Кто в теремочке лежит

В Музее археологии оформили экспозицию второго этажа. Часть экспонатов перенесли из прежнего музея, но добавили немало нового. Появились манекены в костюмах древних жителей, монеты Римской империи (найдены на Шексне) и макет древнего Белозерска.

Много лет Музей археологии располагался вдалеке от туристических троп, на улице Красной. В 2019 году он разместился в центре города, в отреставрированном здании на Советском проспекте. Тогда открылись три зала на первом этаже, которые рассказывали о наших местах с каменного до бронзового века.

Теперь для посетителей доступны экспозиции в трех новых залах, где расположены экспонаты от железного века до раннего Среднековья. Если на первом этаже самым интересным было узнать, как жили доисторические люди и какая живность водилась в наших лесах и реках, то второй этаж расскажет, кто мы и кто наши предки. Заведующий музеем Александр Кудряшов назвал период заселения здешних земель различными племенами «бульоном», из которого вышел современный житель Череповца и окрестностей.

У самого входа в первый зал расположилась избушка на курьих ножках. Не ждите, Баба-яга оттуда не вылезет. По мнению ученых, в мир сказок избушка на курьих ножках дошагала из древности, ее прототипом стал домик мертвых, то есть родовая усыпальница, которую славяне и угро-финны устанавливали вдалеке от жилых домов на столбы-опоры. Подобные домики археологи откапывали в наших краях не раз. Вообще погребальным обрядам в разные века и у разных народов в Музее археологии уделили самое пристальное внимание. А как же иначе, это важная часть жизни.

Рядом с череповецким экспонатом присела женщина финно-угорского племени из раннего железного века (начало первого тысячелетия нашей эры) — гипсовую фигуру создал известный скульптор Александр Шебунин. Работа и консультации с археологами и историками продолжались три месяца. По словам Александра Кудряшова, по сюжету женщина пришла к «домику мертвых», чтобы проведать родственников. Заглянула по пути из леса: в ее корзине грибы и ягоды.

Она не одинока, в том же зале встали в полный человеческий рост манекены в женском и мужском костюмах. Одеяния сидят ладно и практично, но в сундуках наших бабушек и прабабушек ничего подобного не отыщется. Зато в соседнем славянском зале знакомых мотивов гораздо больше.

Известно, что финно-угры и славяне в наших местах жили друг с другом мирно — земли, рыбы и зверя хватало всем. А потому оружия среди экспонатов во всех трех залах не так много — разве что наконечники ножен мечей да топор, обнаруженный на территории современного Череповца. Есть все основания предполагать, что этим топором орудовал воин польско-литовского отряда, который в 1610 году напал на череповецкий Воскресенский монастырь.

С оружием разобрались. Гораздо больше в экспозиции орудий мирного труда, связанных с охотой, рыбалкой и обработкой земли. Немало женских украшений, которые и сейчас вполне представимы в витрине ювелирного магазина. Гребни, пряжки, серьги и прочие экспонаты, пролежавшие в земле сотни лет, сохранили рисунок, орнамент и изящество работы.

В углу первого зала скромно притаились почерневшие металлические кружочки. Это не что иное, как монеты Римской империи, которые были обнаружены археологами на берегах Шексны. Если приглядеться, можно рассмотреть профиль цезаря. Эти монеты и другие находки говорят о том, что наши земли не были ни медвежьим углом, ни отсталым поселением — здесь проходили торговые пути.

Экспозиция пополнилась макетом древнего Белозерска, совмещающим картину и домики, созданные череповецкими мастерами. Поселение воссоздавалось в миниатюре по данным раскопок древнейшего города Вологодской области. Что сказать? Порядка в устройстве улиц и жилищ, пожалуй, больше, чем во многих сегодняшних деревнях.

Сергей Виноградов