35media.ru

Врач хоккейного «Алмаза» Евгений Поморов рассказал «Речи», как спас женщину на борту самолета

Евгений Поморов вмиг стал известен на всю Россию после случая со спасением пассажирки самолета, в котором «Алмаз» возвращался с Дальнего Востока. Врач рассказал «Речи» все подробности, а также поведал о специфике работы с хоккеистами.

Что произошло в самолете Владивосток — Мосва? В прессе писали, что вы спасли женщину, потерявшую сознание, и передали ее врачам в Нижневартовске, где самолет совершил экстренную посадку…

— По большому счету ничего особо тяжелого и серьезного там не произошло. Картинка сложилась не в первую минуту, но, по моему мнению, у женщины был ситуационный невроз. От длительного полета у нее расшалились нервы, а она больна бронхиальной астмой. При всех неврозах первый симптом — это чувство нехватки воздуха. Она начала аэрозолями лечить астму. Загнала себя до такой степени, что упало давление до 60 — судороги конечностей, оглушение, спутанность сознания. Она была практически неконтактная. С этими делами мы быстро справились; что с ней делали в Нижневартовске, я не знаю. Ничего угрожающего жизни там не было.

Как вы узнали о ее недомогании?

— Женщина обратилась к стюардессе, сказала, что у нее сильная головная боль, одышка. Они пытались ее полечить, давали кислород, как я понял. Когда она стала совсем неконтактной, они объявили по самолету: есть ли врачи на борту? В основном боролись с ее судорогами, сделал противосудорожные инъекции, гормончики дали. У меня при себе есть медикаменты, но все это оказалось на борту самолета. Мы просили, и нам все давали.

Раньше вам доводилось не по работе откачивать людей?

— Бывало, конечно, и неоднократно. Много разных случаев. Бывало в поездах, несколько раз в бане случалось. Кстати говоря, в бане люди часто сознание теряют.

Как вы пришли в хоккей?

— Я работал на скорой помощи в реанимационных бригадах 28 лет. Сын занимался хоккеем, окончил хоккейную школу. Я часто ездил с детскими командами, по договору работал. А потом доктор уходил из «Алмаза», и меня тренеры пригласили, я был знаком со всеми, можно сказать, дружил. Так и попал в хоккей, работаю седьмой сезон. Сначала, конечно, проучился по спортивной медицине.

В контактной сфере главное — травматология или не только?

— Спортивный врач, который работает с командой, должен быть специалистом очень широкого профиля. Мальчишек в команде много, около 40 человек, плюс взрослые. Болеют разными заболеваниями — от самых банальных болезней до серьезных травм. Быть чисто травматологом в спорте мало, особенно в молодежной команде. Всех заболеваний ему не охватить. Моя спецификация врача скорой помощи (у меня была высшая категория) как раз охватывает травматологию, кардиологию, неврологию и все остальные направления.

Вас с таким опытом, наверное, ничем не удивишь. И все-таки — какова специфика работы спортивным врачом? К чему больше всего привыкать пришлось?

— Самое сложное в нашем деле — восстановление спортсмена. Сезон длинный, и нужно очень аккуратно подходить к восстановлению хоккеиста от самых первых сборов на земле, чтобы он до конца сезона «дожил». То есть в хорошей форме остался.

Когда команда уходит в отпуск, даете рекомендации игрокам?

— Рекомендации дает в основном тренер по спортивной подготовке, целые программы им отправляет. Мы по медицине советуем правильно питаться в отпуске, чтобы не набрать лишний вес к началу следующего сезона.

То есть вы ко всему прочему еще и диетолог?

— Ну как же, обязательно. Питание в течение сезона — это забота врачей, мы заказываем в определенные дни определенное питание, дома и на выезде. В игровые дни — одно питание, в тренировочные — другое. Все это очень строго.

В игровой день чем кормите спортсменов?

— В игровой день главное — не перегрузить тяжелыми углеводами, продуктами, которые долго не эвакуируются из желудка. Типа жареной картошки, жирного мяса. Обычно в день игры кушаем легкие супчики типа куриной лапши, макароны с куриной филейкой или окорочком. И овощные салаты, конечно.

В коронавирусном году работы прибавилось?

— Да, работы стало больше. Нас тестируют раз в пять дней, все это надо организовать. Постоянно нужно проводить противовирусную профилактику, температуру измеряем по два раза в день. Команда и тренерский штаб процентов на 80 переболели. Я в начале октября переболел, в конце сентября и начале октября у нас была основная партия больных.

Почему у хоккеистов коронавирус так легко проходит — потому что молодые или потому что спортсмены?

— Проходит так же, как и у всех, было и у нас несколько полутяжелых случаев. Хочу сказать, что мы ведь и до того, как игроки заболели, проводили профилактические мероприятия. Например, давали аскорбинки. Конечно, у них и иммунитет неплохой благодаря занятиям спортом.

Сергей Виноградов