Чем опасна народная тропа

Правила безопасности на железной дороге написаны кровью. Но череповчане упорно не хотят пользоваться оборудованным железнодорожным переходом и идут на дачи прямо по рельсам. «Речь» в этом убедилась, побывав на платформе в Заречье.

«Не думай о секундах свысока»
Время катилось к полудню, день выдался солнечным. Мы с фотожурналистом поджидали главного инженера Череповецкой дистанции пути Василия Медведева на платформе в Заречье (ул. Боршодская, 36а). Первый пешеход нам попался колоритной внешности: в морской стилизованной кепке, босиком, с сандалиями в руках, с доброй усмешкой в седой бороде. Он был похож на Деда Мороза из мультика, который хотел повидать лето. «Валерий», — представился он. На наши расспросы ответил коротко: «Иду на дачу. Сколько мне лет? А сколько дадите». Валерий утверждал, что железную дорогу переходит всегда на зеленый свет и только по переходу.

Подошел грузовой состав с цистернами, с чем-то горючим, длиннющий такой, перегородил дорогу, загорелся красный свет. Валерий терпеливо ждал зеленого. Так же терпеливо зеленого ждала собака с другой стороны состава. Мы тоже ждали. Подъехал Василий Медведев.

— Проблема переходов через железнодорожные пути в неположенном месте или на красный свет стоит остро, — комментирует «Речи» Василий Медведев. — Все это чревато тяжелыми последствиями вплоть до трагических. На этом отрезке длиной 5 километров оборудовано четыре пешеходных перехода со светофорами, звуковым сигналом, ограждениями. Всего-то нужно пройти 500 — 700 метров до перехода. Однако горожане, которые идут на дачи, в сторону кладбища, игнорируют переходы, выламывают листы металлических ограждений и переходят дорогу там, где им удобно. А это опасно. Грузовой состав движется со скоростью 80 км/ч, пассажирский — 100 км/ч. Машинист просто не увидит пешехода. А если и увидит, то не сумеет остановиться мгновенно. Поезд весит 6 тысяч тонн, его тормозной путь — 700 метров. Для сравнения: автомобиль весит 1 тонну, тормозной путь при небольшой скорости — 10 метров. Смотрите, сейчас на путях стоит грузовой состав. Есть смельчаки, которые умудряются пролезть под составом. Это секунды, состав дернется — и жизни человеческой нет.

Народные тропы
Мы проезжаем метров 500 вдоль улицы Боршодской, подходим с Василием Медведевым к металлическому ограждению. Перед нами ров, наполненный водой.

— Эту канаву углубили еще в июне, чтобы закрыть доступ к народной тропе. И что? Листы железа выломаны, через канаву брошен деревянный поддон. Народная тропа в действии, — говорит Василий Медведев.

Мы ныряем в дыру в заборе, выходим к рельсам. Ждать минуты три, как говорит Василий Викторович. И точно, видим вдалеке две женские фигуры, нагруженные сумками и кошелками. Дачницы, не торопясь, движутся к железнодорожным путям, но, завидев нас, тут же поворачивают обратно, скрываясь в зарослях.

— Здесь людские потоки: горожане идут на дачи, на кладбище. Мы забор зашиваем, а через день-два листы выломаны, — говорит Василий Медведев. — Здесь увещевания не помогут, нужны штрафы, и не 100 рублей, а 5000.

Правила, написанные кровью
По нашей просьбе Василий Медведев привел ряд ситуаций, когда горожане играли со смертью и далеко не всегда выигрывали.

Две мамы с несовершеннолетними детьми пришли на железную дорогу, положили монетки на рельсы и стали ждать поезда, чтобы монетки сплющило. Их заметили работники Череповецкой дистанции пути. Прекратили эти опасные опыты, объяснив, что мамы подвергают опасности жизнь детей. Девочка постарше стала фыркать в ответ, хамить.

Другой случай. Мужчина лет пятидесяти на мотоблоке с прицепом возил песок с одной стороны железной дороги на другую. Поехал на красный, не дождавшись зеленого сигнала светофора, и погиб под поездом.

17-летняя молодая мать шла по рельсам в наушниках, не заметила и не услышала поезд. Погибла. Сиротой остался маленький ребенок.

— Подростки часто выходят на железнодорожные пути в наушниках, в капюшоне. Или делают селфи, забираясь на крышу вагона, не думая о последствиях, — говорит Василий Медведев. — Так, девушку убило электрической дугой в 27 киловольт.

Вывод: железная дорога — это опасный объект, и на нем нужно вести себя крайне осторожно.

Татьяна Ковачева