Череповчанин творит в соавторстве с огнем

Лель, задумчиво играющий сказочную мелодию на волшебной свирели, печальный арлекин, отставивший в сторону веселую маску и погрузившийся в раздумья, загребающий веслами уставший рыбак, из последних сил преодолевающий волну за волной… Разнообразные персонажи населяют небольшие медные «холсты» череповецкого художника-эмальера Тимофея Волкова — заставляют переживать, думать и созерцать… Об этом и многом другом узнал в бесед с ним журналист «Голоса Череповца».

— Тимофей, ваш отец Юрий Волков был известным художником. Невозможно не спросить: наверняка краски, кисти и холсты в вашем детстве заменяли привычные игрушки?
— Конечно, с раннего детства меня окружала атмосфера искусства и мира живописи. Вместо детского сада я сутками пропадал в папиной мастерской, наблюдая за тем, как он работает. Долгое время он трудился на должности преподавателя художественно-графического факультета и часто брал меня с собой на работу. Пока он вел пары у студентов, я мог заниматься своими делами — например, перерисовать голубиное чучело... Помню, в мастерскую к отцу часто приходили гости, другие художники, которые устраивали мне своеобразные искусствоведческие «тесты». Открывали передо мной большой альбом с шедеврами живописи, прикрывали ладонью имя художника, а я должен был угадать, кисти какого мастера принадлежит работа и желательно год ее создания. Как правило, я не ошибался...

— Отец не настаивал на том, чтобы вы стали художником?
— Нет, папа ценил свободу и волеизъявление других людей. Наверное, потому что сам был свободолюбивым человеком. Не зря он очень любил Лермонтова. Кавказ, бескрайние просторы, дух независимости... Все это было ему близко. Уверен, что и его студенты подтвердят мои слова: он мог подсказать, направить на нужный путь, но никак не заставить. Конечно, ребенком, глядя на него, я тоже хотел быть художником. И он всегда поддерживал меня, за что я ему благодарен. Помню, мне было лет 13, когда он увидел мой акварельный рисунок и всерьез оценил его как работу профессионального акварелиста. Но время шло, наступила и в моей жизни пора юношеского максимализма и бурной молодости. Тогда я стал отдаляться от творчества все дальше. Возможно, в моем поведении читался даже некий протест. Не знаю… Но опять же — отец не настаивал, он как будто знал, что я вернусь к этому, что время все расставит по своим местам.

— И когда же в вашу жизнь вернулось искусство?
— Все началось с витражей. После смерти папы мне было очень тяжело, я не знал, куда себя деть. Я сутками лежал на кровати, рассматривая сайты объявлений, и однажды наткнулся на вакансию витражиста. Работа заключалась в оклеивании стекол разноцветной пленкой. Я пришел на собеседование. И владелец мастерской Владимир — в последующем мой хороший друг — провел мне полноценную экскурсию, детально объясняя, чем предстоит заниматься. И пока мы гуляли по мастерской, я заметил стоящие поодаль настоящие разноцветные витражные стекла и сказал Владимиру: «Я хочу заняться работой с настоящими витражами, паять их, собирать и в целом постигать это искусство. Могу я попробовать?» И он не отказал. Так я стал читать необходимую литературу, смотреть обучающие видео и шаг за шагом погружаться в мир витражей... А спустя время в интернете увидел заметку, приглашающую посетить мастер-классы по горячей эмали череповецкого профессионала, эмальера с 30-летним стажем Людмилы Ваневой. Вот именно тогда, на мастер-классе, я и понял, что эмаль – это мое, что теперь это искусство со мной на всю жизнь. В этом деле меня покорило буквально все. И сам процесс запекания эмали в печи, и нанесение краски, и конечный результат… Людмила стала моим другом, наставником и учителем. Я регулярно консультируюсь с ней, прошу совета.

— Витраж и эмаль – два разных мира?
— Абсолютно! Это две совершенно разные техники. Могу сказать, что эмаль внутренне сейчас мне гораздо ближе. Потому что, работая с ней, я чувствую полную свободу. Свободу в самовыражении, в идеях, в создании образов. Витраж – это тоже очень интересно, и я не собираюсь его забрасывать. Просто витражная техника, как правило, подразумевает обязательную включенность в интерьер: создавая витраж, тебе желательно подстраиваться под заданные условия. Например, сейчас я работаю над витражом, который будет установлен над входом в церковь, строящуюся в Череповецком районе. Заказчик отметил, что в этой местности в давние времена находилось множество мельниц, и попросил меня учесть это при создании работы. И это здорово, но эмаль – самостоятельное произведение искусства, это легкость, полет души. Бывает, приду в мастерскую, начну разогревать муфельную печь и хожу туда-сюда кругами в нетерпении – настолько сильно хочется поскорее начать.

— Насколько высока температура в муфельной печи во время запекания работы?
— Температура очень большая – 800, 850, вплоть до 900 градусов… В этом деле очень много нюансов. Буквально несколько секунд передержишь – и работа может быть безвозвратно испорчена, а если, наоборот, недодержать, то краски могут не дать необходимого эффекта. Огонь здесь полноценный соавтор твоего произведения. Никогда не знаешь со стопроцентной точностью, как он себя поведет, он начинает работу – ты продолжаешь.

-Можете рассказать про некоторые эмали, особенно важные для вас?
— Я бы выделил три наиболее дорогие для меня работы. Во-первых, «Стражи вечности». Орел, парящий на фоне живописных горных пейзажей прекрасного Домбая. Через эту эмаль я как бы продолжил одну из работ своего отца. Здесь, помимо лермонтовских мотивов, я еще вдохновлялся и работами художника Эндрю Уайета – американского мастера, картины которого наполнены интересной мистической атмосферой. В этом парящем орле для меня отразился образ свободы, независимости. Во-вторых, эмаль «Яблочный спас». Казалось бы, простая работа – несколько красных яблочек на деревенском подоконнике, но для меня она олицетворяет образ Родины, дорогие сердцу деревенские воспоминания. И еще одна работа, пока без названия, на которой изображен женский образ – древнегреческая богиня земли и природы Гея. Мне кажется, есть в этой работе что-то рембрандтовское… Есть в ней любовь.

Иван Крылов,
golos@35media.ru