35media.ru

15-летнего школьника родственники выселили из квартиры в Череповце

Череповчанин потребовал, чтобы его внука признали не приобретшим право на пользование квартирой, а сына — утратившим право пользования ею. Суд его иск удовлетворил. В итоге мужчина с ребенком стали, по сути, бомжами. «Я в шоке от действий своего отца по отношению ко мне и внуку», — удрученно рассказывает корреспонденту газеты «Голос Череповца» Анатолий Корешков. Впрочем, позже он добавляет, что разлад с родителями наметился давно, но мужчина не предполагал, что будет столь печальный исход. Что привело к этой семейной драме? И почему суд принял такое решение?

«Общались нормально». В муниципальной трехкомнатной квартире на улице Леднева жила самая обычная семья: мать, отец, дочь, два сына и их бабушки. Один из сыновей — герой нашего рассказа Анатолий Корешков. После окончания школы он поступил в училище № 37, учился в ЧГУ, отслужил в армии, устроился работать мастером производственного обучения в уже упомянутое училище, женился. К этому времени старший брат и сестра жили отдельно, но, как рассказывает Анатолий, просторнее в квартире не стало:
— Было в ней пять человек: отец, мать, ее мать и я с женой. Нам отдали проходную комнату. Жить в ней было невозможно. В училище мне предложили выделить общежитие, я рассказал родителям об этом. Они были не против нашего переезда. Мы с женой выписались из квартиры и перебрались в общежитие. Родители сказали, что, когда обратно вернетесь, пропишитесь. Позже я так и сделал. Общались нормально. Могли неделю жить на Леднева, неделю в общежитии. Примерно в 1994 году мать сказала, что на «Аммофосе» предлагают строить квартиры за свой счет. Я к тому времени тоже работал там и согласился. Мы встали в очередь на жилье. Быстрее подошел срок очереди у матери, и мы начали строить квартиру на Окинина. Платили за нее вместе, но оформили в собственность на мать.
В 1995 году жилье построили, и Анатолий с супругой перебрались в него из общежития. По словам мужчины, он предлагал матери оформить квартиру на него, но женщина ответила, что спешить не стоит и квартира никуда не денется, она твоя, и так говорила много лет.

«Отец подал иск». В квартире на Окинина Анатолий делал ремонт, платил за коммунальные услуги долгие годы. Но позже, как рассказал он, события стали развиваться странно:
— К тому времени я развелся, стал жить с гражданской женой. Родился сын Даниил. Лет пять назад или раньше мать стала говорить мне, чтобы я пустил пожить в квартиру на Окинина сына сестры. Мотивировала тем, что у жены есть квартира и вы, дескать, можете жить там. Я отказал. В 2014 году мать оформляет квартиру на Окинина на сестру, а та дарит ее сыну. Нас об этом не ставят в известность. Мою мебель из квартиры увозят, после чего я ее не видел. Я прошу вещи отдать, чтобы перевезти на Леднева, но получаю ответ, что никаких моих вещей там не будет и меня тоже. Вселиться на Леднева мне удалось только при помощи участкового.
В 2018 году Анатолий с сыном уехали в Щелково Московской области, так как Даниил поступил в лицей в этом городе.
— 28 апреля 2020 года мать звонит мне и сообщает, что 30 апреля состоится суд: отец подал исковое заявление, в котором требует признать внука не приобретшим право на пользование квартирой, а меня — утратившим право пользования ею. Отец в исковом заявлении писал, что мы с сыном были зарегистрированы в квартире, но в ней не проживали, за квартиру якобы я не платил. Я с этим не согласен, так как мы жили на Леднева периодически, а я платил половину суммы за услуги ЖКХ. Деньги отдавал матери из рук в руки. Но Череповецкий городской суд в лице судьи Е.Ю. Филипповой решил по-иному. Добавлю, что на отдел по вопросам миграции возложена обязанность снять меня и сына с регистрационного учета на Леднева. Нам даже не сообщили о дате начала суда. Не говорили, что приходят повестки. По моему мнению, поведение матери объясняется тем, что она решила приватизировать квартиру и подарить ее сестре. Кстати, у сестры есть квартира в том же доме на Окинина. Она ее построила одновременно с той, прав на которую я лишился благодаря матери.

«Даже намеков не было». По словам 15-летнего Даниила, в Череповце он периодически жил в квартире на Леднева, отношения с бабушкой и дедушкой складывались хорошие:
— С дедушкой мы особо не общались, а с бабушкой были отличные отношения, общались, она меня в школу водила и забирала. На каникулах постоянно жил у них, а когда болела бабушка, навещал ее в больнице.
В 2018 году Даниил решил, что ему следует продолжить обучение вне Череповца:
— Мне очень хочется поступить в Московский институт радиоэлектроники и автоматики, и я нашел лицей в Щелкове, где хорошо готовят по математике и информатике. Рассказал о своей идее отцу. Он меня поддержал. Выдержал конкурс, поступил в лицей. Отец перевелся на работу в Щелково, где мы стали снимать квартиру. Кроме учебы я также уже лет пять увлекаюсь спортом. В Череповце начал заниматься биатлоном. В Щелкове перешел на лыжные гонки. Получил первый взрослый разряд, занимаю призовые места на различных соревнованиях. Переезд в Щелково — это движение вперед в плане образования и спорта.
О том, что их с отцом хотят оставить без жилья, Даниил узнал от родителей и был поражен:
— Раньше никаких намеков даже на это не было. В дальнейших планах у меня было закончить учебу, вернуться в Череповец, найти нормальную работу, жить с бабушкой, ухаживать за ней. Мне кажется, что дедушка с бабушкой поступают неправильно. Мне говорили, что квартира останется нам, а сейчас такое неожиданное развитие событий. Я звонил бабушке, спрашивал, почему так происходит. Был дан ответ: «Мне не о чем с тобой разговаривать». Очень внезапная перемена отношения, я не могу это объяснить. Я не знаю, хочу ли я с ней дальше поддерживать отношения после случившегося. По сути, я без квартиры остался.

«Будем бороться». Решение суда еще не вступило в законную силу. Анатолий Корешков подал апелляционную жалобу. Он намерен идти до конца:
— Это уму непостижимо, как можно было принять такое решение. По современным нормам суд не имеет права выкидывать ребенка на улицу, без определения места жительства. Я считаю, что были нарушены многие законы РФ, конституционные права и свободы. Ребенку негде жить. Куда он пойдет?
Один из череповецких адвокатов считает, что у Анатолия имеются перспективы для отмены решения суда:
— Я думаю, что апелляционная инстанция внимательно рассмотрит вопрос с учетом представленных доказательств. Даниил и его законный представитель в ходе судебного заседания суда первой инстанции не воспользовались своими процессуальными правами в полном объеме, поскольку они были лишены возможности предоставить свои доказательства из-за неблагоприятной эпидемиологической обстановки. Дела такой категории неоднозначны, суд выносит решение на основании имеющихся в деле доказательств. Поэтому ставить точку преждевременно. Анатолием Корешковым подана апелляционная жалоба, и в суде апелляционной инстанции надо в полной мере воспользоваться своими правами, в том числе правом на предоставление доказательств. Добавлю, что, на мой взгляд, очень важно в таких делах пользоваться квалифицированной юридической помощью. Это позволит избежать многих ошибок.

#ксведению
Права на муниципальное жилье
Утратившим право пользования жилым помещением (право пользования – возможность проживать в квартире) может быть признан тот, кто в квартиру вселялся, жил, но длительное время в ней отсутствует без уважительных причин, не несет никаких обязанностей по ее содержанию, оплате ЖКУ и так далее, добровольно выехал в другое место жительства, ему не чинили препятствий для проживания. Наличие регистрации в квартире не считается доказательством проживания. Без согласия нанимателя нельзя в дальнейшем зарегистрироваться в этой квартире и жить.
Не приобретшим право на пользование жилым помещением признается тот, кто не вселялся в квартиру, никогда не проживал в ней, не нес обязанностей по ее содержанию и оплате коммунальных услуг.

Клим Снегов, газета «Голос Череповца»