35media.ru

Эта неделя 100 лет назад:19 — 26 октября 1920 года в Череповце

В этой рубрике мы знакомим читателя с событиями, которые происходили в Череповце ровно столетие назад — в 1920 году. Окунуться в прошлое нашего города позволили статьи и заметки, опубликованные в газете «Коммунист», преемницей которой стала «Речь».

В рамках проводимой в губернии «Недели помощи фронту» общее собрание служащих и рабочих по шлюзованию реки Шексны и переустройству системы Виртембергской единогласно постановило на помощь красному фронту выделить следующие пожертвования: телогреек и фуфаек 12 штук, мануфактуры 200 аршин (по одному с каждого сотрудника), валенок новых 5 пар, холста для портянок 100 аршин, белья готового 10 пар.

Вместе с объявлением «Недели помощи фронту» в Ольховской волости шептунами и слугами черной сотни пущена очередная провокация, что у крестьян коммунисты будут отбирать всю теплую одежду и обувь и заставят ходить босыми и раздетыми. Крестьяне, выполнившие полностью продовольственную повинность, после длинных бессонных ночей вместо отдыха опять встревожились. Они спешно зарывают в землю свою одежонку и действительно останутся без одежды, сгноив ее.

Губисполком постановил снять с работы в Губздравотделе заведующую отделом тов. Кравченко, а на ее место назначил члена Тихвинского Уисполкома тов. Лурье. Опубликованный в газете «Коммунист» выговор тов. Кравченко оставить в силе; причиной выговора считать нарушение положения о членах Губисполкома, выразившееся в том, что тов. Кравченко не сообщила о приезде из Москвы и не сделала доклад о съезде Губздравотдела, куда она и была командирована.

Строгий выговор объявлен и череповецкому предукомтруда тов. Костылькову. Как пишет председатель губернского комтруда Кольцов, по возвращении из командировки в Дементьевскую волость для срочной мобилизации рабочих по постройке картофелехранилища Костыльков «явился в Губкомтруд и равнодушно заявил, что данный ему приказ о мобилизации рабочих не выполнен по причине того, что все граждане под разными предлогами от явки отказываются и что не в его характере применять к ним более репрессивные меры воздействия».

В ночь на 18 октября при сильном восточном ветре и температуре несколько ниже нуля в Череповце и его окрестностях выпал обильный снег. Снег продолжал падать и весь день. К вечеру 18 октября выпало до 3/4 аршина снега. Ландшафт совершенно зимний.

Пишет Б. Трудолюбов, посетивший 23 октября красноармейца, находящегося на излечении в 106-м госпитале: «Красноармеец, как записано в истории болезни, имеет температуру 39,8 градуса, причем находится в комнате (парадный вход налево, нижний этаж), где пары выдыхаемого воздуха образуют густое облако. Больной лежит на кровати, спасаясь от холода дряхлым одеяльцем, холод пробирает все его тело, и он дрожит, как не дрожал во время пребывания в окопах».

Много говорилось и писалось о вреде и развращающем влиянии некоторых картин кинематографа. Но, несмотря на все это, наш кинематограф продолжает ставить такие картины, как «Ревность», причем помещение кинематографа наполовину наполнено детьми. Не мешало бы кому следует обратить внимание на недопущение детей на такие картины и вообще начать борьбу с посещением детьми кинематографа, когда в нем ставятся вещи для взрослых.

Крестьянка Татьяна Соломонова приготовляет керосин… из сыворотки. Она берет четверть сыворотки, туда всыпает чайную чашку соли и немного купоросу, затем смесь ставится в теплое место (на печь) и квасится две недели. В результате получается жидкость, которая горит так же ярко, как керосин, только пахнет сывороткой да от ветра гаснет быстрее.

Андрей Савин