35media.ru

«В Непале держитесь подальше от обезьян»

Всеволод немало поездил по миру, но в пандемийный год выбрался лишь в Карелию. Непривычно домашний год помог путешественнику завершить монтаж фильма (18+) о поездке в Гималаи, который он представит в кинотеатре «Комсомолец» 21 ноября. Вход свободный.

Преодолеть себя

— Пару лет назад вы выпустили фильм о переходе по озеру Байкал на коньках. Почему следующим стал Непал?

— Так сложилось. Мне предложили поехать туда и снять фильм. Во-вторых, для меня принципиально важно было попасть в Гималаи, потому что это самая высокая горная цепь в мире. Плюс ко всему хотелось посмотреть жизнь Непала, потому что это совершенно другой мир и другая цивилизация. Это не туристический Таиланд, в Непале восток предстает во всей красе. Я около недели прожил в столице — Катманду, мне было интересно поснимать жизнь этого города. Конечно, побывал в Пашупатинатхе (храме бога Шивы, храме мертвых. — Авт.), в фильме ему посвящена отдельная глава.

— Это была спокойная туристическая поездка или не обошлось без приключений и трудностей?

— Любая моя поездка с преодолением трудностей. Мне неинтересно путешествовать без какого-то преодоления самого себя. На Байкале сложности были связаны с холодом, здесь трудности были связаны с преодолением горных маршрутов. Я прошел по популярному и достаточно оживленному маршруту на Анапурну, он считается средним по сложности. Маршрут интересен тем, что в хорошую погоду ты можешь увидеть пять крупнейших вершин Непала. Шли мы 11 дней, и мне удалось это все увидеть. В планах отправиться на Эверест, но не сейчас, позднее. Считается, что для мужчин самый комфортный возраст для восхождения на Эверест — 45 — 50 лет.

— Что было самым сложным при восхождении?

— Высотная часть маршрута, которая начинается после четырех тысяч метров над уровнем моря, проходит в условиях постоянной сыпухи — камни и песок сыплются отовсюду. Это постоянная пыль в воздухе. У тебя обгорает лицо и начинает шелушиться, ты мажешь его кремом, который смешивается с пылью, режет глаза. Чтобы не дышать пылью, закрываешь лицо «намордником», из-за которого тяжело дышать.

— Где вы ночевали в горах?

— В ночлежках, это такие хибары с нарами: восемь — десять полатей в комнате, и больше там нет ничего. С водой на высокогорной части маршрута очень тяжело, помыться — большая сложность. Воду там греют на солнце, если опоздал помыться и идешь после кого-то, воды может не достаться. И конечно, сложностью является акклиматизация, не все ее переносят. В нашей группе двое ребят не справились с горной болезнью и сошли с маршрута. Если выбился из сил в конце маршрута, на высоте, то там уже эвакуация только вертолетом.

«Могут подойти и выбить камеру из рук»

— Каким вам представился Катманду и жизнь непальцев? В программе «Орел и решка» показывали, что там царит страшная бедность…

— Да, бедность, и это, конечно, бросается в глаза. У жителей Непала две основных разновидности заработка — туризм и рыночная торговля. Там развито производство подделок под мировые бренды, но все это неплохого качества и дешевле в десятки раз. Я много чего купил, туристическую экипировку например. Что касается туризма, то многие непальцы нанимаются сопровождающими или портерами (носильщиками) к туристам. В нашей группе одна из участниц брала портера на финальную часть маршрута, потому что тяжело было нести рюкзак. Все это приносит, наверное, небольшой доход, но у меня сложилось впечатление, что им много и не надо.

— Сложностей с местными жителями не возникало?

— Нет, непальцы радушные люди, всегда стараются помочь. Я, если честно, опасался воровства, потому что страна бедная, но ни с чем подобным не столкнулся. Вежливый, культурный народ. Но важно знать их законы и правила поведения. Перед посещением храма мертвых меня предупредили, что снимать нужно очень аккуратно. У них есть поверье, что если траурную церемонию снимают, то умерший может не попасть в иной мир. Поэтому они могут подойти и выбить камеру из рук. И будут правы.

Там гораздо большую опасность, чем люди, представляют обезьяны, как ни странно. Это нужно знать, понимать, остерегаться их и ехать в Непал привитым. И в контакт с обезьянами не вступать. Каждая вторая обезьяна там заражена ВИЧ-инфекцией, и, если она поцарапает или укусит, могут быть неприятные последствия. Обезьяны там агрессивные, очень активные во всем, что связано с едой. Нападают на людей и, если видят что-то съестное, выхватывают. На нас тоже нападали, у девушек из нашей группы вырвали бутылку с колой и коробку с соком.

«Не выйдет с Норвегией — поедем на Алтай»

— Когда весной закрыли границы, вы и ваши друзья-путешественники впали в отчаяние?

— Никакого отчаяния. Мы прекрасно провели в этом году отпуск в Карелии, приезжали друзья из Ставропольского края, из Питера. Опыт путешествий по Карелии у нас большой, показали гостям многие интересные места. За границу выехать не можем, но внутренний туризм нас спасает. Я не сторонник того, чтобы зацикливаться на заграничных поездках, в нашей стране много всего интересного. Планировать что-то сейчас сложно, но я хочу съездить в июле следующего года в Норвегию, там тоже намечены съемки, которые под вопросом. Откроют ли границу или нет, пока неизвестно. Если не получится в Норвегию, поедем на два месяца на Алтай. Нам пандемия не страшна, мы не отчаиваемся. Если не получится куда-то выехать, поменяем планы и поедем туда, куда хотели отправиться позднее.

— Говорят, что мир никогда не будет прежним, даже когда все карантинные меры снимут. Как вы полагаете, изменит ли пандемия содержимое рюкзака путешественника?

— Думаю, нет. Санитайзер (антибактериальный гель. — Авт.) мы возим всегда, защитные маски для любого туриста, особенно горного, всегда были обязательным атрибутом. Люди как путешествовали, так и будут путешествовать.

Если ты вменяемый, ответственный человек, понимаешь риск и выполняешь правила, то ничто тебе не грозит.

Сергей Виноградов