я вырос в музыкальной семье. Мама у меня музыкальный работник в детском саду. Дедушка Иван Антонович Коровин до 93 лет руководил хором и оркестром народных инструментов, да и сам играл практически на всех инструментах, поэтому в детстве моя среда обитания была наполнена творческими людьми, музыкой — в основном русскими народными песнями и романсами.

С 14 лет я занимался в вокально-инструментальном ансамбле, который был организован в школе, а серьезно начал заниматься музыкой, когда поступил в Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского. По образованию я физик. В ту пору это была очень востребованная специальность — электроника сверхвысоких частот. Я поступил, несмотря на то, что конкурс был около 12 человек на место. В клубе университета была эстрадная студия «Эксперимент», очень известная далеко за пределами Саратова. В начале первого курса, поскольку к музыке был очень привязан, я решил попробовать свои силы. В студии был сильный коллектив с большим опытом концертной деятельности. Чтобы попасть в студию, нужно было пройти отбор, около 40 человек на место. Набирался новый состав вокалистов, нужны были четыре солиста — две девочки и два мальчика. Я благополучно прошел этот конкурс, и там была уже серьезная подготовка у преподавателя консерватории Татьяны Уманской, а руководителем у нас был заместитель директора по музыкальной части Саратовского драматического театра Феликс Аронс. Мы участвовали во многих концертах, музыкальных спектаклях и рок-операх. За пять лет учебы в университете мы объездили с гастролями практически весь Советский Союз.

У меня была хорошая память. Тренировки, которые были в юном возрасте, помогли мне в работе с музыкантами уже здесь, в Череповце. Я в голове придумывал аранжировки, а потом напевал или наигрывал на гитаре музыкантам, которые мне аккомпанировали.

Моя семья дала легкость, свободу, какое-то внутреннее понимание того, как устроена музыка, но задачи стать профессиональным музыкантом или какой-то такой мечты особой не было, просто все получалось совершенно естественным образом. Уверен, если человек проявляет к чему-то интерес, пробует, приобретает навык, то Бог ему открывает готовые решения. Если человек готов, то вот следующая ступенька, разбирайся.

Музыка или физика? И то и другое

— К 1980 году я уже много поездил с гастролями, женился, появилось двое детишек. После университета у меня был выбор: работа по специальности или консерватория, дальше музыкальная карьера с гастролями. Но с двумя детьми это было очень сложно. Жизнь артиста достаточно бедная была в ту пору, выручали, конечно, рестораны. Большой опыт выступлений в ресторанах я считаю очень полезным, так как навык владения публикой, самой разнообразной и в любом состоянии, дорогого стоит. Не всякая консерватория дает такую палитру возможностей и переживаний.

Я выбрал работу по специальности, в Череповце как раз пускался конвертерный цех, и я электронщиком приехал сюда. Быстро стал начальником участка. Меня это дело тоже увлекало.

Потом началась перестройка, мы сложившейся командой ушли с завода, создали кооператив «Квант» и стали выпускать первые в России персональные компьютеры. Оснащали компьютерными классами учебные заведения, в том числе МГУ. Вот такой был опыт.

Несмотря на основную работу, музыка всегда была рядом. После Саратова и достаточно бурной концертной жизни в Череповце мне сцены явно не хватало, поэтому периодически начиная с 1981 года давал концерты, и сольные, и сборные. Просто когда навык в руках, то, во-первых, его жалко терять, во-вторых, все равно скучаешь по этому делу. Тем более что все откликались на приглашения. Очень быстро вошел в среду музыкантов Череповца и Вологды. Я с огромной благодарностью вспоминаю плодотворное сотрудничество с потрясающими музыкантами Татьяной Горшковой (виолончель), Ольгой Зеленкиной (фортепиано) и Евгением Орловым (скрипка); на протяжении многих лет они аккомпанировали мне.

В 1994 году вологодское телевидение делало обо мне несколько передач, а потом поступило предложение попробовать себя в новом деле. Было очень интересно поглубже окунуться в мир ТВ. Около шести лет я был автором и ведущим телевизионного проекта, а потом и режиссером. Помог большой опыт подготовки и проведения городских мероприятий, праздников, благотворительных и юбилейных концертов. То есть такая организационная функция была во мне, и все это достаточно легко получалось и до сих пор получается.

В Череповце я выпустил три альбома, один из них записывался в студии звукозаписи «Мидитон». Очень профессиональные ребята, на тот момент — это 1996 год — здесь была одна из самых мощных студий. Сюда приезжали многие музыканты из Москвы. Это был мой первый сольный альбом. Потом мы с музыкантами и со звукорежиссерами, кто работал на концертах, старались сделать так, чтобы шла живая запись с минимальными помарками и по тексту, и по музыке.

Два следующих альбома у меня вышли, записанные в зале на живых концертах. Это гораздо интереснее, так как передается атмосфера зала, живой звук и живое взаимодействие со зрителем.

О любимом и о громком

— Русская народная песня «Ой ты, степь широкая» — моя самая любимая. Эта песня — как воспоминание о дедушке, он ее очень любил. Такая любовь к песне появилась, когда летом дедушка сторожил бахчи и мы там жили. В землянках было интересно слушать, как звучит степь, это дорогого стоит. Внимание к тихим звукам у меня от дедушки. К сожалению, в современной музыке больше битов, она громкая, и у человека реально притупляется тот естественный слух, который позволяет слышать звуки природы. Музыка сейчас синтетическая, и она рождена не музыкальными инструментами, а цифрой, хотя современные синтезаторы умеют приближать к естественному звучанию. Ухо человека работает как аналоговый прибор, оно воспринимает правильное звучание, а дискретное звучание все равно притупляет со временем возможности уха человеческого. Поэтому живой концерт и очень качественно сделанный звук в профессиональной студии отличаются.

Современные песни, на мой взгляд, музыкально упростились. Идет больше упор на ритм, но не на музыкальное содержание. В современных песнях, условно говоря, три аккорда и вариации вокруг них, частично с однообразным ритмическим рисунком. С точки зрения музыкальности любого произведения надо понимать, на что оно нацелено. Планка потребности, скажем так, высокого искусства потихонечку опускается. Это я смотрю на свое поколение и на свой опыт.

Из современных исполнительниц мне нравятся Пелагея, в ее песнях чувствуется искренность, Полина Гагарина, у нее прекрасное владение голосом. Я периодически прослушиваю в интернете уроки Полины по вокалу. И она там такие фишечки выдает — мне как исполнителю они интересны. Но из тех, кто мне особенно нравится и чья манера исполнения мне близка, — это Иосиф Кобзон, Лев Лещенко.

Мне нравятся красивые мелодичные произведения с глубоким смыслом. Есть опыт исполнения и джазовых произведений, рока. В 1983 году в Череповце проходил региональный рок-фестиваль, на котором я занял второе место как рок-исполнитель.

О главном в песне

— Самое главное для исполнителя — найти то, что будет касаться людей.

Любая песня — это текст и музыка. Текст и музыка — словно оси координат, вертикальная и горизонтальная, а все, что внутри, — это то, что лежит у человека в сердце. Это чистый лист бумаги, на который исполнитель должен положить свои переживания, свои пожелания зрителю, свои эмоции, настроение и так далее. Если в песне этого нет, то получается пустая песня, даже если она профессионально исполнена, безупречно спета и вышел красивый человек. Зритель это чувствует моментально. То есть зритель может простить непопадание в ноту, забытые слова, но если исполнение без чувств, то оно как пирожок без начинки, его сразу раскусят.

За достаточно длинный творческий путь сложилось так, что я принимал участие в программах вместе с Жанной Бичевской, Эдитой Пьехой, Львом Лещенко. У меня был длительный опыт общения и совместных концертов с народной артисткой России Аллой Николаевной Баяновой, и я много раз наблюдал за тем, как она делала вид, что забывает слова всем известных романсов, и зритель начинал подпевать ей. После этого сразу полный контакт со зрителем и особенно бурные аплодисменты.

И вот один из ее советов: когда артист выходит на сцену, у него должно быть все чисто — в одежде, в образе; но самое главное — чистым должно быть сердце, потому что главный секрет и главное предназначение человека, выходящего на сцену, — это наполнить мир добром, а для этого добро должно быть в сердце.

Мария Пытькова