35media.ru

Где ты, лампочка Ильича?

Трудно представить нашу жизнь без электричества. Но есть еще места на Вологодчине, где до сих пор мечтают
о лампочке Ильича. Недавно я побывал в двух деревнях Череповецкого района, куда электрификация никак не доберется.

«Отсутствует население с регистрацией»

Деревня Никиткино Абакановского сельского поселения расположена в двух десятках километров от села Абаканово. Ухоженная, чистая. Поначалу даже мысли не возникает, что тут нет электричества. На центральной улице стоят столбы, провода идут к каждому дому. И вдруг замечаешь: на последнем столбе провод замотан…

Меня уже ждали. Староста деревни Татьяна Геннадьевна Попова и ее помощница Ольга Ивановна Косоногова собрали на встречу местных жителей. Мы расположились во дворе дома Ольги Ивановны, и люди поведали мне свою историю.

Когда-то давно, при советской власти, свет в деревне был. Но после того как колхоз (кстати, довольно-таки неплохой) ликвидировали, деревню признали неперспективной. Местных жителей это возмутило: жили-работали, все было нормально — а теперь «неперспективные»? В довершение обиды еще и отключили электроэнергию. Народ куда только не стучался, и дело вроде сдвинулось с мертвой точки, в сетевых компаниях появились новые люди и новые возможности, и никиткинцам пообещали, что свет наладят. Заключили со всеми договоры, жители внесли деньги — с каждого дома по сто тысяч рублей, — и в деревне были установлены столбы, проведен кабель.
Но надежды так и остались надеждами. Договоры заключались и перезаключались, менялись сетевые компании, а воз и ныне там. Вот сейчас подходит срок, когда и нынешний договор могут расторгнуть. А деньги-то люди уже отдали.

Никиткинцы просто хотят нормально жить. Продукты, которые они покупают, быстро портятся. Поэтому, кстати, в деревню неохотно едут с маленькими детьми. В основном продукты люди держат в колодцах, но если на улице очень жарко, то и это не спасает.

В разговоре жители затронули и тему прописки. Желание быть «официальными» селянами у людей есть, но попытки оформить прописку в деревне натыкаются на бюрократические проволочки.

Когда ехал в деревню, по дороге увидел военный полигон. На его территории было тихо, здесь явно давно не проводилось никаких мероприятий. Но мое внимание привлекла большая трансформаторная будка, от которой шли провода к вагончику. Подняв голову, я увидел, что на столбе, стоящем ближе к деревне, провод скручен. Расстояние от трансформаторной будки до деревни 1900 метров. Поставить несколько столбов, натянуть провода — и будет свет. Я обратился за разъяснениями к главе сельского поселения Александру Новоселову и получил по электронной почте такой ответ: «Деревня Никиткино входит в состав 49 населенных пунктов Абакановского сельского поселения. В данной деревне отсутствует население с постоянной или временной регистрацией. Когда в 2009 году я стал главой Абакановского сельского поселения, для меня было большим удивлением, что еще существуют деревни в Череповецком районе, в которых отсутствует централизованное электроснабжение. К сожалению, у администрации Абакановского сельского поселения нет полномочий по строительству электрических сетей к населенным пунктам и, соответственно, нет финансирования. По имеющейся информации, Череповецкая РЭС планирует завершить работы по строительству новой линии электросетей к деревне Никиткино до января 2021 года».

Нет дороги — нет электричества

А теперь я приглашаю вас вместе со мной отправиться в деревню Васильевское Югского сельского поселения, которая находится на берегу Рыбинского водохранилища, примерно в 25 километрах от Череповца и в шести — от дачного товарищества «Вичелово». Чтобы добраться до деревни, я созвонился с местным жителем Евгением Николаевичем Слесаревым. Он встретил меня у дачного товарищества на лодке и довез до самой деревни. На лодке — потому что дорога в ужасающем состоянии.

Постоянных жителей в этой деревне тоже нет, люди приезжают сюда на лето или по выходным. По сути, теперь это дачное поселение. Сразу бросилось в глаза, что люди тут очень дружные. Все свои, местные. Самая старшая — Агния Николаевна Балуева, 1 ноября ей исполнилось 89 лет. Несмотря на возраст, она бодра, полна сил и энергии. И прекрасно помнит, какими были эти места до создания Рыбинского водохранилища. Она рассказала, что когда-то берег был далеко от ее нынешнего дома, была большая пристань и в Васильевское заходили пассажирские и торговые суда. Попутно вспомнила, что мать ей рассказывала, как местный барин угощал детвору конфетами…

Теперь ее старого дома нет, как и многих других, вода постоянно размывает берег, разговоры о необходимости его укрепления ведутся уже не один год. А пока жители своими силами, как могут, укрепляют берег, сооружают заграждение вдоль него.

Раньше в деревне Васильевское базировалась промысловая бригада рыболовецкого колхоза «Авангард». Агния Николаевна помнит, как наравне с мужчинами трудились женщины, вынимая тяжелые сети с рыбой и в мороз, и на ветру.

Руководство рыболовецкого колхоза очень надеялось на то, что свет проведут, были выполнены геодезические работы вдоль берега. Но началась перестройка, и о деревне забыли.

Люди выживают как могут. У кого-то установлены солнечные батареи, многие пользуются генераторами, работающими на бензине, но очень уж велик расход топлива. Есть группа активных людей, которые хотят добиться, чтобы свет в деревне все же был. Старостой деревни выбрали Евгения Власова. Евгений живет и работает в Череповце. Он рассказал, что в Васильевском у него постоянно жил отец. Родные, находясь в Череповце, часто звонили ему по мобильному телефону и знали, как у него дела. Год назад, перед самым Новым годом, отец на связь не вышел. Родные забеспокоились. Рано утром 1 января Евгений с братом, совершив трудный переход по Рыбинскому водохранилищу, добрались до деревни — и увидели, что их отец умер. Если бы в деревне, как говорит Евгений, были электричество и дорога, возможно, помощь пришла бы вовремя. По словам моего собеседника, когда они привезли доктора, чтобы зафиксировать факт смерти, тот был просто ошарашен.

У помощника старосты Елены Гусевой, тоже живущей в Череповце, родители по полгода проводят в Васильевском. Чтобы в доме был свет, они подсоединяют провода к аккумулятору собственной «Нивы», пользуются этим только в темное время суток. Сама Елена не раз и не два обращалась во всевозможные инстанции — и получала ответы, что все будет когда-то сделано.

Мне в районной администрации ответили, что электрификацию планируется провести до 2040 года. Увы, многие жители это счастливое время, наверное, уже не застанут.

А Елена пошла дальше: нашла через социальные сети в Мурманске компанию, которая занимается проведением электричества в самые отдаленные точки.

«Меня и других жителей деревни пытаются уверить, что свет к нам провести невозможно. То водоохранная зона мешает, то дороги нет… Удивительно, как вообще в нашей стране люди живут в отдаленных уголках, — пишет мне Елена. — Когда незнакомые люди узнают, что у нас нет света, спрашивают: зачем вы туда забрались? У вас там что, два человека живут? Нет же — нас много, и у нас большие семьи, и лодки не у всех. Когда-то свет собирались провести и велись измерения, но почему-то все осталось на том же месте. В соцсетях также писали, что свет будет. Ведь проводят же и в худших местах. Более того, разговор свел меня с человеком из мурманской организации, и на мой вопрос: «У вас линии тянут через лес?» — он ответил: «Не только через лес, но и через болота, сопки, через пересеченную местность». Для меня ответ очевиден: надо просить помощи у мурманских коллег…»

Люди все, что от них зависит, уже сделали, заплатили деньги за оформление документации для проведения электроэнергии, заключили договоры. Но договоры в прошлом году были расторгнуты, деньги людям вернули. Энергетики объясняют, что электрификации мешает разбитая грунтовка: технике не проехать.

Вот так и живут в XXI веке — ни дороги, ни электрификации.

Сергей Рычков