«Акварель нужно обуздать»

«Стоит только человеку, который считает, что акварель — это вовсе не искусство, хотя бы раз сходить со мной на пленэр и посмотреть, как я работаю, как он обязательно скажет: «Я забираю свои слова назад!» — рассказывает череповецкая акварелистка Любовь Борисова. И приводит в пример истории, доказывающие, что, да, есть еще художники, которые почему-то считают акварельную живопись низшим жанром. А Любовь когда-то так полюбила ее, что превратила в дело жизни. И теперь старается привить эту страсть и студийцам, обучающимся у нее в мастерской. Урбанистические зарисовки, цветы, натюрморты, промышленные пейзажи — все это можно встретить на ее многочисленных полотнах разной формы и величины. К слову, взглянуть на работы Любови и ее учеников вы можете, посетив Камерный театр: в фойе 2-го этажа размещена выставка «Города мира» (0+).

Любовь, бытует мнение, что акварель — это краска, которой сложно управлять. Это так?
Да, акварель нужно обуздать. Хотя правильнее сказать: художник должен подстроить себя под акварель. Процесс овладения акварельной техникой вызывает чувства, сравнимые с теми, когда ты учишься водить автомобиль. Здесь нужно понимать последовательность действий, которые от тебя требуются. Садишься за руль — нужно сразу сориентироваться, куда ставить ноги, что и где включить, пристегнуть ремень, а еще посмотреть в зеркало заднего вида... Но пройдет время, и ты будешь выполнять эти действия автоматически. Когда кто-то из учеников приходит ко мне впервые и говорит: «Ой, я совсем не умею краски смешивать», я отвечаю: «Не думай, просто делай». И вот проходит время, я спрашиваю: «Ну как? Раздумываешь, прежде чем начать писать, о том, какую краску взять?» Нет: все доведено до автоматизма. Но я себе ставлю уже немного другие задачи, не связанные с выполнением каких-то технических приемов. Я стараюсь сосредоточиться на поиске интересных сюжетных композиций, нужного колорита, найти образ, который зацепил бы зрителя.

Можете рассказать про одну из ваших работ — с таким ярким образом?
У меня есть работа, посвященная победе в Великой Отечественной войне. Я изобразила на ней фрагмент из жизни военного Ленинграда: блокада, голод, лютые морозы под минус 40. И вот вдоль набережной идет маленькая девочка, которая тянет за собой на санках бидоны, наполненные водой с Невы...

Работа Любови, написанная к годовщине ВОВ. Девочка-блокадница через весь город везет воду с Невы к себе домой.

Интересно, что эта картина выросла из моего наброска питерской набережной, причем сделанного летом! При написании у меня были долгие композиционные поиски. В своем скетчбуке я делала несколько набросков, чтобы понять, как лучше расположить те или иные детали. Например, изначально героиней должна была быть не девочка, а бабушка. Но из-за ужасных условий жизни девочка — уставшая, сгорбленная — и так напоминает бабушку. И цветовая палитра сначала была выдержана в более темных тонах, но потом я решила: мы же выиграли войну, должно быть что-то светлое — и разбавила цвета, добавив в работу соль... Она помогла придать окружающей среде какой-то эффект нереальности.

Подобных хитростей у акварелистов хватает?
Конечно! Существует масса различных техник и приемов. «По-сырому», «по-сухому», с добавлением соли, спирта... Но зачастую на пленэрах сама природа диктует условия написания. Приходишь на место — определяешь, что влажность высокая, дождь, ветер, брызги во все стороны. Значит, пишем сегодня «по-сырому». А если мороз? Художники же, в хорошем смысле, люди ненормальные. Мы и в огромный минус пойдем работать: в валенках да укутавшись так, что только нос и видно. Так вот, чтобы работа не покрывалась корочкой льда, приходится прибегать к хитростям. Например, кто-то в воду добавляет пиво, а я беру с собой термос с большим количеством растворенной каменной соли — так вода не замерзает.

Для вас пленэры — это часть творческой жизни. Наверняка люди часто подходят и интересуются, что это вы тут пишете на улице?
В институте наш педагог по маслу говорил так: «Когда вы идете на пленэр, помните, что вы идете давать шоу». Художники все понимают и сами не против пообщаться с человеком, которому это интересно. Кроме тех моментов, когда ты действительно занят, находишься в процессе написания важной детали. Например, если я пишу небо, меня лучше не отвлекать! Я могу сказать: «Подождите 10 минут, и я с вами пообщаюсь». Был интересный случай. Пишу я Козий мостик в Устюжне. Вечереет. Вижу, вдалеке бредут, пошатываясь, две фигуры, явно в нетрезвом виде: мужчина и женщина. Подходят ко мне. Шатаясь, никак не могут найти точку опоры и сосредоточиться. Вдруг женщина указывает на кисть в моих руках и восклицает: «О! Коза!» А я действительно писала тогда большой кистью из козьего ворса. Она с точностью это определила. Мы разговорились с ними. Оказалось, они занимаются антиквариатом и вообще увлекаются предметами старины.

А в чем особенности написания неба для вас?
Небо пишется за раз! Написал — больше к нему не возвращаешься. Лично мой подход таков. Пейзаж должен быть погружен в воздушную ванну. Это значит, что все изменения, происходящие в небе, должны отражаться и в объектах на земле: домах, автомобилях, людях... Все настроение картины изначально зависит от этого элемента экспозиции. Это основа; всем, что ты вложил в изображение неба, можешь пользоваться и при написании остального.

Расскажите о самых запомнившихся пленэрах.
Очень запомнилось, как некогда мы с художниками писали зимой просторы Кирилло-Белозерского музея-заповедника. Жили мы тогда в кельях, толщина стен которых около четырех метров! Даже сотовая связь не ловилась... Зато спалось хорошо! Запомнилось, как писали заводскую территорию «ФосАгро» — интересный опыт. Да даже в этом году, когда у нас был городской пленэр и мы два дня писали судостроительный завод, было здорово. Там такие вежливые ребята-рабочие. Подходят к нам: «Вы сегодня пишете в этом месте? Мы тогда сюда ездить не будем и краны включать тоже». Из-за плеча все выглядывали и восклицали: «Вот это да, как красиво!»

У Любови есть серия работ, посвященных воздвижению второго моста через Шексну.

Любовь, какие у вас творческие планы?
У меня накопилось множество небольших работ с недавнего пленэра, на основе которых хочется создать большие полотна, подготовить их к грядущим выставкам. Также хочется организовать отдельную выставку, посвященную моим пленэрам в Карелии: для меня это знаковая тема. В плане творческого развития хотелось бы попробовать себя в монохромной живописи, используя при написании сдержанную гамму цветов, мне кажется это интересным... А вообще, мне бы хотелось, чтобы акварелистов у нас в городе и области стало как можно больше. Если раньше я, можно сказать, гордилась тем, что практически одна занимаю эту нишу, то сейчас даже немножко грустно. Хочется общаться, делиться опытом, заниматься конструктивной критикой, вместе выходить работать!

Иван Крылов, газета «Голос Череповца»