35media.ru

Почему в вологодский лен нас одевает Китай?

В не столь далеком прошлом лен выращивали в большинстве хозяйств Вологодской области. Сегодня это «дорогое удовольствие» могут себе позволить только крупные сельхозпредприятия. Капризная погода, дорогостоящая техника, длительные сроки сбора и нехватка рабочих рук – основные проблемы, которые обозначили журналисту «Голоса Череповца» сельхозпроизводители, занимающиеся выращиванием льна. Из технологической цепочки выпало важное звено: льноволокно, которое получают вологодские аграрии, раньше поступало на местные льнокомбинаты, а сейчас идет на сбыт в другие регионы и за границу. Для того чтобы российский лен мог конкурировать с мировыми брендами, необходима долгосрочная государственная программа поддержки.

Поселок вокруг завода. В советские времена льняные поля были во многих колхозах в окрестностях Череповца. Сейчас его выращивают в одном хозяйстве – СХПК «Батран», куда и отправились на прошлой неделе журналисты «Голоса…». Для начала мы решили ознакомиться с историей становления и развития Батранского льнозавода. В этом нам помогла краеведческая работа ученицы Домозеровской средней школы Ольги Медведевой «Батранский льнозавод вчера, сегодня, завтра».
Материалы предоставила руководитель музея Батранской школы Любовь Белова. Вехи становления и развития льноводства в отдельно взятом хозяйстве иллюстрируют картину расцвета и упадка отрасли в целом, поэтому позволим себе остановиться на этом вопросе подробнее. Решение о строительстве Батранского льнозавода, второго в Мяксинском районе, было принято 1 ноября 1931 года на заседании президиума райисполкома. Строительство шло тяжело, не хватало рабочих рук, лошадей. Но оно было завершено в 1932 году, а два года спустя в новом двухэтажном деревянном здании было установлено оборудование для переработки льна, электрический движок, в 1935-м предприятие дало первую продукцию. На производстве было занято около 60 человек.
В 1936 году для рабочих была построена баня, с момента строительства завода работала столовая. Завод продолжал работу и во время Великой Отечественной войны.
В 50-е годы на льнозаводе трудится уже около 100 человек, работа организована в две смены. За год перерабатывается до 2 400 тонн льнотресты. В то время директором был Александр Петрович Лоцманов. Все работники отзываются о нем с большой благодарностью. При нем была дисциплина, порядок, хорошие зарплаты. Александр Петрович хорошо знал работу, болел душой за дело. Дом директора стоял рядом с проходной, и Лоцманов мог по звуку определить, что на заводе не все в порядке, и прибегал в цех в любое время суток.
С годами вокруг льнозавода вырос целый поселок Батранский. Была построена контора, дом для директора и общежитие, больше десятка жилых домов. Отстроили новую заводскую столовую, две бани, детский сад. В центре поселка разбили стадион с волейбольной площадкой и футбольным полем.
В декабре 1966 года на льнозаводе произошел пожар в кудельном цехе. Остановить его не смогли, отстояли только пристройку. Но летом следующего года работа была возобновлена, лен обрабатывали под натянутым брезентом. Полным ходом шло строительство нового кирпичного здания, в конце 1967 года завод был пущен в эксплуатацию.
Расцвет Батранского льнозавода приходится на 70-е годы прошлого века. За высокие трудовые показатели многие работники предприятия были удостоены правительственных наград. На ВДНХ в Москве батранский лен был отмечен серебряной и бронзовой наградами. Длинное волокно отправляли на Вологодский и Красавинский льнокомбинаты, короткое — на ленинградские фабрики.
До 1970 года лен теребили вручную, привлекая к работам колхозников и школьников. В 70-м на заводе появился первый льнокомбайн, в 80-е годы – льнопрессы. Однако полностью отказались от ручного труда на предприятии только в 2005-м. В 1980 году льнозавод был присоединен к совхозу «Батранский», реорганизован в льноцех.

«Сырье привозили баржами». В Батране есть отличный музей, где можно узнать, как раньше вручную собирали и обрабатывали лен. С его посещения мы и начали погружение в тему.
— Наш музей создавали в 90-е годы, сначала была комната труда крестьян, потом мы полностью освободили помещение под лен, — рассказывает Любовь Белова. – Экспозиция посвящена традиционному способу обработки льна.
В льняной комнате можно посмотреть, как выглядели орудия труда: конский плуг, борона, трепало, мялки, чесалки, станки, прялки, короба. Представлены образцы самой продукции – льняные головки и семечки, вылежавшаяся треста, обработанное волокно, пакля.
— Я тогда начинала заниматься фольклором, и первые образцы орудий для обработки льна приносили дети, раньше они стояли практически в каждом доме, — продолжает Любовь Александровна. – Потом мы начали искать экспонаты, нам их дарили. Например, в прошлом году молодые люди, которые собирают металлолом, передали нам найденную борону. Плуг мы привезли из Тверской области, прялки есть и местные, и из Белозерского района. Обработка льна – очень трудоемкий процесс. Сначала лен нужно было высушить, завезти в овин, обколотить головки, потом отвезти обратно, но не на поле, как сейчас, а на луг, на отаву (трава, выросшая в тот же год на месте скошенной, — прим. авт.). Поэтому лен был чистый.
В Батранской школе несколько лет существует клуб, объединивший детей и ветеранов. Два года назад они стали участниками проекта «Батранский лен»: засеяли небольшой участок семенами льна, своими руками дергали, обколачивали, вязали лен – до получения волокна.
— Раньше школьников ежегодно привлекали к уборке льна, мы выходили в поля до ноября, — вспоминает Любовь Белова. – В семидесятые годы льнозавод работал в три смены в круглосуточном режиме. Льнотресту принимали и из других хозяйств области, а также из Пошехонья. Сырье привозили и баржами из Вытегры — до Домозерова, где его перегружали на грузовики. Как вспоминают местные жители, вереница машин с трестой выстраивалась от проходной завода до магазина, растягиваясь на полкилометра.

В дефиците — механизаторы. Держим путь в контору СХПК «Батран» и просим отвезти нас на поле. Широкое, окаймленное лесом, оно раскинулось вдоль дороги. По его кромке из травы выглядывают васильки. Под июльским солнцем поле еще где-то отливает голубым, но лен уже доцветает, большинство стеблей увенчивают зеленые головки с семенами, которые со временем поменяют палитру с ярко-зеленой на бурую.
Когда растения только набирали рост и силу, на поле была проведена химобработка, уничтожившая сорняки. Будущий урожай льна зависит от множества факторов, в первую очередь – от погодных условий. Эта культура любит равномерность, чтобы солнечная погода чередовалась с дождями, которые напитывали бы почву. Нынешней весной осадков было так много, что посевная кампания во многих хозяйствах началась с опозданием: техника не могла заехать на раскисшие поля. Вот и в СХПК «Батран» вместо запланированных 300 гектаров удалось засеять льном только 213. После дождей на многие недели установилась солнечная погода, и почва спрессовалась.
Возвращаемся в контору, чтобы побеседовать с председателем правления кооператива Надеждой Новожиловой. Надежда Степановна у руля предприятия 20 лет, а в совхоз «Батранский» она пришла работать экономистом в 1973 году.
— Тогда в Батране было крепкое, большое хозяйство, работало около 400 человек, пашни занимали 2 700 га, поголовье скота – около 2 000 голов, — вспоминает Надежда Степановна и приводит показатели нынешних реалий: – Сейчас мы засеваем 320 га зерновых, 300 га льна, заготавливаем 5 000 тонн силоса, 300 — 400 тонн сена, стадо насчитывает 600 голов. Число постоянных работников – 40 человек, с учетом привлечения людей на сезонные работы численность возрастает до 60 человек.
Производство льна – отрасль дотационная, помощь оказывается на уровне области.
— Посевную льна субсидируют почти полностью, удобрения дают, помощь оказывается также в закупке семян, горюче-смазочных материалов, — продолжает Надежда Новожилова. – Нам самим все затраты было бы не потянуть. Посудите сами: тонна семян льна стоит 130 — 140 тысяч рублей. Для сева нам требуется 30 тонн – получается четыре с лишним миллиона рублей. Очень дорого стоит и техника.
Но не только об этом болит голова у руководителя предприятия. Очень актуален кадровый вопрос.
— Основная часть работников – местные жители, есть и молодежь. Например, у нас семь доярок – все свои, местные девчонки. Есть и приезжие специалисты. Так, в этом году к нам с Дальнего Востока приехала женщина, работает бухгалтером. Главный ветеринарный врач каждый день приезжает в Батран из Череповца, я компенсирую ему затраты на дорогу. Специалистами мы обеспечены, а вот с механизаторами просто беда. В деревне сегодня можно заработать, я говорю молодежи: «Приходите, работа всегда найдется». Но у большинства молодежи не хватает терпения работать целый день, а может, и желания нет. На работе в полях сегодня у нас занята бригада механизаторов, большинство из них – люди пенсионного возраста. Они у меня молодцы, работают одним звеном. Но если выпадает хоть один человек, это сразу сказывается. Вот и получается, что сегодня есть возможность получить субсидию на закупку техники, а работать на ней некому…

Сгубила перестройка. Мы поинтересовались, как обстоят дела с выращиванием льна в хозяйствах других районов.
— Лен у нас выращивали испокон веков, и площади раньше были гораздо больше, — рассказывает главный агроном сельскохозяйственно-производственного кооператива в Устюженском районе Дмитрий Бушманов. – Сейчас же выращивание льна в хозяйствах — это только вспомогательное направление, не основное. Насколько я знаю, лен сегодня выращивают также в Шекснинском, Тарногском, Верховажском, Кичменгско-Городецком районах. Мы в этом году засеяли все, что планировали, – 260 га, а вот что уберем – неизвестно, как погода будет, как вылежится лен. Наше льноволокно уходит за пределы области, работает с двумя-тремя закупщиками.
В крупном предприятии Шекснинского района лен-долгунец засевают на площади 530 га. Производством этой культуры здесь занимаются с 2009 года, за основу были взяты европейские технологии, закуплен комплект бельгийской техники.
— Из-за дождливой весны нам пришлось пересевать часть посевов, примерно 20 — 30 га, — рассказал нам руководитель предприятия Владимир Носков. – Но, несмотря на изменчивую погоду, рассчитываем на среднюю урожайность. Сейчас мы приступили к тереблению льна. Надеемся закончить эти работы в течение двух недель, оставив только семенные участки. Мы являемся еще и семеноводческим хозяйством, получаем семена и для себя, и на продажу. В цехе заготовки и переработки льнотресты заняты 35 человек. Рынок сбыта готовой продукции (короткое льноволокно, котонин, тканые материалы) – в основном Россия.
По словам Владимира Носкова, раньше в Шекснинском районе засевали льном полторы тысячи гектаров, работал свой льнозавод.
— В свое время льноводство было очень рентабельным, многие хозяйства жили именно за счет него, — продолжает Владимир Валентинович. – Потребность в льне в те годы была очень высока. В Вологодской области работали льнокомбинаты в Красавине, Вологде. Был спрос на сырье, которое получали в хозяйствах, и эта цепочка работала очень хорошо. Но грянула перестройка, и отрасль льноводства была загублена.

Дорогое удовольствие. Многие наши собеседники говорили о дороговизне техники, занятой в переработке льна. Мы попросили Владимира Носкова назвать конкретные цифры.
— Переработка льна – действительно дорогое удовольствие. Взять уборку зерна: нужен комбайн, который стоит от 7 до 10 млн рублей. Выжал им зерно – и оно уже сушится в бункере. Для каждого этапа уборки и переработки льна требуется своя техника. Цена импортной самоходной теребилки – от 12 до 16 млн рублей. Вытеребил, положил в ленту, через неделю нужно другой техникой (стоит около 6 млн) обернуть его. Еще через неделю – переворошить: трактор стоит 1,5 млн плюс ворошилка – 600 — 800 тысяч. А потом на поле нужно пустить тракторы с пресс-подборщиком.
Как объясняет Владимир Валентинович, переработка льна — процесс длительный и рисков много. Нужно, чтобы лен попал под августовские обильные росы, чтобы вылежка была хорошая и равномерная, тогда и волокно будет качественным. Зарядят дожди в это время – треста будет гнить на поле, что отразится на качестве и крепости волокна.
— Мы, сельхозпроизводители, говорим: если мы хотим возродить эту отрасль, необходима не разовая помощь, а долгосрочная программа поддержки на уровне государства. И она подразумевает и собственное производство льняных изделий. Пока же наше сырье перекупают, оно уходит в Китай или Индию и поступает нам оттуда в виде готовых товаров уже по гораздо большим ценам. Конечно, поддержка нам оказывается, но ее хватает только на то, чтобы выжить, для развития отрасли этого недостаточно. Для того, чтобы российский лен стал конкурентоспособен на мировом рынке, необходим комплексный план развития, который включает в себя и полное перевооружение всей сферы.

#цифры
Потребности не закрыты
* В 2020 году лен-долгунец в России посеян на площади 51,1 тыс. га, что на 4,5 тыс. га больше, чем в 2019-м.
* Льняной комплекс включает в себя 149 сельхозпроизводителей с общим объемом производства свыше 50 тыс. тонн в год.
* Загруженность потенциальных мощностей по производству льноволокна составляет мене 40 %. 44 предприятия нуждаются в модернизации.
* В 2019 году валовой сбор льноволокна в России составил 38,5 тыс. тонн при посеве в 50,6 тыс. га (убрать остальное не позволила погода). А потребность — 350 тыс. тонн, половина этого объема — для текстильной промышленности.
* На Вологодчине лен выращивают 14 хозяйств в 9 районах области. Основной экспорт продукции идет в Удмуртию, Ярославскую и Ивановскую области.

#впродолжениетемы
На государственном уровне
В рамках государственной программы развития сельского хозяйства к 2025 году посевная площадь льна должна увеличиться до 60 тыс. га, что позволит за пять лет нарастить валовой сбор культуры до 52,6 тыс. тонн. Упомянутая программа призвана не только поддержать льнопроизводителей, но и стимулировать российскую легкую промышленность к переходу на отечественное льняное сырье, льняные текстильные изделия, пряжу. В частности, на производство смесовых тканей с содержанием льна, предусмотрено ежегодное субсидирование в размере 44 млн рублей, на производство пряжи с содержанием льна — в размере 198 млн рублей.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»