35media.ru

Череповчанка 15 лет работает участковым

Анастасия Пелипенко работает в УМВД 20 лет, из них 15 лет — участковым уполномоченным. Этой осенью она стала участницей регионального этапа конкурса «Народный участковый». Проголосовать за Анастасию можно будет на сайте 35мвд.рф с 7 по 16 октября.

В органы она пришла 18-летней, по совету матери, тоже работавшей в полиции. «Не страшно ли работать с уголовниками, скандалистами?» — спросила «Речь» Анастасию.

Анастасия вспоминает, как пришла в одну квартиру по сигналу из больницы: в медучреждение поступил после драки мужчина с ранениями. Женщина заходит в дом, собирается брать объяснение у избитого, а тот уже ничего и не помнит: как подрался, с кем — пьяный был.

— Говорит, проходите на кухню. Захожу, спрашиваю, как зовут, есть ли судимости. Отвечает: пять судимостей, только что освободился. За что сидел последний раз? За убийство. Заглядываю в комнату — там десять мужиков сидят. И я одна. В таких случаях немного не по себе становится, пусть они мне ничего и не сделают.

По словам участкового, основной контингент — те, кто уже встал на кривую дорожку, отсидел, семейные скандалисты, наркоманы.

Анастасия вспоминает: еще в первые годы работы был случай, когда она пришла в дом, где мужчина избивал жену. Пьяный дебошир уже ничего не соображал, и, когда Анастасия достала удостоверение полиции, он выбил его у девушки.

— Он был готов меня ударить и занес руку надо мной. Я инстинктивно закрыла лицо. Смотрю сквозь пальцы — он руку опустил. И тут он говорит: «Какие же у вас ногти красивые. Как бы я хотел, чтобы моя жена за собой ухаживала и у нее тоже ногти были красивые». Понимаю, что он успокоился, говорю: «Так и вам тогда нужно устроиться на работу, деньги не пропивать, а в семью приносить». И он замолчал, задумался.

К сожалению, одного разговора для скандалистов бывает мало и приходить на такие вызовы доводится часто. Еще один действенный способ — объяснять, что дебошир своими драками и скандалами причиняет вред и себе.

— Говорю: вот ты захочешь на работу устроиться, или для чего-то другого тебе характеристика нужна будет. Думаешь, участковый тебе нормальную характеристику напишет, если так себя ведешь? — рассказывает наша собеседница.

Несколько лет до того, как стать участковым «в поле», Анастасия Пелипенко занималась контролем за условно-досрочно освобожденными и тоже воздействовала через разговоры, объясняла, что если человек нарушает режим выхода на свободу, то его могут вернуть обратно в колонию.

— Конечно, были те, кого мы в колонию возвращали. Один из таких людей после выхода нашел меня и… поблагодарил. Сказал, что на свободе связался с плохой компанией, с наркотиками, мог не просто вернуться к преступной жизни, а даже погибнуть, и он понимал это. Из-за нарушений режима УДО его снова отправили в колонию, он провел там год до окончания срока, за это время о многом подумал и решил завязать с преступным прошлым, — вспоминает Анастасия.

Во время нашего разговора капитан Пелипенко не раз подчеркивала: есть стереотип, что участковый — не женская профессия. Когда на новом участке она приходит по вызову, звонит в домофон и представляется: «Участковый», ей часто отвечают: «А к кому? Мы врача не вызывали!» В восприятии людей участковый уполномоченный — это здоровый и сильный мужчина. Но Анастасия коллегам-мужчинам ни в чем не уступает, и ни разу за 15 лет работы «в полях» у нее не было желания найти другую, более спокойную профессию.

— Сейчас я отслужила 20 лет, и меня спрашивают: будешь уходить на пенсию? Нет, не собираюсь увольняться из органов и участковым буду работать, пока силы и здоровье позволяют.

Алена Сеничева