На кого равняются череповецкие учителя?

5 октября отмечался Международный день учителя. Что может быть логичнее, чем в честь праздника написать в газете о ярких представителях одной из важнейших профессий в мире? Но на сей раз «Голос Череповца» решил, что называется, копнуть глубже и рассказать об учителях учителей – тех, кто вдохновил на выбор профессии известных череповецких педагогов.

«Хотелось быть такой же». Ирина Шеко – учитель начальных классов школы № 11. Она не раз выигрывала конкурсы профессионального мастерства, в том числе на получение грантов, а недавно стала лауреатом премии Министерства просвещения РФ за достижения в педагогической деятельности. Сама Ирина Вячеславовна с 1-го по 7-й классы училась в школе № 28, затем в школе № 17, а завершала обучение уже в Германии, куда был отправлен ее отец-военный. Именно об отце она говорит в первую очередь, когда идет речь о педагогах, вдохновивших ее стать учителем. Вячеслав Довнар преподавал спецдисциплины в военном вузе.
— Самое интересное, что степень его педагогического таланта я полностью осознала, уже сама будучи педагогом. Он всегда объяснял и объясняет очень терпеливо, даже вопросы житейского уровня. Он никогда не срывается. Всегда стремится показывать все наглядно, а это очень важно; я сама постоянно использую этот принцип в начальной школе.
Ирина Вячеславовна очень благодарна отцу и матери, Татьяне Николаевне, за то, что они когда-то одобрили ее выбор профессии.
— Хотя по маминой линии у нас в семье очень много медиков и, наверное, она бы хотела, чтобы и я стала врачом.
Конечно же, большую роль в выборе будущей профессии сыграли школьные учителя.
— Моя первая учительница – Галина Николаевна Романова. Она была очень красивая, а для детей в начальной школе это просто здорово. Она никогда не повышала на нас голос, всегда очень спокойно все объясняла, была в меру требовательной. Я помню, как переживала, когда в третьем классе получила за пересказ тройку, мне казалось, что я подвела не себя, а своего учителя. Нам хотелось быть такой же, как она, наверное, поэтому мы с подружками постоянно играли в школу. Для меня это был первый зов или первый мотив выбора профессии.
В средней школе классным руководителем Ирины Вячеславовны стала учитель немецкого языка Маргарита Павловна Подойницына.
— Она тоже была идеалом учителя. Всегда спокойная, всегда вникала в наши проблемы, всегда помогала нам справляться с нашими детскими бедами. И, опять же, сейчас я полностью понимаю, как много она сделала для нас в воспитательном плане: проводила конкурсы, подвигала нас участвовать в городских мероприятиях, готовила сценарии, воплощала идеи. Плюс привила любовь к немецкому языку, что мне впоследствии очень пригодилось.
Ирина Шеко с большой теплотой вспоминает Татьяну Владимировну Минкину и Нину Васильевну Цветкову – своих классных руководителей в 17-й школе:
— Они на своем примере показали, как нужно работать с родителями.

«Я Вам докажу!» Елена Шашура недавно ушла на пенсию, но до этого 24 года была учителем начальных классов в школе № 17. Елена Ивановна знакома нашим читателям, мы писали о ней, например, когда она выиграла грант в конкурсе департамента образования Вологодской области.
Все десять классов Елена Ивановна проучилась в школе № 7.
— В третьем классе к нам пришла новая учительница, Нина Павловна Городова; молодая, лет 28 — 30. Когда я увидела ее, поняла, что лучше профессии нет, что самые красивые, самые умные и вообще самые идеальные люди – это учителя. Нина Павловна была добрая и любила нас. И я твердо решила, что буду учителем. Каждый день я бежала в школу как на праздник, каждый день поднимала руку и хотела отвечать у доски.
В пятом классе классным руководителем стала Вера Вениаминовна Подольская, учитель математики.
— Она сделала из нас семью. В час мы заканчивали учиться, прибегали домой, делали уроки, а к трем часам бежали обратно в школу. То готовились к концерту, то где-то выступали, то ездили собирать макулатуру, то кому-то помогали, то участвовали в конкурсе.
В старшей школе классным руководителем была Маргарита Николаевна Смирнова, учитель истории и обществознания.
— Если Вера Вениаминовна была нам как мама-наседка, то Маргарита Николаевна, наоборот, приучила нас к самостоятельности, развивала в нас творческое начало и самоуправление, чтобы мы были по жизни активистами.
Ребята обожали Валентину Васильевну Апросичеву, учительницу русского языка и литературы.
— Это учитель-душа, она так интересно рассказывала на уроках, так проживала сама каждую книгу, что мальчишки и девчонки вместе с ней и плакали, и смеялись. Она сумела ввести нас в мир книг, мы читали взахлеб.
Учителем математики в старших классах была Ида Александровна Садкова, более требовательная, чем ее предшественница. Она к каждому находила особый подход. Елене она однажды поставила тройку (и лишь позже девушка поняла, что это было частью того, что сейчас принято называть индивидуальным подходом).
— Она сказала, что на большую оценку я не знаю. Я сказала: «Я Вам докажу, что я знаю». Я взяла в библиотеке учебники по алгебре и геометрии, все зимние каникулы сидела учила. И потом у меня даже четверок не было, только пятерки. Когда я поступала в институт, мне поставили по математике четверку, а для поступления нужна была пятерка. Ида Александровна сказала: «У тебя не может быть четверки. Подавай апелляцию». Мы с ней пришли, подали апелляцию, и мне поставили пять — оказалось, что все задания я выполнила правильно, просто возле одного из них проверяющий почему-то поставил галочку.

«Сможете помогать людям». Жанна Мегельбей, учитель математики в школе № 26, неоднократно побеждала и занимала призовые места на педагогических конкурсах городского, областного и всероссийского уровня. Также в начале сентября она получила премию Министерства просвещения РФ за достижения в педагогической деятельности.
С 1-го по 9-й класс Жанна Мегельбей училась в школе № 30, а затем перешла в физмат-класс школы № 11 при ЧГУ. Она рассказывает, что больше всего на ее решение стать учителем повлияла семья. Бабушки и дедушки, равно как и родители, всегда считали самыми уважаемыми профессии учителей и врачей.
— Нам постоянно говорили о том, что очень почетно быть учителем, очень почетно быть врачом. «Вы сможете помогать людям», – Жанна Николаевна улыбается. – Поэтому в нашей большой семье много педагогов и медиков. Я – учитель математики, одна моя сестра – учитель биологии, другая – учитель химии.
Однажды первоклассница Жанна пришла из школы и сказала: «Мама, я буду учителем математики». Мама тогда решила, что девочка еще не раз передумает и выберет другое направление, но Жанна осталась верна своему выбору.
— В физмат-классе у нас были очень хорошие педагоги: информатику вела Эмма Ханифовна Гайсина, физику — Максим Густавович Елесичев, математику — Михаил Борисович Анохин.
Поскольку Жанна Николаевна стала учителем математики, разговор коснулся в первую очередь преподавателя-математика.
— Михаил Борисович умел доказать свою точку зрения, повести за собой или, наоборот, подтолкнуть сзади. Я очень многим обязана этому педагогу. И в целом, повторюсь, у нас были великолепные педагоги. В ту пору в обычных школах хорошей качественной техники, по сути, не было. Но мы, придя в физмат-класс, сразу стали заниматься на настоящих компьютерах IBM, это вообще была фантастика; и нас сразу начали учить программировать на языке паскаль. И по физике нам показывали отличные опыты – те, которые не могли показать детям в других школах. И конечно, с точки зрения математики я получила массу вещей, которые были бы мне недоступны в школе с общеобразовательной программой, а не «углубленкой».

Джек Лондон в оригинале. Кирилл Кузнецов – победитель городского этапа конкурса «Учитель года». На тот момент Кирилл Вячеславович преподавал английский язык в женской гуманитарной гимназии. Сейчас он преподает в пансионе воспитанниц Министерства обороны РФ (Санкт-Петербург), но с журналистом «Голоса…» пообщался – через Интернет.
Будущий педагог учился в школе № 21, где углубленно изучают английский язык.
— В большей мере на выбор профессии повлияли мои учителя иностранного языка. В первую очередь это учитель английского языка Евгения Павловна Чернышенко – знаменитый учитель в Череповце. Я думаю, все выпускники 21-й школы ее знают, даже те, кто у нее не учился. Именно этот учитель и научил меня иностранному языку. Евгения Павловна была с нами со второго класса до одиннадцатого. Каждый урок был настоящим вызовом. С нами работал учитель в классическом понимании этого слова – четкость, строгость, глубокие знания. Огромное влияние на меня оказал еще один учитель английского языка – ныне директор 21-й школы Вера Львовна Кравцова. Вера Львовна вела у меня английскую и американскую литературу в 10 и 11-м классах. Именно на ее уроках я познакомился с Эрнестом Хемингуэем, Куртом Воннегутом, Джеком Лондоном и многими другими авторами – теми, кого сейчас читаю на английском языке. То, что это произошло, – ее заслуга.
Кирилл Кузнецов отмечает: на учителя влияют не только педагоги, учившие его в школе, но и коллеги, с которыми он работает.
— Я не могу не сказать о Татьяне Владимировне Минкиной – учителе английского языка женской гуманитарной гимназии. Это замечательный человек, настоящий профессионал, близко к сердцу принимающий все то, что происходит в школе с детьми и коллегами. Ее помощь как наставника уже в профессиональной деятельности имеет для меня огромное значение.

Подаренный инструмент. Андрей Успенский – на данный момент единственный череповецкий педагог, ставший победителем всероссийского конкурса «Учитель года» (2006 г.; тогда Андрей Геннадьевич был учителем русского языка и литературы в школе № 37 — ныне лицей «АМТЭК», сейчас он работает в Физтех-лицее им. П.Л. Капицы в городе Долгопрудном). Сам он учился в школе № 15. Помнит своих учителей, относится к ним с уважением, но одного педагога выделяет особенно.
— Людмила Егоровна Винокурова, учительница английского языка. Знаете, на нас лежит печать профессии — учителя или учительницу можно узнать в толпе. Людмила Егоровна на самом деле выделялась, казалось, что к нам на уроки она каждый раз приезжает откуда-то с Альбиона. Самое главное, она старалась сделать так, чтобы нам было интересно на ее уроках, и у нее это действительно получалось. Она находила очень много дополнительных материалов. Как сейчас помню: пособие Бонди (Евгений Бонди – автор ряда учебников и пособий по английскому языку; прим. авт.), мы про него слыхом не слыхивали, а она давала нам оттуда задания.
В 1970-х годах сфера употребления английского языка для рядовых граждан была, мягко говоря, невелика. Фактически ее не было.
— Выехать за границу, особенно туда, где говорили на английском, было настолько же реалистично, как слетать в космос. И тем не менее у нас с другом, с которым мы сидели за одной партой, английский пошел, просто было интересно, потому что уроки вела Людмила Егоровна. С тех пор с языками у меня неплохо (Андрей Успенский – полиглот; прим. авт.), и я понимаю, что во многом это заслуга Людмилы Егоровны, которой мы были небезразличны. Мы, дети из не самого спокойного района и совсем не из элитной школы. Я вспоминаю ее с благодарностью. Впоследствии мне очень часто доводилось пользоваться английским языком — у меня был инструмент, который мне подарила Людмила Егоровна.

Прямая речь
Принцип трех «люблю»
Елена Шашура: «Мне очень повезло. Когда я пришла в 17-ю школу, меня учили работать директор Валентина Витальевна Параничева, завуч Людмила Александровна Шамина. Меня научили верить в себя, правильно разговаривать, общаться с родителями, любить школу. Мы действительно жили в школе одной семьей. Валентина Витальевна учила, что школа – это жизнь, это семья, это первый дом, а не второй; что учитель должен быть эталоном во всем, начиная с внешнего вида; что нужно быть авторитетом; что нужно любить детей. Мои принципы педагогики держатся на трех «люблю»: люблю детей, люблю работу, люблю себя в этой работе».

Нужно для себя
Жанна Мегельбей: «Математика – моя любовь, мое хобби. Я получаю удовольствие от того, что делаю что-то сложное. Мы все сталкиваемся с трудностями, это нормально. Когда что-то тебе не дается, а потом наконец получается, испытываешь огромное удовольствие. Пусть ты потратишь много времени, но ты решишь задачу, которую никто вокруг тебя не решил. Например, в десятом и одиннадцатом классах я могла заниматься до пяти утра, а в семь встать и снова пойти учиться, потому что должна была сделать то, что не получалось. Меня никто не заставлял, просто мне это нужно было для себя, я этого хотела».

Елена Бжания, газета «Голос Череповца»