Шеф-повар из «Адской кухни» стал фигурантом судебного процесса в Череповце

Михаил Шуйский – шеф-повар крупного развлекательного клуба, участник телевизионного проекта «Адская кухня». События одного начинавшегося обычным образом майского дня совершенно внезапно погрузили его в «адскую тяжбу», которая длится уже более полугода. В этой истории есть и погоня с преследованием, и арест, и немалая доля абсурда.

10 суток ареста. 19 мая мировой судья Череповца огласил следующее решение:  
— Суд, анализируя исследованные доказательства, приходит к выводу о доказанности вины Шуйского Михаила Ивановича в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами), и постановил назначить ему административное наказание в виде административного ареста на срок 10 суток.
Также в обосновании решения говорится о том, что доказательства отсутствия вины Шуйского суду не представлено, а вина подтверждается материалами дела, в том числе показаниями сотрудников ДПС.
 
Поехали на пляж. События происходили 2 мая. Восстановим их со слов Михаила и свидетелей со стороны защиты.
Утром за Михаилом к нему на работу в клуб заехали знакомые — Никита со своей девушкой Оксаной. Автомобиль «Нива-Шевроле» принадлежит Оксане, но за рулем находился, как всегда, Никита, поскольку Оксана сама не ездит, хотя водительские права у нее есть. Далее по пути к ним присоединилась еще одна девушка — Юлия, коллега Михаила. Она села на заднее сиденье к Михаилу. Через какое-то время компания прокатилась по берегу Шексны, погуляла по пляжу, с их слов, покормили уток, выпили немного пива и решили вернуться к клубу.
Когда около 13 часов «Нива» выезжала со стороны пляжа на улицу Командарма Белова, за ней поехал автомобиль ДПС. Пассажиры сказали об этом Никите, а тот не только не стал останавливаться, но, наоборот, ускорился. Как позже стало известно его друзьям, ранее он был лишен водительских прав и общение с инспекторами ГИБДД было явно нежелательным. Началась погоня. «Нива» свернула во дворы и, домчавшись до дома № 162 на проспекте Победы, затормозила, все сидевшие в ней выскочили из салона, Никита быстро убежал. Михаил и Юлия тоже отбежали на несколько десятков метров. Возле своей машины осталась только Оксана.
— Когда мы увидели, что приехал автомобиль ДПС и к нам идет инспектор, то остановились и по его требованию пошли к патрульной машине, — рассказывает Михаил. — Я сразу сказал сотруднику ГИБДД, что автомобилем управлял Никита, а я был на заднем сиденье, но меня не хотели слушать. То же самое ему говорили девушки. С ними они тоже не стали разговаривать. Занимались только мной.
В итоге Михаила свозили на освидетельствование в наркологию, в отделение полиции, а потом арестовали. На него составили сразу семь протоколов: за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, без водительских прав, без документов на автомобиль, езду по тротуарам, неподчинение требованиям полиции и даже за нарушение режима самоизоляции.

Не доказательство? 4 мая Михаила доставили из камеры в суд. Пришел на это судебное заседание и Никита. Там он заявил, что именно он был за рулем автомобиля, но, испугавшись ответственности, убежал. Оксана и Юлия теперь уже и в суде подтвердили, что за рулем был не Михаил, а Никита.
— В суде просматривались видеозаписи, — рассказывает адвокат Николай Сальников. – На первой из них видно, как «Нива» подъезжает к клубу. Из-за руля выходит Никита, а с пассажирского места — его девушка. Через некоторое время они выходят из здания клуба и садятся в автомобиль на прежние места. Следом выходит Михаил и садится на заднее сиденье за передним пассажиром. Время записи — 2 мая, 10.25.
Дело судья отправил на доследование. И второе заседание проходило 19 мая. По запросу судьи на него были дополнительно представлены некоторые записи видеорегистратора из патрульного автомобиля. Там был момент проезда «Нивы» мимо стоящего по направлению к пляжу автомобиля ГИБДД. Также запечатлена конечная фаза преследования, но в объектив попадает только момент, когда после остановки «Нивы» открылась дверь справа и видна чья-то рука. На другом видео уже открыты несколько дверей, включая водительскую. На третьем фрагменте Михаил сидит в автомобиле ГИБДД, производится оформление протоколов.
Стороной защиты была представлена и запись с камер наблюдения дома, где видно, как уже после погони рядом с местом задержания Михаила передвигаются и общаются между собой Никита и Оксана.

Что говорили инспекторы? Инспектор Ш. в суде пояснил (заседаний было несколько, и каждый раз показания сотрудников ГИБДД в некоторых деталях корректировались или дополнялись, например такими фразами, как «чуть не сбил детей»), что в тот день поступила ориентировка из дежурной части ГИБДД о том, что молодые люди распивают спиртные напитки на пляже возле автомобиля. Тогда они приехали на указанное место, осмотрели его осторожно из-за кустов. Увидели молодых людей возле автомобиля. Количество человек, находившихся там, он почему-то не запомнил. А вот его напарник точно помнил, что возле «Нивы» было четыре человека, «они употребляли спиртные напитки, веселились». Так как автомобиль стоял на месте, то административного правонарушения по линии ГИБДД на тот момент не совершалось. Поэтому инспекторы припарковались у выезда с пляжа и стали ждать.
Через какое-то время появилась «Нива». Сотрудники ГИБДД не попытались ее остановить, а поехали за ней, включив в какой-то момент, согласно их показаниям, СГУ (сигнальное громкоговорящее устройство). Примечательно, что позже на видеозаписи регистратора из их автомобиля подтверждения включению СГУ не нашлось. Дальше была скоротечная погоня. По словам инспекторов, «Ниву» из поля зрения они не теряли. Далее, согласно показаниям инспектора Ш., он увидел открытые двери автомобиля, потом людей, которые бегут от машины. Он бросился за ними с криком «Стоять, полиция!» и довольно быстро догнал (напомним, по словам Михаила и Юлии, они сами остановились). От задержанных Михаила и Юлии он почувствовал резкий запах алкоголя и предложил им пройти в патрульный автомобиль. Инспектор подтвердил, что Михаил сразу сказал, что не был за рулем. То же самое ему говорили и обе девушки. В то же время в суде оба инспектора утверждали, что точно видели за рулем Михаила, когда «Нива» проезжала мимо них возле пляжа.
— Они даже утверждали, что я один был в автомобиле, что еще больший абсурд, — говорит Михаил.
Инспекторы стали пробивать автомобиль по базе, не числится ли он в угоне. При этом владелец автомобиля, Оксана, стояла рядом с ними, но они по неизвестной причине слушать ее не хотели. В суде инспекторы затем признали, что даже не стали выяснять личности девушек, а занимались исключительно Михаилом.

Отменили постановления. «Я на тот момент уже два года как вообще не ездил за рулем, — говорит Михаил. – У меня нет своего автомобиля. Поэтому и водительские права оказались просрочены, так как были не нужны».
Защита Михаила в судебных заседаниях продолжала доказывать факт того, что он не управлял автомобилем, а следовательно, не должен нести ответственность за нарушения ПДД. И это в итоге удалось сделать, в том числе при обжаловании решения мирового судьи административный арест отменили.
— Наличие видеозаписей с места событий дало нам возможность опровергнуть доводы инспекторов ГИБДД и доказать невиновность Михаила, — говорит адвокат Иван Чубарин. — Например, факт неповиновения требованию сотрудника полиции, о котором заявили инспекторы, не подтверждается на видеозаписи регистратора: на ней не слышно ни одного требования по СГУ. В заседании по данному протоколу производство об административном правонарушении прекратили – раз не было требований остановиться, то не было и неповиновения. Постепенно мы через суды и апелляции отменили практически все протоколы. Для этого было достаточно доказать, что не Михаил управлял автомобилем. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица. Таков закон.

Тяжба не завершена. Инспектор ГИБДД на решения суда подал свою жалобу, утверждая, что Михаил не подчинился требованию полицейского уже после остановки «Нивы». Впоследствии этот факт судья посчитал доказанным, отказавшись при этом просматривать видеозаписи. Действительно, Михаил изначально отбежал в сторону, а не остался возле автомобиля, хотя и сам не может понять, зачем это сделал, действовал неосознанно, так как ситуация была стрессовая. С другой стороны, впоследствии инспектор Ш. в суде уже не был уверен, слышали ли его требование остановиться Михаил и Юлия, но в то же время признал, что те все-таки остановились. Суд в итоге оштрафовал Михаила за этот проступок на 1 000 рублей.
Инспекторы ГИБДД продолжают обжаловать решения судов и теперь обратились уже в суд в Санкт-Петербург. Кассационная жалоба пока в стадии рассмотрения.
— Если все решения в мою пользу устоят, то я планирую потребовать компенсации за необоснованное судебное преследование, длившееся более полугода, и ограничение свободы, так как двое суток провел под арестом, — говорит Михаил. — Это жуткое время было, так как меня в любой момент, пока мы не добились отмены решения мирового судьи, могли арестовать.

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»