35media.ru

Как побороть дефицит бюджета

От пяти до десяти триллионов рублей, по разным оценкам, готово потратить правительство страны в ближайшие пару лет на поддержку экономики в условиях коронакризиса. Власти готовы распечатать и «кубышку», надеясь, впрочем, что этого не потребуется.

Вернулись к дефициту

Сегодня, 28 октября, Госдума рассмотрит в первом чтении проект федерального бюджета на ближайшие три года.
В этом году к традиционным социально-экономическим напастям последних лет — санкциям, низким ценам на нефть и отрицательной демографии — добавилась коронавирусная пандемия. Это привело, как заявил премьер-министр Михаил Мишустин, к существенному сокращению доходной базы бюджета.

Тем не менее кабмин учел в проекте бюджета средства и на повышение пенсий, и на увеличение минимального размера оплаты труда и прожиточного минимума выше инфляции, и на продление льготной ипотеки под 6,5 % годовых, и на лечение детей с тяжелыми заболеваниями.

Министр финансов Антон Силуанов, в свою очередь, пообещал, что в 2021 году объем расходов на здравоохранение составит 3,8 % ВВП, что даже превысит показатель докризисного 2019 года. Доля расходов на выполнение послания президента вырастет в будущем году на 15 %, а в 2023-м — на 40 %.

О конкретных цифрах говорить пока рано: даже ко второму — основному — чтению параметры казны могут существенно измениться. Но вряд ли правительство и депутаты уйдут от того факта, что федеральный бюджет останется дефицитным. Нужно искать дополнительные финансовые возможности.

Тронут ли ФНБ?

Отчасти направления этого поиска прояснил на днях тот же глава Минфина Антон Силуанов в интервью телеканалу «Россия 24». По его словам, в 2020 — 2021 годах на поддержку экономики будет направлено примерно 10 триллионов рублей — как из бюджета, так и из резервов. Эта сумма приблизительно равна 9 % ВВП страны.

По последней оценке Центробанка, в 2020 году российская экономика сократится на 4 — 5 %. Это меньше, чем в целом ряде западных стран, к тому же под рукой у кабмина пресловутая «кубышка» — средства из Фонда национального благосостояния (ФНБ). Эти деньги давно не дают покоя сторонникам интенсивного развития страны, критикующим правительство за тягу к накопительству излишков доходов от экспорта углеводородов.

Объем ФНБ на 1 октября составлял 13,7 трлн рублей, или свыше 12 % ВВП. При этом объем ликвидных активов фонда (средства на банковских счетах в ЦБ) составил 9,3 трлн рублей. По мнению Силуанова, этого хватит, чтобы в течение трех лет покрывать расходы бюджета при цене на нефть в 20 долларов за баррель (то есть вдвое ниже нынешней).

«Хочется надеяться, что мы сможем обойтись теми плановыми решениями и не будем принимать каких-то дополнительных незапланированных мер», — добавил министр.

Плановые решения, надо полагать, — это разработанный правительством общенациональный план восстановления экономики в 2020 — 2021 годах. Первый его проект появился еще летом, но с тех пор документ постоянно дорабатывается и в окончательном виде пока не принят. С другой стороны, многие его пункты уже реализуются.

Планы на будущее

В общих контурах суть последней редакции плана по спасению экономики проясняет «Коммерсантъ». Затраты на антикризисные меры оцениваются в 6,4 трлн рублей, а основная идея плана — выход на рост в 3 % ВВП. Помочь этому должны цифровизация госуправления, взаимодействие с бизнесом, дорожные инвестиции и точечные субсидии.

Документ действительно объединяет в себе те меры поддержки населения и бизнеса, которые были внедрены и профинансированы ранее, и новые пункты, учитывающие последствия экономического спада.

Например, план предполагает использовать «эпидемические» обстоятельства лета 2020 года — спад импорта продукции легкой промышленности и закрытие выездного туризма — для системного развития двух этих индустрий внутри России.
Предполагается ускорение замещения стратегического импорта и для оборонно-промышленного комплекса.

Схема импортозамещения, как известно, отработана в нашей стране давно, просто теперь к пищепрому присоединятся и другие отрасли. Предполагается, что импортозамещение станет базой для общего экономического роста.

Большая часть мер поддержки бизнеса — это не выделение финансирования (читай: вливание денег), а субсидирование и госгарантии. Исключение из этого правила — расходы на инфраструктуру в рамках нацпроектов вроде «Безопасных и качественных автодорог».

В ожидании роста

В итоге с октября 2020 года по июнь 2021 года страна должна выйти на стабилизацию и снижение безработицы, увеличение нефтегазовых доходов и возвращение реальных доходов населения на уровень не ниже, чем в 2019 году. В дальнейшем предполагается рост ВВП не менее чем на 3 % в год, безработица ниже 5 % и устойчивый рост доходов домохозяйств.

Несмотря на амбициозность плана, эксперты находят его выполнимым (в финансовом плане он уже исполнен чуть ли не наполовину). Российский спад ВВП и без того оказался ниже, чем, например, в странах Евросоюза, что признают и крупнейшие мировые рейтинговые агентства. К примеру, в Moody’s ожидают умеренного восстановления экономического роста — на 2,2 % — уже в следующем году. Кстати, с учетом того, что цены на нефть останутся низкими.

Остальные внешние риски учесть сложно, поскольку они непредсказуемы. Что произойдет на президентских выборах в США? Как мир переживет вторую волну пандемии и сколько она продлится? А еще никуда не делись санкции, протекционизм и торговые войны. Все это затрудняет стратегическое планирование для властей любого государства. Но это, конечно же, не означает, что планирование невозможно.

Андрей Савин