Вторая волна пандемии: прогнозы и рекомендации

Из статистических данных уже понятно, что вторая волна эпидемии коронавируса в России будет значительно круче, чем первая. Хотя и эффективные лекарства от тяжелых форм коронавируса, кажется, нашли, и вакцина уже на подходе… Какие опасности и риски несет в себе вторая волна пандемии? Что наука и медперсонал могут противопоставить заболеванию? Что требуется от нас с вами, рядовых граждан? Какие советы и рекомендации сейчас наиболее актуальны? Обо всем этом рассказывают заместитель председателя комитета Госдумы РФ по охране здоровья Леонид Огуль, исполнительный директор Ассоциации организаций по клиническим исследованиям Светлана Завидова и исполнительный директор Ассоциации независимых аптек Виктория Преснякова.

Уже можно сказать, когда нам ждать новое плато?
С. Завидова: Прогноз — дело неблагодарное, и ответ на этот вопрос зависит от самосознания наших граждан и от действий властей. Первая волна всех нас очень напугала, вводились жесткие ограничительные меры. Да, были и перегибы, но тем не менее на тот момент не было такого роста, какой мы наблюдаем сейчас. От статистики я, честно говоря, ужаснулась, а от того, что происходит в регионах, не менее страшно, потому что создалось полное ощущение, что люди расслабились. Л. Огуль: Я считаю, что те меры, которые принимаются — по людям старшего возраста, по «удаленке», по маскам, — оправданны. Какие меры будут приниматься еще, время покажет. И во многом это зависит от нас с вами.
С. Завидова: Я повторю банальную истину, но это очень важно: главная задача ограничительных мер — не допустить резкого роста заболевших, иначе система здравоохранения не справится. А это грозит большими проблемами в лечении не только коронавируса, но и других заболеваний, которые никуда не делись. Когда мы перегружаем систему здравоохранения и не даем возможности оказывать людям своевременную помощь, рушится все! И сейчас у меня такое ощущение, что все идет по плохому сценарию.

Стоит ли ждать новой самоизоляции?
С. Завидова: Довольно сложно отвечать за других, ведь тут должны рука об руку работать эпидемиологи и экономисты. Я понимаю, что, когда экономисты смотрят на происходящее, им страшно от одной мысли, что придется выбирать между здоровьем и необходимостью обеспечивать экономику. Но ситуация складывается серьезная. Конечно, все эти вопросы о возможности введения карантина очень болезненны, но здесь нужно правильно оценивать ситуацию. И на мой взгляд, руководство должно действовать жестче.

Какие проблемы могут возникнуть с приходом второй волны?
В. Преснякова: Проблема в том, что наше население очень часто вместо того, чтобы обратиться за профессиональной помощью, начинает заниматься самолечением. И это усугубляет процесс заболеваемости. Поэтому я призываю всех быть более осторожными и внимательными к своему здоровью и здоровью окружающих.

На ваш взгляд, до каких цифр по заболеваемости мы можем дойти на этот раз?
Л. Огуль: Прежде всего это зависит от скорости распространения заболеваемости и симптоматики. Поэтому первое, на что нужно обратить внимание, — это быстрая диагностика, чтобы мы своевременно могли локализовать очаги и не совершать те ошибки, которые были в самом начале. Тогда никто не знал, насколько коронавирус опасен и заразен, как вести себя персоналу, какие меры предпринимать. Мы потеряли очень много в том смысле, что медперсонал был заражен и отстранен от оказания медицинской помощи. Очень важно, чтобы люди серьезнее относились к своему здоровью, соблюдали меры профилактики (ношение маски, обработка рук) и избегали мест массового скопления людей. Поймите, все это придумано не просто так.

Что на сегодня изменилось в подходе к лечению COVID-19?
В. Преснякова: У нас сразу три производителя выпустили препараты на основе одного и того же действующего вещества для лечения коронавирусной инфекции.

Появилась информация, что цены на лекарства — от 8 000 рублей и выше... Не слишком ли дорого для простого человека?
Л. Огуль: Вопрос по цене нужно задавать производителям. У нас есть антимонопольная служба, которая должна выяснить, насколько препарат отвечает той цене, которая на него установлена. Я считаю, что лекарства от коронавирусной инфекции нужно включить в список ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты – прим. авт.). Тогда бремя компенсации будет нести государство. Эти меры помогли бы предотвратить распространение коронавируса и успокоили бы людей.
В. Преснякова: Необходимо понимать, что новый препарат — не для массового использования. Так что, возможно, его дорогая цена в некотором смысле и оправданна. Лекарство должно назначаться только для лечения коронавируса в тяжелой форме. Применять его для профилактики нельзя ни в коем случае! Поскольку этот препарат очень сложный, с серьезными побочными эффектами и с противопоказаниями, с ним нужно быть крайне осторожным. И применяться он должен только по назначению врача и только под наблюдением врача — либо в стационаре, либо на дому. Должны быть четкие схемы и стандарты лечения, которые сейчас утверждаются, меняются, но они есть.

Однако, если врач пропишет, лекарство можно будет купить в аптеках без проблем?
В. Преснякова: Препараты новые, в большом количестве аптеки их не закупят просто потому, что у них сейчас нет свободных оборотных средств. Не могу сказать, в каких аптеках лекарство от коронавируса есть, но то, что лечение людей уже ведется с помощью этих препаратов, это точно.

Каковы побочные эффекты у нового лекарства от COVID-19?
В. Преснякова: Все они перечислены в инструкции. И тут вопрос в том, что польза в лечении и побочные эффекты и противопоказания должны учитываться в клинической картине определенного больного. Если это люди старшего поколения, то врач может снизить дозировку либо включить в схему лечения дополнительные препараты. Поэтому первое, о чем мы должны думать, — профилактика. Второе — вакцинация. А третье — лечение коронавируса, но под наблюдением врача.
Л. Огуль: Рассуждать сейчас о побочных явлениях было бы некорректно. Очень хорошо, что наше научное сообщество создало такой препарат. И наша задача — сделать его доступным и дать людям полную информацию о противопоказаниях. То же самое я могу сказать и о созданной вакцине от коронавируса — «Спутник V». Вакцина должна быть доступной, а вакцинация — добровольной. Я считаю очень важным включить вакцину от коронавируса в национальный календарь прививок. В какое время года ее делать, это уже скажут научные сообщества после определенных исследований.

Чему стоит больше доверять — вакцине или препаратам?
Л. Огуль: И то и другое — благо. Вакцина служит для того, чтобы выработался иммунитет. Но для этого нужно время. По статистике Роспотребнадзора, провакцинировано около трех тысяч человек, и это очень мало. Также Роспотребнадзором были проведены исследования, которые показали, что в 11 из 26 регионов был достигнут коллективный иммунитет порядка 20 процентов. Давайте проведем сравнение. Для того, чтобы предотвратить распространение полиомиелита, нужно привить 80 — 85 процентов населения, чтобы приостановить распространение кори — около 95 процентов. Вот и считайте...

Если человек уже переболел, нужно ли ему вакцинироваться?
Л. Огуль: По рекомендациям ВОЗ такой необходимости нет.

Получается, самое лучшее, что мы можем сделать на сегодня, — это стараться не заболеть?
Л. Огуль: Да, лучше предотвратить болезнь — это я могу сказать как врач. И у меня есть очень много знакомых, которые переболели коронавирусной инфекцией и получили страшные осложнения. Нельзя надеяться на то, что вы переболеете и у вас выработается иммунитет. Это большой риск. Поэтому, конечно, надо прививаться. С одним «но»: если нет противопоказаний. Также очень важно проводить сезонную вакцинацию от гриппа. А еще у нас есть вакцина от пневмококковой инфекции, она дает возможность оградить людей от бактериальных пневмоний. И что важно, людям, которым исполнилось 60 лет, эта прививка делается бесплатно. Мы сейчас стоим перед страшной и неизвестной инфекцией, поэтому призываю всех отнестись к своему здоровью и здоровью окружающих предельно внимательно!

Елена Соколова, ИА «Столица» для «Голоса Череповца»