28 лошадям из частной череповецкой конюшни предстоит тяжелая зимовка,

«Куда ни глянь — везде одни тупики», — так безрадостно описывает состояние, сложившиеся вокруг дела своей жизни предприниматель Марина Быкова. На протяжении многих лет она является владелицей частной конюшни, расположенной на Кирилловском шоссе. Женщина признается: за долгие годы приходилось сталкиваться со множеством проблем, связанных и с нехваткой корма для лошадок, и с дефицитом финансов и пр. Но сейчас обстановка действительно на грани критической. В октябре конюшня получила предписание от арендодателя — часть помещений освободить в течение 30 дней.

Теплицы и конюшни. В освободившееся помещение арендодатель планирует пустить лошадей, принадлежащих детской спортивной школе, расположенной рядом. Причины веские — их здание находится в аварийном состоянии, а территория, на которой оно находится, будет продано для продолжения строительства нового тепличного комплекса. Как поясняет Марина, договор на аренду еще одной части конюшни у нее заключен до 8 апреля 2021 года, так что теоретически время решить проблему еще есть. Но есть ли выход из этой непростой ситуации? Где в Череповце можно найти место для лошадей? Готова ли предприниматель все бросить и сдаться? Журналист «Голоса Череповца» задал все эти вопросы Марине Быковой при личной встрече.

Любовь на всю жизнь. Как рассказывает Марина, любовь к лошадям у нее с самого детства. Когда она еще ходила в детский сад, отец часто привозил ее в конюшню, в которой работал его друг. Атмосфера настолько покорила ее, что предопределила будущий род занятий.
Как только Марине исполнилось 10 лет, она стала заниматься конным спортом в детской спортшколе, расположенной на ипподроме. Со временем ей захотелось приобрести и собственную лошадь. Желание было настолько сильным, что подростком Марина стала подрабатывать, например продавала газеты. С трудом, но удалось накопить сумму, достаточную для покупки небольшой лошадки. Животное разместила в небольшом сарае на территории ипподрома. Когда родители Марины узнали о приобретении, были в шоке.
— Денег мне хватило только на маленькую, но злую лошадку... Ох, сколько она мне крови выпила! Она все время хотела есть, и чтобы ее прокормить, работать приходилось вдвое больше! — вспоминает Марина. — Через два года лошадь умерла, под самый Новый год. Марина погоревала и через некоторое время снова приобрела лошадь. После того как Марина вышла замуж, все стали убеждать девушку, что надо заниматься семьей, а лошадь — продать. Она так и поступила, но через два года решила: в жизни нужно заниматься тем, чем хочешь. И вернулась к лошадям.
Так что жизнь Марины так или иначе всегда была связана с городским ипподромом — местом, где сейчас и происходят сложные юридические перипетии.

Животное не продается. Марина рассказывает, что от многих советчиков, желающих помочь ей в финансовых вопросах, часто слышит: «Продайте лошадей и выручите деньги на поиск новой конюшни». Но не все так просто, и Марина поясняет почему. Во-первых, сейчас зима, а лошадей зимой не покупают, «ликвидное» время для этого — весна. Во-вторых, самых «интересных» лошадок пришлось продать еще весной и летом, в пик карантина, чтобы помочь выжить остальным животным. Ведь в период тотальных ограничений «зарабатывать» себе на корм лошади не могли — все развлечения (катания на лошадях и пр.) были под запретом. Причем продать животных пришлось по заниженным ценам. В-третьих, есть и личностный аспект.
— Прежде чем лошадь-спортсмен будет показывать результаты, нужно не один год прикладывать усилия, — рассказывает Марина. — С лошадью нужно заниматься как минимум шесть дней в неделю. Представьте, как ребята-наездники привязываются к ним! А мне говорят: «Продайте»...
Всего в частной конюшне сейчас обитает 28 лошадей, есть пони, но большинство — спортивные. Как говорит Быкова, ради них все и затевается. Далее идут «ломовые», или прокатные, лошадки. В силу своего спокойного темперамента они легко воспринимают общение с разными людьми и детьми, участвуют в фотосессиях и т. д. На данный момент они приносят конюшне наибольший доход. Есть и жеребые (беременные), и старенькие, и лошади, лишившиеся из-за пандемии привычного образа жизни.
— Например, у нас есть цирковая лошадь, — рассказывает Марина. — Когда-то она участвовала в представлениях, ее возили по городам. И вот куда ей теперь деваться?

Ангар спасения. В текущих условиях единственным адекватным для зимовки лошадок местом является большой пустующий ангар, расположенный неподалеку от конюшни. Сейчас Быкова занимается тем, что пытается в сжатые сроки перевезти животных туда. Помещение нужно подготовить, как минимум подвести туда электричество и воду. У мастеров из Воскресенска Быкова заказала 30 клеток-денников. На их изготовление пришлось потратить порядка 600 тысяч рублей. Казалось бы, решение найдено. Но возникают другие проблемы. Дело в том, поясняет Марина, что когда-то они вместе с мужем начинали заниматься одним бизнесом. Супруг является учредителем и директором фирмы, которой принадлежит ангар. Но в этом году Быковы развелись. И бывший супруг может выставить ангар на продажу. Сейчас суд разбирается в имущественных вопросах распавшейся семьи. Одним словом, пока суд да дело, зима наступила, лошадям нужно где-то жить и что-то есть, порядка 200 тысяч рублей в месяц требуется на сено.
— На мне лежит огромная ответственность. Что я могу предложить людям, работающим на конюшне?! Переезжаем в ангар, из которого нас, возможно, выселят?! Копим деньги на еще не существующую конюшню без дальнейших перспектив?! Но ничего не делать, дожидаясь весны, когда мы будем вынуждены покинуть помещение, я не могу, — рассуждает Марина.

30 гектаров надежды. Конечно, Марина долгое время искала подходящие варианты для расположения конюшни в другом месте, вдалеке от ипподрома. И так объясняет сложности: в пределах города нет ни одной старой фермы, которую можно было бы преобразовать в конюшню. Железный склад («лишь бы было четыре стены») или полуразрушенный свинарник не подойдут. К тому же большинство подопечных — спортсмены, которым нужна территория для регулярного выгула и моциона.
Перебрав все варианты, Марина пришла к выводу, что единственно верный путь в данной ситуации — начать строительство собственной новой конюшни. Да, финансовая ситуация далека от идеальной, но времени надеяться на чудо нет. Нужно хотя бы начать.
— Я нашла место под Починком, — рассказывает Марина. — Далеко от города, возникает множество вопросов, связанных с транспортировкой животных, но это единственный подходящий для нас вариант в округе. Предстоит обустроить 30 гектаров пустого пространства. На строительство новой конюшни, рассчитанной на 30 мест, придется потратить порядка 4 млн рублей и как минимум два года.
Стоимость самого участка составляет 900 тысяч рублей. Половину суммы Марина уже внесла, половину должна отдать в ближайшее время. Девушка признается — как отдавать, не знает. Ей уже пришлось продать автомобиль, чтобы собрать деньги на новые клетки в ангаре. На специализированной коневозке, чтобы заработать, Быкова перевозит коров, свиней и даже верблюдов.
Сейчас Марина продолжает обустраивать ангар, занимается с наездниками, предоставляет лошадей для «покатушек» и фотосессий, а также надеется, что все-таки найдется инвестор, готовый вкладывать средства в лошадей и получать отдачу от этого бизнеса. Ведь спрос-то, по ее словам, на лошадок в Череповце есть, и немалый.
Несмотря на все проблемы, Марина уверенно резюмирует: «Для меня лошади — это жизнь. Я ничем другим заниматься не умею. Да и не хочу. Признаться, сил осталось мало, но я точно знаю, что никогда не прощу себе, если все брошу и хотя бы не попытаюсь!»

Иван Крылов, газета «Голос Череповца»