35media.ru

Постричься после карантина

На парикмахерской написано: «Без записи», «Все стрижки по 200 рублей». Я постригся по записи за 250 рублей, но рад безумно. За время карантина волосы выросли настолько, что я мог прятать в них ладони, как женщины в рекламе шампуня. Наши редкие встречи с не менее заросшими друзьями напоминали рок-концерты 1980-х.

Итак, что изменилось в парикмахерских? Многое. Парикмахерша, пригласившая меня в кресло, в своем белом сплошном костюме и маске напоминала сотрудницу лаборатории по изготовлению вакцин. Вместо фривольной музыки для расслабления клиентов теперь фоном звучит информация о том, как в парикмахерской обрабатывают инструменты после каждого клиента и моют помещение несколько раз в день. Об этом сообщает строгий мужской голос, будто созданный для приглашения граждан и гражданок в бомбоубежище.

У парикмахерш появились новые команды: «Отогните маску» и «Держите резинку». Они  произносятся, когда нужно постричь за ушами. Отгибаешь с одной стороны, потом с другой, придерживая резинку, чтобы не упала маска. Впрочем, этому действию ты, скорее, рад, поскольку мелкие волоски сыплются за маску, и нос с подбородком нещадно чешутся.

Волос было так много, что они густо застелили пол в районе одного квадратного метра. Вспомнилось из детства, как моя деревенская бабушка стригла овец большими ножницами, после чего собирала шерсть в охапки, как сено.

В последний раз я стригся в январе. А потом пришел март, и объявили первую карантинную неделю. Когда она завершилась, объявили, что еще как минимум месяц парикмахерские не откроются. А потом был май, от которого веяло безнадегой, и июнь, в котором забрезжила надежда. Самоизоляцию снова продлили, семьям с детьми помогли деньгами, ввели кое-какие льготы. И только моя макушка не соглашалась считаться с ситуацией, выбрав идеалом стрижки Игоря Корнелюка времен «Утренней почты».

И даже когда разрешили открыть парикмахерские, и их телефоны раскалились от звонков, мои волосы продолжали предательски расти, напоминая о самых странных месяцах в новейшей истории планеты. На то, чтобы избавиться от них, хватило получаса. Их сгребли в совок и в ведро.

Новая жизнь начинается.

Лето.

Сергей Виноградов, редактор газеты «Речь»