35media.ru

Монологи нетрезвого вдовца

На сцене двое — муж и жена. Жена молчит, потому что умерла и представляет собой плод фантазии супруга. А он говорит и говорит. По сути, спектакль — это полуторачасовой монолог мужчины, потерявшего смысл жизни. Вчера в Камерном театре прошла премьера «Шлагбаума» (16+).

Трагедия — забытый жанр в современном театре. Впрочем, чтобы создать подлинно трагедийный образ, вовсе не обязательно надевать камзол Гамлета и говорить стихами. Камерный театр показал, что подлинная трагедия может быть сыграна в мятом пиджаке на голое тело и с бутылкой в руке вместо черепа бедного Йорика. Комичность образа не мешает искренне сопереживать герою.

В центре спектакля, поставленного по пьесе современного драматурга Николая Ермохина, самый обычный мужчина средних лет по имени Валерий. Он жил самой обычной жизнью — ругался с женой Зоей, но всегда мирился, и они любили вместе смотреть телевизор по вечерам. Но вот супруга умерла, и обычная жизнь для Валерия закончилась.

Он по привычке ведет диалоги с супругой, то высказывая ей претензии за старое, то горюя по ней. На шкафу висит портрет Зои, а сама она то и дело является мужу — смотрит без слов, грозит или просто сидит, устремив взгляд вдаль. Валерий кричит от страха, просит жену не приходить больше, но ищет Зою глазами, когда та уходит. И еще он много пьет.

Исполнители главных ролей Сергей Шарыгин и Ольга Бойко после спектакля дружно мотают головами в ответ на вопрос журналистов, точно ли Зоя привиделась Валерию или его действительно посещает ее призрак. «Не знаем, сами решайте», — заявляют актеры Камерного театра.

Корреспондент «Речи» поинтересовался у Сергея, легко ли он выходит из образа главного героя, который на протяжении полутора часов рвет душу зрителю своей тоской, или «похмелье» остается с ним надолго. «Нет, я вышел за кулисы, и я снова Сергей Шарыгин, а не Валерий, — говорит он. — Я постарался этот образ не накладывать на себя, а на некоторое время примерить. Если бы не юмор, который есть в пьесе, возвращаться сложновато было бы».

Ольга Бойко рассказывает, что отрепетировать бессловесную роль сложнее, чем иную роль с многостраничными монологами. «Это моя вторая роль без слов, я их обожаю, — сказала она. — Обычно все действие уходит в текст, он очень много поглощает. А когда текста нет, ты можешь все выразить в действии. Это сложнее, но есть своя прелесть».

Спектакль «Шлагбаум» ставился в разгар пандемии, к тому же приезжим режиссером Никитой Золиным из Озерска. Большая часть репетиций проходила по видеосвязи через интернет.

«Эту пьесу я предложил театру, — рассказал «Речи» режиссер. — Однажды ночью я случайно прочитал ее, и меня она так задела. Понравилось сочетание юмора и трагизма. Я сидел, смеялся, боялся, что перебужу свою семью. Судьба сложилась так, что я поехал на «лабораторию» (театральную. — Авт.) в Крым и там всю неделю общался с парнем, который, как оказалось после нашего прощания, написал эту пьесу».

По словам режиссера, драматург наверняка приедет посмотреть постановку своего детища в Череповец, но, вероятно, когда ситуация с коронавирусом станет спокойнее.

«Как мы работали? Подключали свой жизненный опыт, — говорит Никита. — Пьеса смешная, но в ней есть и глубина. О чем эта история? На мой взгляд, о человеке, который не справился с утратой».

Сергей Виноградов