35media.ru

Директор ХК «Северсталь»: «Откровенных разочарований нет»

Чемпионат Континентальной хоккейной лиги проходит в непривычных условиях. Команды сражаются не только друг с другом, но и с коронавирусом. О том, как адаптировался к новой реальности ХК «Северсталь», и о первом отрезке сезона «Голос Череповца» побеседовал с директором клуба Николаем Канаковым.


Николай Викторович, летом болельщики очень переживали за команду из-за COVID-19…
Когда летом у нас в клубе появились случаи заражения коронавирусом, мы посчитали, что так, может, и лучше — переболеть в тот период, чем в ходе чемпионата. Получилось, что к старту сезона у нас уже все были здоровы и за первый месяц больше ни одного случая в главной команде. Некоторые клубы выбрали другую тактику – те же СКА и «Локомотив» в предсезонный период сидели практически в изоляции. Начался чемпионат, и у них сразу возникли проблемы, потери очков и так далее. Заболеет кто-то из лидеров команды, основной вратарь – это значит, что без них играть минимум две недели, плюс им еще восстановить форму надо после лечения и изоляции. Нам пока повезло.

Положение команд в турнирной таблице сейчас не совсем объективное?
Да, конечно. Если вспомнить прошлый сезон, то к концу сентября уже пошли первые тренерские отставки. А сейчас какие претензии тренеру предъявлять, если у него половина состава не тренируется на карантине и команда технические поражения получает? Думаю, реальной картины в таблице мы не увидим минимум до ноября, пока все не переболеют. Сейчас еще и рост заболеваний в целом по России пошел. Есть вероятность, что новые ограничительные меры введут. Это тоже может сказаться на чемпионате. Вот у нас сейчас нет соревнований для юношеских команд до Нового года как минимум.

То есть проведение официальных детских турниров сейчас под вопросом?
Да. Правда, чемпионат Санкт-Петербурга, вероятно, проведут. В нем играют несколько наших команд разного возраста. Но там обязательным требованием будет на каждый тур проведение тестов. Это все незапланированные расходы. Но и просто сидеть дома и только тренироваться — неправильно.

У «Северстали» уже два перенесенных матча – с «Барысом» и «Йокеритом». Нашли окна, когда их можно сыграть?
Это очень тяжело, потому что плотность календаря высокая. С «Барысом» уже пришли к соглашению, но оно еще официально не закреплено. Скорее всего, сыграем с ними в Череповце в ноябре. С «Йокеритом» вживую разговаривали, когда они приезжали к нам на матч. С ними пока все сложно. Для них матч домашний, они пытаются максимально заработать, а потому тщательно все просчитывают. Пока не договорились с ними.

Переносы матчей все еще случаются. Остался ли резерв в календаре, чтобы где-то их втиснуть?
Был определенный резерв на время проведения Евротура, если бы какой-то турнир не состоялся. В остальное время это большая проблема. «Ак Барс» с «Йокеритом», например, договорились играть два дня подряд друг с другом: один матч — по календарю, второй – перенесенный. Так, конечно, по затратам выгоднее.

На кого ложатся финансовые потери из-за внезапного переноса матча?
На клубы. Хорошо, что у нас с авиапредприятием «Северсталь» отличные отношения. Поэтому отмена чартерного рейса в последний момент может обойтись без расходов на выплату компенсации. Но вот бронирование гостиницы, тем более за границей, уже чревато. К примеру, в Хельсинки в гостинице мы уже внесли предоплату почти 100 процентов, а матч с «Йокеритом» перенесли за два дня. Пришлось с ними вести долгие переговоры, просили их перенести бронь на наш следующий приезд. А если и тот матч отменят? Это сотни тысяч рублей.

Прикидывали, сколько заболевших одновременно может позволить себе «Северсталь», чтобы все-таки выйти на матч и не получить «баранку»?
Мы не прикидывали такой вариант, но есть реальный пример с «Алмазом». Они поехали на выезд. А сейчас правило: каждые пять дней сдаются тесты. Перед отъездом результаты тестов были отрицательные. Сыграли в Питере два матча, следующий тест сдали – четыре игрока и один тренер с положительным результатом. Мы их эвакуировали в Череповец. Сыграли еще два матча в Питере, поехали в Москву. Там сдали тесты – 14 человек положительных. Когда на выезд берешь всего 23 — 25 хоккеистов и половина выпадает, то играть ты не сможешь. И привезти других людей тоже не успеешь. Сразу пришлось вести переговоры и удалось договориться о переносе матчей с «Красной Армией» и «Атлантом». И МХЛ пошла навстречу. Сейчас уже с ребятами все хорошо. Тесты отрицательные, они начали тренировки. Что будет с «Северсталью» в такой ситуации? Все зависит от конкретных обстоятельств: сколько человек выбыло, где у нас матч, когда играет «Алмаз» в эти даты и так далее.

Какие меры дополнительно принимаются, чтобы не заразиться?
Все клубы КХЛ летают чартерами, даже пригоняют на выезд свой клубный автобус, чтобы не пользоваться прокатным или предоставленным хозяевами площадки. Используются маски, антисептики и так далее. Они лежат в каждом кабинете, в раздевалке. Запрещены рукопожатия. Мы купили в клуб две дезинфицирующие паровые машины. Команда гостей приехала, развесила форму – мы обязаны этими установками всю ее обработать. То же самое на следующий день после тренировки. Раздевалки обрабатываем. Естественно, по требованию лиги в день матча включается «чистая зона» в Ледовом дворце, в которую могут войти только люди с отрицательным результатом теста на коронавирус.

Как болельщики «Ак Барса» попали на трибуны в Череповце?
Квота для организованных гостевых болельщиков осталась, но уменьшилась. Это 3 % от того количества зрителей, которое разрешено пускать на арену. При 25-процентной дозволенной заполняемости это примерно 45 человек. Вот казанский автобус по пути из Питера и к нам заехал.

Когда возможен выезд болельщиков на гостевые матчи «Северстали»?
Дальние поездки мы не рассматриваем. Возможно, это случится в январские праздники, когда будем в Подмосковье играть с «Авангардом» и «Куньлунем». Если обстановка позволит.

Теперь ближе к игре вопрос. Прошел уже месяц чемпионата. Есть ли игроки, которые разочаровали? Есть ли кандидаты на то, чтобы покинуть клуб по ходу сезона?
Откровенно разочаровавших, пожалуй, нет. Понятно, что претензии бывают к игрокам в конкретных матчах, но это рабочая ситуация. У нас есть еще одно вакантное место в заявке команды. Держим его в запасе на всякий случай. Теоретически мы еще может дозаявить одного хоккеиста, если будет необходимость или появится хороший вариант.

Когда приедет финский нападающий Няттинен и будет ли он в полезном для команды состоянии, не имея так долго игровой практики?
Насколько я знаю, он тренируется с юниорской сборной Финляндии. Но ему тоже пришлось посидеть на карантине одновременно с «Йокеритом», так как сборная тренируется на той же арене. Что касается его приезда, то сейчас ни один иностранец не может просто так заехать в Россию даже при наличии действующей визы. Клубу надо пройти несколько инстанций, прежде чем ФСБ даст разрешение на въезд, причем на конкретном пограничном КПП. Его данные отправляются на пункт перехода. Перехода, так как авиасообщения с Финляндией сейчас нет. То есть Няттинен должен прибыть из Хельсинки на автомобиле до границы, перейти сначала финский КПП, потом нужно преодолеть 1,5 километра с вещами до российского КПП «Брусничное». С этой стороны мы его уже будем ждать со своей машиной. Другие иностранцы заезжали через Латвию.

Есть прогноз, когда Няттнинен сможет сыграть за «Северсталь»?
Мы подписали с ним контракт 7 августа. 8 сентября нам разрешили сдать документы на получение всех разрешений. 22 сентября нам сообщили, что разрешение получено. После этого Няттинену можно было идти в Хельсинки в российское посольство и уже там проходить все необходимые стандартные процедуры. 2 октября он должен был получить визу и на этой неделе приехать к нам. Но здесь его придется закрыть на карантин, сделать тест, провести обследование. В лучшем случае он сможет сыграть в следующей домашней серии.

Когда вернутся в строй травмированные нападающие Гареев и Абдул?
К сожалению, оба выбыли минимум на несколько недель. У Абдула сотрясение мозга, играть ему нельзя, но некоторые тренировки разрешены. А вот Гареева пришлось обследовать в Москве. При худшем варианте потребуется операция.

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»