Почему Белов сжег пьесу и как она сохранилась

Сотрудники вологодского Музея-квартиры Василия Белова нашли машинописную копию пьесы о Боге, считавшуюся уничтоженной автором. Герои ведут неожиданные для писателя-деревенщика диалоги о сути божественного, а Ева беременеет.

Гоголевская история
Пьеса «Не спи на закате» была написана Василием Беловым в 1969 году, когда он был маститым 37-летним писателем и общественником всесоюзного размаха — всего тремя годами ранее вышла его звездная повесть «Привычное дело». Белов счел новую вещь делом непривычным и сжег рукопись. История об этом стала частью биографии писателя — об уничтожении пьесы свидетельствует черное пятно на его рабочем столе и рассказ вдовы Ольги Сергеевны о дыме, валившем из кабинета и взбудоражившем соседей.

Сожжения в гоголевском духе Василий Белов впоследствии повторял неоднократно, но жечь рукописи в кабинете более не решался. Соседи писателя рассказали сотрудникам музея, что не раз видели Белова, выносившего вороха бумаг во двор и сжигавшего их дотла. «Говорили, что стоял и помешивал своей клюшкой, пока до конца не прогорит, раньше не уходил», — сообщила «Речи» хранительница фондов музея Василия Белова Эльвира Трикоз, которая нашла сохранившийся вариант пьесы.

«Разбором архива Василия Белова мы занимаемся с прошлого лета, — рассказала она. — Среди папок с черновиками была обнаружена папка с заголовком, а внутри лежал 61 лист с другим заголовком. Рукопись не сохранилась, мы нашли машинописный текст. Пьеса без утрат, ни один лист не выпал. На листах имеются чьи-то редакторские пометы на полях, галочки, восклицательные знаки. Там же значится, что пьеса написана в 1969 году в Тимонихе. Расправляясь с рукописным текстом, Василий Иванович, вероятно, не подумал о машинописи, которая сохранится».

Музей-квартира Василия Белова открылся в центре Вологды в 2014 году, после смерти писателя государство выкупило квартиру у вдовы со всеми архивами, мебелью, книгами. Таким количеством мемориальных предметов вряд ли может похвастаться другой музей России. Сотрудники музея привыкли к открытиям, которые стали частью повседневной жизни: каждый ящик стола и каждая книга с полки, где находили письма и черновики, грозит новым словом в белововедении. Но законченных пьес раньше не находили.

Рукописи не горят
О пьесе про Бога и двух архангелов Василий Белов упоминал в интервью, назвав ее «философской штукой». Говорил, что сочинял ее «не для тщеславия, не для театра, а просто хотел попробовать свои возможности». Обнаружив пьесу в архиве, Эльвира Трикоз «проглотила» ее, опустившись на пол у шкафа. «Штука» получилась занятной.

Действие происходит в раю, в центре пьесы Бог, два архангела и Адам с Евой. У Белова Бог мудр и всеведущ, но вполне человечен, первые люди беспокойны и любопытны, архангелы выступают посредниками между ними. Персонажи встречаются и расстаются, разбиваясь на дуэты и трио для бесед о божественном и человеческом, служении Богу и людям, смысле жизни и любви. Адам и Ева ссорятся, чем пользуется один из архангелов, который соблазняет первую женщину и попадает в ад, после чего восстает против Бога.

После череды событий Адам погибает, а Бог признает неудачу в создании «венца творения» и констатирует, что все придется начинать сначала. Пьеса завершается словами Евы: «Во мне, кажется, что-то шевелится. Ох! Во мне есть кто-то!» Кто же отец ребенка — человек или ангел? И от кого в таком случае произошли люди?

Сюжет пьесы и цитаты из нее можно прочитать лишь в статье, опубликованной сотрудниками музея Василия Белова в научном журнале. Машинописный текст принадлежит музею, а правами на публикации произведений писателя располагают вдова и дочь Василия Белова. Как рассказали в музее, родственники выступают против публикации пьесы, ссылаясь на то, что писатель этого не хотел. Попытка познакомить с текстом пьесы вологодские театры (Белова ставили по всему Союзу, но спектакли в местных театрах он ценил особо — приезжал в Череповец на свои премьеры в народном театре) пока не увенчалась успехом.

Ольга Сергеевна Белова — хранительница наследия мужа. Автору этих строк довелось встретиться с ней в день открытия музея. Было видно, как непросто ей прощаться с квартирой, где семья прожила четверть века. Во время экскурсии по комнатам вдова писателя рассказывала, как работал Василий Белов: он не делал из творчества культа и не любил, когда замечали, что он пишет, и начинали ходить на цыпочках и говорить шепотом. Делал вид, будто читает. «А сам писал, я видела, — говорит вдова. — Но это было тайной».

Ольга Сергеевна и после смерти мужа блюдет его «тайну». Раз решил не публиковать пьесу про Бога, значит, и не нужно. Впрочем, вдову писателя надеются уговорить.

Продолжатели линии Белова
С развалом Советского Союза писатели-деревенщики были признаны совестью нации, Василий Белов тоже не молчал, публикуя статьи в местной и федеральной прессе. После смерти писателя продвижением его наследия занимаются в основном друзья и ученики Василия Белова, а также те, кто слышит в речи его героев говорок своей бабушки. Попытки вовлечь молодежь в беловское движение пока успехом не увенчались.

В музее признают, что молодые посетители приходят нечасто, а организаторы литературного семинара имени Василия Белова не скрывают, что последователей писателя на горизонте не видно.

«Однажды пришла семья из Дагестана — мать, отец и трое детей, — вспоминает Эльвира Трикоз. — Они рассказали, что пришли в музей, потому что Василий Белов занимает в Вологодской области и России такое же положение, как в Дагестане Расул Гамзатов. И им хотелось, переехав сюда, сразу перенять часть культуры Русского Севера. Слушали очень внимательно, а девочка даже записывала. Наши школьники далеко не всегда так слушают».

На литературный семинар имени Василия Белова приезжают со всей страны. По словам инициатора этой школы молодых писателей, вологодского прозаика Дмитрия Ермакова, наследников Василия Белова среди молодых он пока не встречал.

«Когда открывали семинар, сразу решили, что не будем ограничиваться деревенским направлением, и молодые могут писать на любую тему, — говорит он. — Нас интересует прежде всего талант. Чтобы продолжать линию Белова, нужен жизненный опыт. Что пишет молодежь? Фэнтези очень много присылают. Иногда пишут и на деревенскую тему прозу, понимая, что на Беловские чтения едут, но зачастую ощущается некоторая конъюнктура».

Сергей Виноградов