35media.ru

Год работы Вадима Германова

Как правило, Вадим Германов едет на работу окольными путями, заезжая в разные районы города. Непорядки, которые видит, фотографирует и отправляет своей команде. По его словам, к концу дня все обычно уже исправлено. Или найдено решение, как навести порядок. Быстро, руководствуясь здравым смыслом, с пользой для людей. 1 ноября исполняется год, как Вадим Германов приступил к работе мэром Череповца.

Об оценке самому себе

Вадим Евгеньевич, какую оценку вы поставите себе за год работы?

— Моя оценка между «удовлетворительно» и «хорошо».

Вы самокритичны. Наша аудитория оценила вашу работу более высоко: участники группы газеты «Речь» в соцсети «ВКонтакте» поставили 4,45 балла, а читатели бумажной версии газеты — 4,8. Скорее это пять с минусом.

— Ну и хорошо. Надеюсь, что через год и я смогу нашей команде поставить пять с минусом.

Перед вами два списка из 12 наиболее заметных для читателей газеты дел за прошедший год: один — от участников нашей группы в социальной сети, другой — от читателей бумажной версии. Прокомментируйте, пожалуйста.

— Топ-4 дел из обоих списков — одинаковый: фонари на детских садах и школах, новые светофоры, эвакуация брошенных авто и отопительный сезон. Причем это дела совершенно разного порядка: есть элементарные решения, а есть непростые. Например, фонари на детских садах — история простая: одна мамочка написала обращение, и это нас так задело, что мы быстро нашли решение, и уже потом родилась большая программа по освещению территорий детских садов и школ, которая продолжается. Брошенные авто — это просто наведение порядка. Эти старые ржавые автомобили, а некоторые еще и с рекламой, со спущенными колесами — это просто некрасиво, несолидно для города.

Отопительный сезон — это было решение, которое заняло одну минуту. Прислали всеми согласованное постановление, читаю: с 12 мая прекратить отопление. Смотрю на прогноз погоды — а в нем в ближайшие дни плюс 5 — 8 градусов, ночью 3 — 4. Спрашиваю: «Мы же замерзнем. Можно не отключать?» Мне говорят: «Можно». Не подписал.

Новые светофоры — это более сложная история, это безопасность наших горожан. Устанавливать светофоры нужно было, это понятно. Мы обратились к горожанам, чтобы они подсказали, где в первую очередь нужны регулируемые переходы. Каждый светофор стоит дорого — от трех миллионов рублей.

Всего в плане получилось 26 светофоров, но места, где они необходимы, периодически все добавляются и добавляются. В этом году мы поставили задачу сделать 10 светофоров, остальные в следующем, но мы хотим успеть все-таки 14. Шесть светофоров уже поставили. В ноябре планируем, что два светофора будут установлены на перекрестках ул. Олимпийская — пр. Победы, ул. Олимпийская — ул. Краснодонцев. До конца года еще два появятся на перекрестках ул. Ленина — пр. Луначарского, ул. Красная — ул. Гоголя. И вторая задача — наладить зеленые волны. Их нужно усовершенствовать. Вот, например, при въезде в город начиная с ул. Комсомольской действует зеленая волна. У меня вопрос: «Почему она всегда работает одинаково, вне зависимости от трафика движения? Нельзя ли сделать разную настройку, подстроиться под наших горожан, уезжающих из города в пятницу или возвращающихся в город в воскресенье?» Коллеги ушли думать и внедрять.

Есть ли какие-то интересные для вас дела, которые не вышли в лидеры в этих списках?

— Новый подход к благоустройству. Да, для города это важно. Мы начали потихоньку сносить желтые заборчики, начали газоны делать по-другому. На новых улицах делаем газон на 5 см ниже бордюра, чтобы после дождя земля не скатывалась на дорогу. Что еще важно — парки, мы начали приводить их в порядок. Например, Пуловский лес — теперь мы его называем Пуловский парк. Оттуда вывезено много старых поваленных деревьев. Сейчас ждем проект мелиорации этого парка, потому что почва очень влажная, вода стоит во многих местах. К концу года проект будет готов, и в 2021 начнем осушать. Как преобразился парк 200-летия! Когда приехал туда в первый раз, это был как будто не парк, а сплошная чащоба. Там даже трава во многих местах не росла под деревьями — не проходил сквозь кроны солнечный свет. Мы пригласили специалистов, общественность, начали обрезать и убирать все лишнее. Сегодня — другой вид. Да, в Пуловском парке и в парке 200-летия в этом году появится освещение по губернаторской программе «Светлые улицы Вологодчины». На парк КиО мы выиграли грант в 50 млн рублей, будем и его реконструировать.

О плате за проезд

Мы получили много комплиментарных откликов на вашу работу, но одно из последних ваших решений явно увеличило число критикующих вас просто в разы. Объясните, что это такое было с повышением платы за проезд. Это «головокружение от успехов» — при такой поддержке населения можно и на непопулярный шаг решиться?

— Непопулярных решений я не боюсь. Мы съездили в Белгород (этот город по количеству населения близок к Череповцу) и увидели много интересных и правильных вещей, в том числе и с общественным транспортом. Там совсем недавно было все очень грустно. Муниципальный транспорт занимал всего 3 % рынка перевозок, шла война частников — пазики вставали у остановок в три ряда, чтобы перехватить пассажиров. Было принято решение вернуть на улицы муниципальный общественный транспорт и первым делом уйти от наличных платежей за билеты, которые невозможно проконтролировать. После введения безналичных платежей выяснилось, что доходы от общественного транспорта очень даже хорошие — транспортники получили за год полтора миллиарда рублей выручки, с которых в бюджет города заплатили около 300 миллионов налогов. У нас в Череповце на эти деньги можно полторы улицы Краснодонцев отремонтировать, светофорами весь город уставить, тридцать автобусов новых купить. Именно поэтому мы считаем правильным переход на безналичную оплату проезда банковскими и транспортными картами. Это дает много плюсов. Первое: мы увидим весь трафик, как люди ездят, в какое время, как часто, где садятся, где выходят. Когда сейчас нас просят изменить маршрут, мы не понимаем, надо менять или нет. Второе: мы хотим уйти от кондукторов — это позволит поднять зарплату водителям. Большинство водителей автобусов у нас уже возрастные, а молодежь мы привлечь не можем. Люди не хотят идти работать из-за низкой зарплаты, а где взять ресурс на ее повышение? Дальше, мы сможем вводить различные льготные режимы. Например, 50 раз ты едешь за 30 рублей, потом мы берем с человека по 29 рублей, а после 60-й поездки, например, по 28 рублей. Цель — стимулировать наших горожан пользоваться именно общественным транспортом. Нам казалось, что это крутая идея.

Что получилось на самом деле? В пятницу мы рассказали, что хотим вот так сделать, и решили в выходные как раз посмотреть на отклики горожан. А дальше наши жители меня «вернули на землю». Я прочитал более 2000 отзывов, и, когда мы собрались в понедельник, чтобы принять окончательное решение, я задал своим коллегам два простых вопроса. Первый: «Я бабушка, мне 80 лет, я получаю пенсию на почте, у меня нет банковской карты, нет транспортной карты, 1 ноября я сажусь в автобус и… покупаю билет за 35 рублей за наличку. Я правильно  понимаю?» Мне в ответ — тишина. Второй вопрос: «У нас 40 000 школьников. А транспортных карт для школьников раздали 7000. 33 000 детей карты не получили. Возможно, у них школа возле дома. Но им нужно съездить на тренировку, в музыкальную школу, а еще к бабушке на пирожки. И что, они поедут каждый раз за 35 рублей?» В ответ снова тишина.

Пришло четкое понимание, что мы «недокрутили» идею и много еще недодумали с введением карт. Обижать население мы не будем, поэтому пока отложим все это на год. И сначала отработаем все льготные программы, объясним все людям, покажем, что это удобно. Людей надо убеждать, а не принуждать.

А цену-то на проезд сделаете разной по картам и за наличные?

— В этом году нет. Про следующий год сейчас не скажу.

О стратегии развития

Обратила внимание, что от горожан все чаще звучат вопросы о том, куда движемся. Поделитесь вашим видением стратегических направлений развития города.

— Есть текущие планы, а есть перспективные. Самое судьбоносное для Череповца решение, которое принял наш губернатор, это строительство нового моста. Оно кардинально все меняет. С вводом в строй нового моста у нас в городе появляется внутреннее транспортное кольцо: пр. Победы — ул. Сталеваров — Октябрьский пр. — Шекснинский пр. и Южное шоссе. И здесь открываются огромные перспективы. Именно в новых микрорайонах мы будем внедрять новый подход к строительству — комплексную застройку жилых кварталов. Мы не хотим больше строить отдельными домами, мы хотим солидным застройщикам отдавать целые микрорайоны.

Простите, а застройщики готовы? Ведь это очень большие средства?

— Готовы. Сегодня в городе не купить жилье — все продано. А это неправильно, жилье должно быть в свободной продаже. Мы уже отдали один микрорайон под комплексную застройку. В городе есть еще две крупные строительные компании, которые готовы взяться за такие проекты на наших условиях. Есть несколько более маленьких компаний, которые могут объединиться и взять один микрорайон на всех. Через 5 — 7 лет строительства они должны отдать городу готовый микрорайон с межквартальными проездами, бульварами, детскими и спортивными площадками и т. д. И с детскими садами, с которыми мы будем помогать, привлекая федеральные средства. Мы хотим позаимствовать опыт Вологды: они сейчас делают небольшие пристройки к жилым домам — детсад на 100 ребят. Застройщик строит, потом поступают федеральные деньги, и детское учреждение выкупается у застройщика. Мы пойдем по такому же пути. Причем эти сады будут на внутренней территории микрорайона, на которую не будут заезжать машины.

Второй проект — образование. Продолжение Шекснинского пр., ул. Ленинградской, Октябрьского пр. и улиц Рыбинской и Монтклер — это просто реально будущая новая часть города. Год назад на карте города здесь было пустое место. Сегодня мы четко видим перспективы улиц, понимаем, что где будет строиться. Мы четко расписали на пять лет вперед, где у нас будут строиться школы: 30 % детей учится
во вторую смену — в Зашекснинском районе нужно три школы. Мы понимаем, что нам нужно здесь еще 11 детских садов.

Это все за Шексной?

— Нет, один сад нужен у «Адониса», потому что там будет строиться новый микрорайон. Сейчас 30 % детей в Северном районе учатся во вторую смену — там нужна школа. Большее количество новых детсадов, да, за Шексной. У нас очередь в детские сады — тысячи детей. Если будем каждый год начинать по два-три сада, через пять лет проблему снимем.

О транспорте

— Развитие транспорта. Две федеральные программы, в которых Череповец участвует, позволят просто произвести революцию в транспортной системе Череповца. Во-первых, мы участвуем в программе «Безопасные и качественные дороги». Ко Дню города мы получаем 17 новых автобусов, плюсом к 25, которые город получил в прошлом году по губернаторской программе. На следующий год мы тоже выиграли конкурс — 35 автобусов на газе: 17 муниципальных и 18 для наших частников. Схема работы что для города, что для частных перевозчиков такая: государство субсидирует 60 % от стоимости автобусов, остальное платится по лизинговой схеме в течение пяти лет. Дальше — трамваи. Мы же не зря испытываем уже третий трамвай — мы реально хотим найти то, что нас устраивает. Последний, кажется, то, что нам нужно, то, что нравится.

Во-вторых, ждем федеральное финансирование по программе «Чистый воздух». Наша заявка в этой программе — 130 новых газовых и дизельных автобусов, 40 трамваев, ремонт трамвайных путей. Мы надеемся получить средства на озеленение города, начать строить Северную объездную дорогу, чтобы грузовики и фуры не заходили в Череповец, а шли прямо на промпредприятия. Мы ждем в рамках этой программы новую коммунальную технику — пылесосы для городских улиц. У меня нет сомнений в том, что эта программа заработает. Во-первых, есть указ президента РФ об улучшении воздуха в ряде российских городов, в числе которых и Череповец. Во-вторых, на наших промпредприятиях, в первую очередь это «Северсталь» и «ФосАгро», есть программы, предусматривающие снижение выбросов в атмосферу к 2024 году на 22 %. «Северсталь» вкладывает миллиарды рублей для того, чтобы эти мероприятия выполнить. А это обязательное условие участия в программе. В обмен на это в рамках частно-государственного партнерства Череповец получает федеральные деньги, чтобы решать проблему выхлопных газов от транспорта. Транспорт вносит весьма ощутимый вклад в загрязнение воздуха в городе.

О культуре и спорте

— Еще одна стратегическая программа — парки. О реконструкции двух действующих парков и о создании Пуловского парка мы уже с вами говорили. Принято решение, что в Зашекснинском районе будет четвертый большой парк, который по размеру будет в три раза больше, чем парк КиО. Вместе с предпринимателями мы начали прорабатывать концепцию нового зашекснинского парка. Бизнес уже представил свое видение не только самого парка, но и территории вокруг: как парк будет связан с зоной общественно-деловой застройки, которая образуется ближе к Южному шоссе. Там будет меньше жилых домов, но больше объектов культурного, спортивного назначения. Кстати, когда обсуждали этот большой парк за Шексной, задумались, почему бы в каждом микрорайоне не сделать природный сквер. И решили: теперь при планировании новых микрорайонов делаем в каждом сквер, смотрим, где больше деревьев — там он и будет.

Есть проект по велодорожкам. По-новому начинаем проектировать улицы, которые будут построены за ул. Рыбинской к Южному шоссе, потому что через пять — десять лет весь мир пересядет на велосипеды и самокаты. Делить существующие пешеходные зоны и отрезать от них велодорожки — неправильно, мы решили этого не делать.

Есть большая программа по развитию спортивной инфраструктуры. Сейчас идет проектирование пяти объектов. Это лыжный стадион за «Аксоном» — там будет всесезонный спортивный центр. По просьбам молодежи заключаем договор на проектирование скейт-парка у Дворца металлургов ближе к мосту. Начинаем проектирование пристройки к Ледовому дворцу — там будет большой игровой зал и пять малых. Есть частный инвестор, который сделал проект конноспортивного комплекса на перекрестке ул. Рыбинской и ул. Раахе. Туда переедет спортшкола с бывшего ипподрома. И обсуждаем со спорткомитетом темы открытого льда: искусственный лед, который можно эксплуатировать 8 — 10 месяцев в году. Такие катки — маленькие, большие — мы постараемся сделать в каждом районе города. Большой, естественно, будет за Шексной, потому что места под него больше нигде нет. Еще один появится, возможно, в Макаринской роще — там есть подходящая поляна и не потребуется вырубка деревьев, один на стадионе «Металлург». Если найдем место в Северном районе, построим и там. Надеемся, что наш губернатор поддержит наши планы на предстоящем градсовете.

Много обсуждаем ситуацию с культурой: за Шексной уже 70 тысяч жителей, скоро будет 100. Как раз на перекрестке Южного шоссе и Шекснинского проспекта — где будет общественно-деловая застройка, — возможно, появится небольшой театр, спортивный объект, например Дворец боевых искусств.

Представляю реакцию жителей других районов города — все лучшее опять за Шексной…

— Хочу ответить критикам. Где парк 200-летия Череповца, Пуловский парк, Макаринская роща? В Заягорбском районе. Парк КиО — в Индустриальном, и мы только планируем парк в Зашекснинском районе. Сейчас ждем градостроительный совет, на котором, скорее всего, будет принято решение о продолжении строительства улицы Краснодонцев за ул. Олимпийскую, которую продолжим до ул. Боршодской. И это за Ягорбой. И только потом займемся продолжением ул. Любецкой за Шексной. Так что мы не забываем про все районы города.

О личном

Год работы на большом городском хозяйстве: как изменился ваш образ жизни, распорядок дня? От каких привычных, милых сердцу моментов пришлось отказаться?

— Если честно, никак не изменился. В 5.30 подъем, в 6.30 на работу, в 7.00 — первое совещание. И часов до 19.00 — 20.00 — рабочий день. Потом пару часов с семьей. Потом до 23.30 разбираюсь с почтой. В выходные я старюсь не работать, если в городе все хорошо. Если ты пять дней работал засучив рукава, то в выходные сам бог велел отдыхать.

Елена Бегляк