«Хандрить мне некогда!» — говорит 91-летняя череповчанка

Жительница Череповца Зинаида Кандакова отдала работе в медицине почти 60 лет, более 20 лет она возглавляла заводскую поликлинику, имеет множество званий, в том числе «Заслуженный врач РСФСР», и наград. Отойдя от служебных дел, Зинаида Михайловна с головой погрузилась в общественную работу, возглавив совет ветеранов медсанчасти «Северсталь». И сейчас в жизни череповчанки, не привыкшей сидеть без дела, есть множество занятий, которые ей по-настоящему интересны. Таковы были вводные данные о героине, к которой мы отправлялись в гости. Журналисты  «Голоса Череповца» предвкушали интересную беседу, и эти ожидания оправдались.

«Выковырянных» привезли». «Ой, вы меня фотографировать будете? – увидев фотоаппарат в руках нашего фотографа, спрашивает Зинаида Михайловна, встречая нас в дверях. – А я уже год не была в парикмахерской. Боюсь из дома выходить из-за этого коронавируса (поясним, что мы были в перчатках и масках, которые не снимали на протяжении всей беседы, – прим. автора). Сама стриглась в ванной. По совету Нюши, — увидев наши недоуменные лица, хозяйка рассмеялась: – Ну, певица такая, Нюша, она рассказывала, как на изоляции дома можно самой постричься. Я в журнале прочитала и попробовала. Вроде неплохо получилось!»
Мы проходим в комнату, где Зинаида Михайловна, устроившись в любимом кресле, начинает рассказ о своей жизни.
— Родом я из Беларуси. Мои родители были преподаватели-историки. Я окончила четыре класса, когда началась война...
Зинаида была средним ребенком в семье, у нее был старший брат, на начало войны ему было 16 лет, и пятилетняя сестренка. Отец сразу ушел на фронт, остальные члены семьи 8 июля 41-го отправились в эвакуацию.
— Сели мы в поезд, а куда нас везут – не знаем. Несколько раз поезд обстреливали в пути. Высадили нас на станции Филипповка в Оренбургской области. Так мы оказались в Мартыновке – большом интернациональном селе, где жили русские, мордва, татары. Речушка посередине села, школа двухэтажная бревенчатая. Стоим мы на площадке перед сельсоветом, а местные мальчишки бегают вокруг и кричат друг другу: «Айда смотреть, «выковырянных» привезли. Не сразу сообразила, что им трудно было «эвакуированные» выговорить, вот и прозвали нас так, — улыбается воспоминаниям Зинаида Михайловна.
Летом все дети шли работать в колхоз: горох дергать, снопы вязать, сено скошенное сгребать. Осенью – картошку копать, убирать урожай.
— Мы даже пшеницу пололи. В оренбургских степях знойным летом росла добренная пшеница. Но земля была засорена полынью. Ее-то мы и выдергивали – вставали цепочкой и шли по полю шеренгой, за день не один километр проходили. Если бы полынь попала в муку при помоле, хлеб получился бы невообразимо горьким. Такой хлеб нельзя было отправлять на фронт.
3,5 года семья Зинаиды Михайловны провела в эвакуации, а потом им разрешили вернуться в Беларусь.

«Лучшая в городе».

«После школы встал вопрос, куда идти дальше, — продолжает Зинаида Михайловна. – Я окончила музучилище, играла на аккордеоне. Мне иностранные языки нравились. Но папа сказал: «Зиночка, я вижу тебя только врачом!» А мы так воспитаны были, что ослушаться я не посмела. И поступила в Первый ленинградский мединститут. Диплом врача-терапевта я получила в 1953 году и по распределению попала на Вологодчину. Меня направили главным врачом в Топорнинскую линейную больницу водников в Кирилловском районе. Потом — в Череповец, в больницу водников".

Однажды Зинаиду Кандакову пригласили в горком партии и предложили взять в свои руки бразды правления заводской поликлиникой, четырехэтажное здание которой еще только строилось.
— Поликлиника строилась еще год, и она стала лучшей в городе, — с гордостью в голосе говорит Зинаида Михайловна. — Она была оснащена по последнему слову техники тех лет. У нас, к примеру, была очень хорошая физиослужба: ванны, души, грязи, ножная барокамера. Я часто в командировки ездила и из каждой поездки возвращалась с новыми идеями, которые мы претворяли в жизнь. Так появились врачебно-инженерная бригада, комиссия здоровья, в цехах организовали санитарные посты. Мы первыми в городе создали в поликлинике доврачебный кабинет. На заводе росло количество здравпунктов, увеличивалась и численность работников. За время моего руководства было построено еще два здания поликлиники – на улицах Мира и Парковой.
У руля заводской поликлиники наша героиня находилась 22 года – с 1965-го по 1987-й. Потом перешла на работу в отделение профилактики. На заслуженный отдых вышла в 2002 году. 16 лет была председателем совета ветеранов медсанчасти «Северсталь».

«Обалдеть». «Я всегда была хорошего здоровья, — признается Зинаида Михайловна. — За мою рабочую жизнь ни одного больничного по простудным заболеваниям не взяла». И сейчас она следит за своим здоровьем:
— Зарядка – обязательно! Каждое утро выполняю комплекс упражнений на руки и ноги, еще лежа в кровати. Потом иду на кухню и до завтрака делаю упражнения, держась за стол. Подъемы и махи рук, ног, повороты туловища – все по мере сил, главное, выполнять их регулярно. Важно уделять внимание и психологическому здоровью. Я, например, пью витаминный комплекс, в составе которого есть витамины B1, B6 и B12, очень важные для нервной системы. А еще «жму» на магний — это элемент спокойствия, способствующий расслаблению мышц.
29 мая Зинаиде Михайловне будет 92 года.
— Обалдеть! – смеется она. – Если бы не головокружение, я бы вообще себя нормальным человеком чувствовала. Сейчас я отошла от большинства общественных обязанностей, но это не значит, что я сижу без дела. Бывает, что мне звонят, приглашают выступить где-то или на мероприятие пойти, а я говорю: «Мне некогда!»
И отвечая так, Зинаида Михайловна не лукавит. Она с удовольствием читает, смотрит политические передачи по телевизору. Систематизирует свои воспоминания, фотографии, вырезки из газет, создавая личный архив на память потомкам. Зинаида Михайловна овдовела 17 лет назад, сейчас живет одна. Но все ее близкие: дочь, две внучки и трое правнуков — рядом с ней, в Череповце, и регулярно приходят ее проведать, помочь.

«Бесаме мучо». Есть у ветерана и еще одно интересное хобби.
— Смотрю по «Культуре» программу «Полиглот» с уроками французского, испанского, немецкого, португальского и английского языков. Моя давняя любовь – испанский язык, — кивает Зинаида Михайловна на стол, где лежит несколько русско-испанских словарей. – А началось все с того, что, когда я еще работала, к нам для обмена опытом приехала делегация с Кубы. Впервые услышав испанский язык вживую, я в него просто влюбилась. И начала его изучать самостоятельно. И до сих пор могу сказать простейшие фразы (тут моя собеседница переходит на испанский — прим. авт.): «Я врач», «Меня зовут Зинаида Михайловна», «Я живу в Череповце». Могу спросить, как пройти до остановки, который сейчас час и другие бытовые фразы. Выучила на испанском песню «Натали» и «Бесаме мучо», ох, этот несравненный голос Хулио Иглесиаса…

Любопытно
Трофейный аккордеон
В фотоархиве Зинаиды Кандаковой множество карточек, которые были сделаны в студенческие годы. «Вот этот снимок, например, висел на Невском проспекте, около магазина «Елисеевский», — рассказывает Зинаида Михайловна, показывая свой портрет, на котором она запечатлена с аккордеоном в руках. – Рядом с «Елисеевским» было фотоателье, в витрине которого фотограф размещал понравившиеся ему снимки. Однажды девчонки, соседки по общежитию, увидев мой снимок, прибежали и со смехом кричат мне: «Зинка, тебя на Невском повесили!» А аккордеон этот трофейный, папа мне его привез в 1946 году. Он до сих пор хранится в нашей семье как реликвия!»

Марина Алексеева,
golos@35media.ru