Тяжба из-за дорожной ямы

Череповчанка Людмила Малова, проезжая на велосипеде по улице Наседкина в теплый июньский вечер, угодила в дорожную яму. Результат падения – многочисленные ушибы и сломанный велосипед. Чтобы получить компенсацию за причиненный ущерб, женщине пришлось судиться полтора года.

На пути к тропе здоровья. «Я на велосипеде катаюсь обычно только на даче, но вот решила прокатиться по городу. Взяла велосипед дочери, и поехали с сыном вдвоем на тропу здоровья, — рассказывает «Голосу Череповца» Людмила. – Миновав перекресток Наседкина и Любецкой, покатились по склону, и тут внезапно вижу огромную яму, начинаю тормозить, но переднее колесо проваливается, и я лечу на асфальт. Хорошо, что рядом фитнес-клуб, зашли туда, обратились к администратору, обработали раны. После этого пошли домой пешком, так как велосипед был сломан. Изначально надеялась, что легко отделалась, но утром болело все, на теле было множество гематом, ссадины. Пришлось ехать в травмпункт, а потом две недели провести на больничном. Прошло уже полтора года, а спина по-прежнему болит, напоминает о падении».

Дело принципа. Людмила решила, что так просто это оставлять нельзя. Позвонила на горячую линию, где ей посоветовали оформить происшествие по всем правилам и требовать компенсацию.
— Сначала я обратилась в ГИБДД, чтобы зафиксировать сам факт ДТП, — рассказывает Людмила. – Теперь-то я знаю, что нужно было сразу на место вызывать и ДПС, и скорую, тогда было бы гораздо проще доказывать. А в моем случае тяжбы растянулись на полтора года. Не скажу, что в ГИБДД восприняли мою просьбу с энтузиазмом, но административное дело по факту ДТП открыли. И причиной аварии значилось состояние дорожного покрытия.
Людмила пошла по юристам с просьбой помочь в этом деле, но многие отказывались браться.
— А мы решили помочь, так как вопрос нам показался принципиальным, хотя сумма иска была незначительная, — говорит адвокат Николай Сальников. – На руках было медицинское заключение о полученных травмах, больничный, взяли справку о потере дохода с места работы, постановление ГИБДД о проведении административного расследования по ДТП. То есть имелось все, что нужно: подтверждение факта происшествия, причины, приведшей к нему, и причиненного ущерба. Нашелся и свидетель, видевший момент падения Людмилы. Также была сделана экспертиза механических повреждений, полученных велосипедом. Первым делом, как и полагается по закону, мы обратились с претензионным письмом в городской департамент ЖКХ, так как это муниципальная земля, и в предприятие «Спецавтотранс», которое, по нашей информации, занималось обслуживанием этой дороги по контракту.
Людмила просила компенсировать моральный вред, причиненный в результате полученной травмы, — 30 000 рублей, стоимость поврежденного велосипеда – 12 100 руб., расходы на оплату услуг оценщика – 1 500 руб., утраченный в период нахождения на больничном заработок – 7 578 руб.

«Презумпция вины». Сотрудники ГИБДД провели обследование участка дороги от перекрестка улиц Наседкина и Любецкой до дома № 26 на ул. Наседкина на предмет безопасности и соответствия дорожного покрытия требованиям ГОСТ Р. Согласно составленному акту были выявлены «неровности дорожного покрытия в виде просадок и выбоин, не отвечающих требованиям ГОСТ». Акт составлен с фотофиксацией. После этого департаменту ЖКХ было выдано предписание об устранении недостатков в течение 12 суток.
— Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 26 января 2010 года № 1, установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен предоставить сам ответчик, — объясняет Николай Сальников. — Потерпевший представляет доказательства факта увечья или иного повреждения здоровья (например, в результате ДТП), размера причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред. В соответствии с п. 2 ст. 1096 ГК РФ, вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу. В нашем случае недостатки в работе дорожников были официально зафиксированы!

Кто все-таки виноват? Дело в итоге дошло до суда, так как добровольно платить компенсацию никто не хотел. Более того, так или иначе причастные к этой дороге структуры начали перекладывать ответственность друг на друга, а еще и на Людмилу. ГИБДД своим актом проверки показала, что уже просила устранить опасные неровности владельца дороги. «Спецавтотранс» уведомил, что с 1 июня уже не обслуживал эту дорогу. В суде представители ДЖКХ заявили, что данный участок дороги находится на содержании МУП «Водоканал». Оказалось, что по договорам аренды, заключенным между комитетом по управлению имуществом Череповца и МУП «Водоканал», этот земельный участок, включая автомобильную дорогу, передан в пользование «Водоканалу», который, по мнению суда, и оказался «надлежащим ответчиком» по иску Людмилы Маловой. При этом юристы ДЖКХ все равно предъявили претензии Людмиле о том, что она сразу после происшествия не вызвала на место сотрудников ГИБДД.
Представители «Водоканала» не потрудились прийти в суд, для начала ограничившись письменным отзывом, в котором полагали «исковые требования не подлежащими удовлетворению, поскольку истец не обратилась в ГИБДД, скрылась с места ДТП, отсутствуют материалы, указывающие место совершения ДТП, повреждения дороги являлись незначительными и не могли служить причиной повреждения велосипеда, располагались посередине дороги, движение велосипедиста допускается по правому краю проезжей части, инспектор ГИБДД при составлении материала не выезжал на место ДТП, истец не проявил должной осмотрительности, нарушил ПДД, допустил грубую неосторожность, не установлен факт ДТП, причинно-следственная связь между повреждениями».
— Меня юристы ответчиков обвиняли во всем случившемся, — говорит Людмила. – Для меня это стало шоком. После этого я больше на судебные заседания не ходила, там работал мой представитель. Если честно, были моменты, когда я уже хотела все прекратить, но адвокаты убедили меня дойти до конца, так как это было дело принципа.
А вот в заключении прокурора говорилось, что следует удовлетворить исковые требования о взыскании морального вреда, исходя из принципа разумности, с ответчика — МУП «Водоканал».
— Помимо этого еще была проведена независимая судебная экспертиза, которая заключила, что, цитирую, «в данной дорожной ситуации, с учетом состояния дороги и обстоятельств дела, велосипедист не располагала технической возможностью избежать наезда на препятствие и предотвратить ДТП и в ее действиях несоответствий требованию п. 10.1 Правил дорожного движения не усматривается», — говорит Николай Сальников.

Сколько заплатят? В судебном решении сказано: «Суд полагает, что ответчиком не доказано отсутствие его вины, а также наличие грубой неосторожности в действиях Маловой Л.Г. в происшествии, в результате которого истец получила телесные повреждения. <…> При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред».
На основании этого суд пришел к выводу о необходимости частичного удовлетворения исковых требований и взыскания в пользу истца компенсации морального вреда в сумме 20 000 рублей. Также «Водоканал» обязали компенсировать разницу между заработной платой Людмилы и оплатой по листку нетрудоспособности за этот период, которая составила 7 578 рублей.
В то же время суд не нашел оснований для взыскания с ответчика в пользу истца стоимости поврежденного велосипеда и понесенных расходов на оплату услуг оценщика, поскольку, как сказано в судебном решении, «доказательств повреждений велосипеда, влекущих его непригодность для дальнейшего использования, в результате происшествия истцом не предоставлено, повреждения велосипеда, их характер в момент ДТП не зафиксированы <…> представленные фотографии не позволяют оценить наличие повреждений, их объем».
Таким образом, Людмиле ответчик обязан выплатить суммарно 27 578 рублей. С него также взыскали 5 220 рублей за проведение экспертизы и государственную пошлину в доход местного бюджета — 700 рублей.
Добавим, что это судебное решение устояло и после поданной ответчиком апелляции.

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»