Дуэт, делающий наш город ярче

Работы граффити-художников Алексея Есина и Александра Булыгина знакомы всем череповчанам. На счету дуэта десятки совместных проектов. Только за 2020 год они успели нарисовать на фасадах зданий портреты двух летчиков — Чкалова и Годовикова (на одноименных улицах), создать граффити в честь медицинских работников на улице Ломоносова, оживить скучные электробудки на Октябрьском проспекте, изобразив на них главные атрибуты и символы города. Портрет Башлачева на трансформаторной будке возле здания Пенсионного фонда; стена, посвященная Великой Победе, на пристройке дома по адресу: пр. Победы, 73; арт-объект «Я люблю Череповец» в парке КиО… Все это работы их умелых рук. С граффитистами пообщался журналист «Голоса Череповца».

Ребята, расскажите, как вы пришли в мир граффити и с чего началась ваша дружба.
Алексей: По моим ощущениям, культура граффити стала зарождаться в нашем городе в конце 90-х, но пик ее пришелся на середину «нулевых». И как раз в этот период у нас в целом наблюдался подъем субкультурной жизни: появление множества отечественных альтернативных музыкальных групп, развитие экстремальных видов спорта, повсеместное катание на скейтбордах… И меня, двадцатилетнего, все это жутко привлекало. Вот тогда в моей жизни и появились граффити. В ту пору уже существовали целые команды граффитчиков, но мы с моим товарищем, тоже «заболевшим» этой темой, не примыкая ни к одной из них, просто ходили на заброшенные объекты и рисовали, выводили шрифты и набивали руку. Тут стоит сказать про флер запретности: я никогда не гнался за этим, никогда не стремился за этой «остринкой», у меня не возникало желания раскрасить вагон поезда и поскорее сбежать с «места преступления». Такой адреналин меня не привлекал. Тогда зачем я продолжал рисовать? Честно — не знаю. Наверное, просто хотелось на пике развития жанра заявить о себе, продемонстрировать свои навыки другим… Постепенно граффити выходили из моды, команды распадались, а я, наоборот, погружался в это все больше. Теперь это моя основная работа. Художественного образования у меня нет – за плечами металлургический техникум и ЧГУ. Но поработав по специальности (инженер-механик), я понял, что это не мое – искусство ближе…

Александр: У меня все проще. Несколько лет назад мне нужно было найти специалиста, который смог бы художественно расписать стену у меня в квартире. И я нашел Алексея. Пока он выполнял заказ, мы разговорились, познакомились и подружились. А потом у меня возникла идея, которую Леша помог осуществить, – мы сделали ряд креативных урн в виде спичечных коробков, колоды карт, мультяшных персонажей (впоследствии они были установлены в парке 200-летия Череповца). А спустя время Алексей приступил к работе над созданием граффити, посвященных 70-летию Победы (пристройка дома по адресу: пр. Победы, 73), и я вызвался ему помочь. Так и пошло… У меня тоже нет художественного образования, но рисовать всегда любил. До недавнего времени работал плотником в одной организации, но теперь рисование — основная работа для меня.



Насколько технически сложно осуществлять граффити-проекты на высоте десятиэтажных домов?
Алексей: Я бы не сказал, что есть какие-то существенные сложности… Высоты мы не боимся! У нас на руках все расчеты – соотношение миллиметров на картинке и в реальных масштабах. Хотя, конечно, есть ряд нюансов, которые нужно учитывать при работе. Многие граффитчики при создании муралов (настенная живопись — прим. авт.) пользуются проектором, который проецирует изображение на фасад здания, а потом просто обводят контуры; кто-то использует видеокамеры, чтобы со стороны следить за процессом. Думаю, мы тоже рано или поздно обзаведемся такой техникой. Но обязательно нужно подчеркнуть, что мы тоже совершаем ошибки в процессе работы. Это нормально. Сделали часть работы – спустились с вышки, отошли подальше посмотреть, все ли в порядке. Поняли, что где-то пошло не так, – приступили к исправлению. И так раз за разом.

Александр: Леша – огромный талантище! Возможно, со стороны кажется, что это легко, но это не так. Есть множество моментов, которые нужно учитывать: пропорции, масштабы…

Получается, Алексей все-таки занимает ведущую роль в вашем дуэте?
Александр: Да, Леша задает тон…
Алексей: Ну, создание эскизов, работа в компьютерных программах, привязка к 3D-моделированию – это на мне… На самом деле я рад, что мы работаем вдвоем, потому что, когда трудишься в паре, всегда происходит обмен мнениями. Каждый день превращается в настоящее приключение!


Как вы относитесь к критике ваших работ? Следите за комментариями в социальных сетях?
Алексей: Я считаю, что критика необходима, но ведь комментарии в соцсетях носят разный характер — как положительный, так и отрицательный. Можно сказать, что интернет-отзывы служат неким общим знаменателем: кому-то нравятся наши работы, кому-то нет. Люди просто высказывают свою точку зрения. Это нормально. Но я не смогу припомнить такого, чтобы кто-то ко мне подошел на улице и сказал, что работа, к которой я приложил руку, ужасна. Скорее наоборот: у меня были случаи, когда в подъезде собственного дома окликали, приветствуя, дескать, хорошо у вас получилось. Все в основном настроены положительно. По мере нашей деятельности мы, конечно, будем прислушиваться к адекватным комментариям.
Александр: Да, важно, чтобы критика была адекватной. На необоснованный хейт и откровенные оскорбления мы не реагируем. К сожалению, многие просто не имеют представления, о чем пишут. Но, с другой стороны, это объяснимо. Просто нужно создавать прецеденты, делать так, чтобы у людей были конкретные наглядные примеры… Муралы появляются в разных уголках России и мира все в больших количествах. Это красиво, современно. Нужно, чтобы город двигался вперед, развивался. Конечно, мы признаем, что важен комплексный подход: граффити должны быть органично вписаны в окружающую среду, соответствовать общему тону улицы и контексту.



Одно из самых частых замечаний в ваш адрес связано с тем, что краска из баллончиков, которой вы пользуетесь, скорее всего, недолговечна, мол, рисунок очень быстро выцветет…
Алексей: Мы пользуемся одной из самых дорогих и качественных испанских красок, которую заказываем у официального представителя бренда в Москве. Это такая краска, которую даже не нужно покрывать лаком – он уже содержится в ее составе. Она действительно очень надежная: производитель дает гарантию на долгие годы. Другое дело – это качество стен. Например, если наносить граффити зимой на стену, которая с другой стороны никак не отапливается, то по весне из нее пойдет соль и испортит рисунок… Но могу добавить, что рытвинка или ямка на фасаде не является существенным препятствием для работы: при покрытии краской этот дефект будет незаметен.



Иван Крылов,
golos@35media.ru