Реформа экономики стартовала

В начале этой недели премьер-министр Михаил Мишустин представил программу реорганизации российских институтов развития. По сути, проект касается реформы государственной власти, которой в условиях пандемии придается особенное значение.

Что это за институты

Институты развития — это общее название для системы из сорока различных фондов, банков и корпораций, которые появились в России после кризиса 2008 — 2009 годов и были призваны решать проблемы в стратегически важных секторах экономики страны. Это сельское хозяйство, высокие технологии, строительство жилья, развитие бизнеса, промышленности и т. д.

Каждый институт развития должен был решать свою задачу. С одной стороны, это казалось логичным — собрать под одной крышей специалистов и чиновников, компетентных в конкретных вопросах, знающих проблемы той или иной отрасли, того или иного региона. Но результаты работы оказались разными.

Так, успехи страны в сельском хозяйстве связывают с хорошей работой Россельхозбанка, расширение ипотеки, в том числе льготной, — с деятельностью площадки ДОМ.РФ. Таких образцов много. Но есть и противоположные примеры.

Одна из проблем работы институтов развития — дублирование функций. Так, сегодня существует сразу несколько ведомств, отвечающих за развитие Дальнего Востока: Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике, Фонд развития Дальнего Востока и Арктики, Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта.

Некоторые институты признаны откровенно неэффективными. Так, Счетная палата установила, что АО «Росинфокоминвест» (отвечает за рост отрасли информационно-коммуникационных технологий) с момента своего создания профинансировал лишь один проект из запланированных 14, инвестировав 75 млн рублей вместо 1,2 млрд.

Учитывая все это, в правительстве Михаила Мишустина было принято (по поручению президента) решение часть институтов развития оставить без изменений, а часть ликвидировать, распределив их функции между оставшимися организациями. К тому же, как объяснил премьер-министр, «за последние годы появились новые вызовы».

Что планируется сделать

Стратегически важные организации в новой структуре будут сохранены. К ним относятся «Росатом», «Роскосмос», «Ростех», «Росавтодор», «Росагролизинг», Россельхозбанк, Агентство по страхованию вкладов, «Российский экологический оператор», ДОМ.РФ, Корпорация развития Дальнего Востока, Корпорация развития Северного Кавказа.

Под управление госкорпорации ВЭБ.РФ перейдут «Роснано», фонд «Сколково», Корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, Российский экспортный центр, Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций и несколько фондов.

Будут ликвидированы уже упомянутые «Росинфокоминвест» и «дальневосточные» ведомства, АО «Особые экономические зоны», Российский фонд развития информационных технологий, Агентство по технологическому развитию и Фонд развития моногородов. Часть их функций перераспределят между ВЭБ.РФ и федеральными министерствами и ведомствами.

В правительстве полагают, что ресурсы ВЭБ.РФ (бывший Внешэкономбанк; до сих пор он отвечал за финансирование крупных инвестиционных проектов) значительно превышают те, которые имеются в распоряжении нынешних отдельных институтов.

Наконец, еще целый ряд институтов предлагается укрупнить, объединив структуры со схожим функционалом.

К чему приведет реформа

Надо напомнить, что деятельность институтов развития и прежде вызывала у власти сомнения. Так, еще в 2015 году в своем послании Федеральному собранию президент Владимир Путин сетовал, что многие институты «превратились в настоящую помойку для плохих долгов». Он призывал оптимизировать их структуру и механизмы работы.

По всей видимости, время для этого настало как раз после прихода на пост председателя правительства Михаила Мишустина, в заслугу которому ставится организация работы налоговой службы, ранее возглавляемой им.

Разница в том, что на кардинальное реформирование ФНС Мишустину потребовались годы, теперь же сроки сжаты как никогда. «Предлагаю начать оптимизацию системы управления с 1 января и не растягивать, а провести ее за три месяца, до 1 апреля», — заявил он. Это косвенно говорит о том, что предварительная работа по подготовке реформы была начата задолго до ее объявления в минувший понедельник.

Как считают многие экономисты, реформа институтов развития назревала давно. Учитывая общее их количество, нетрудно было предсказать, что не все они будут эффективными, и нынешняя оптимизация — естественный результат переосмысления положительных и отрицательных практик.

По мнению замдиректора Института истории и политики МПГУ Владимира Шаповалова, с момента административной реформы 2004 года это самое крупное, системное и серьезное изменение структур исполнительной власти. И последствия для развития страны будут достаточно серьезны.

Экономист Александр Широв считает, что новая конфигурация институтов развития — это и определенный вызов для правительства. Управлять такими крупными структурами непросто, значит, возможный следующий шаг — перераспределение полномочий внутри правительства.

Следовательно, стоит ждать новых структурных изменений во властной вертикали. В любом случае уменьшение бюрократии, которая, как известно, имеет свойство неконтролируемо разрастаться в любых условиях, — определенно положительный шаг.

Андрей Савин