«Кто работал на ЧМЗ, болел за «Металлург»

Футбольный вратарь, судья республиканской категории по баскетболу, директор стадиона «Металлург», первый директор городского ФОКа, директор спортивного клуба, начальник футбольной команды «Булат» — речь идет об одном человеке, имя которого известно многим череповчанам, — Владимире Русакове. Один из самых известных в Череповце деятелей физкультуры и спорта 7 июня отметил 80-летие. Накануне юбилейного дня рождения Владимир Федорович рассказал «Голосу Череповца» о том, как ради футбола коренной ленинградец стал череповчанином.

«Вставай в ворота». Футболом в 50-е послевоенные годы увлекались почти все мальчишки СССР. Владимир Русаков не стал исключением. В Ленинграде играл за команду оптико-механического завода, постепенно добрался до футбольной школы молодежи.

— Начинал играть центральным нападающим, — вспоминает Владимир Федорович. — А потом наш вратарь «сломался», и меня поставили в ворота. С этого момента я играл только вратарем. Играли в чемпионате СССР среди молодежных команд, заняли второе место. Однако из того состава практически никто не смог попасть в основу команд мастеров. В то время было принято столичным командам ездить по городам и проводить товарищеские матчи. Так, в 1958 году я оказался в Череповце. Здесь в это время нарастало противостояние двухкоманд — «Строителя» и «Металлурга». И нам, молодым ребятам, предложили переехать в город. Несколько человек, в том числе и я, согласились. Причем распределились мы по обеим командам (я играл в «Металлурге»), отчего противостояние «металлургов» и «строителей» стало еще принципиальнее, хотя и так страсти кипели. В 1959 году мы играли за кубок области, победитель турнира получал право выйти в класс «Б». Мы выиграли, «Металлург» поднялся в классе.

На строительстве стадиона. В то время череповецким любителям футбола приходилось делать выбор — за кого болеть.
— В Череповце большинство жителей были приезжими, — говорит Владимир Русаков, — поэтому деление болельщиков было профессиональным: кто работал на стройке, болел за «Строитель», кто на заводе — за «Металлург».
Проблема была в том, что у «Металлурга» не было своего стадиона, все играли и тренировались на стадионе «Строитель». И металлурги решили методом народной стройки строить новый стадион.

— Мы шли на тренировку на стадион «Строитель», а после вся команда шла на строительство своего стадиона. Тогда многие работники металлургического завода после смены приходили на стройку. И за несколько месяцев общими усилиями построили и обустроили «Металлург»! На открытие в 1959 году приехал ленинградский «Спартак», который тогда выступал в клас-се «Б». Трибуны были забиты полностью! И в первый сезон «Металлурга» в чемпионате СССР в классе «Б» на футбол ходило очень много болельщиков, даже несмотря на то, что выступали мы не очень успешно. И строители тоже приходили болеть за нас.

«Горячий стаж». В то время футболисты по факту были профессиональными, но по статусу — любителями. Официально у каждого было рабочее место на каком-либо предприятии, у членов команды «Металлург» — на ЧМЗ.
— Когда я приехал в Череповец, меня сразу оформили бригадиром монтажников в котельно-монтажном цехе. Это моя первая рабочая специальность, — улыбается Владимир Федорович. — Но ходил в цех только получать зарплату. Начальником цеха был прекрасный человек — Владимир Леонидович Березуцкий. Потом меня забрали в армию, два года отыграл за ленинградский СКА. А когда вернулся, то выступал за сборную команду металлургического завода у Александра Сучкова на первенстве области. И вскоре перешел на работу в обжимной цех машинистом крана. В итоге у меня был выработан «горячий» стаж. Одновременно продолжал играть в баскетбол под руководством Якова Соломоника, играл в ручной мяч. Сразу по трем видам — футболу, баскетболу и ручному мячу — играл и за сборную области.

«Судью — на мыло…» Судейский стаж Владимира Русакова начался с баскетбола, он дошел до статуса арбитра республиканской категории.
— Не обошлось без курьеза, — смеется Владимир Федорович. — Мне был присвоен республиканский статус, перед матчами объявляли, хотя документов еще не было. А эта категория третья в иерархии после международной и всесоюзной. После долгого ожидания стали искать, где затерялись документы. Выяснилось, что их отправили в Волгоградскую область! Тот регион был баскетбольным в отличие от Вологодчины, кто-то при пересылке ошибся. Потом мне предложили попробовать судейство и в футболе.
Спортивное судейство — дело неблагодарное. А среди любительских команд временами даже опасное. Порой на поле эмоции хлещут через край.
— Разное бывало, хотя всегда старался быть нейтральным, спокойным. Что видел, то и судил, но все равно доставалось: и ругались, и плевались, — вспоминает Владимир Федорович.

Директор и начальник. В начале 1980-х годов Владимир Русаков был назначен директором стадиона «Металлург».
— Работа непростая. В основном занимались футбольным полем. Тогда «Строитель» играл во второй лиге чемпионата СССР. Но и про другие виды спорта не забывали, проводили массовые соревнования. Как раз при мне уложили модное на тот момент физполовое покрытие беговой дорожки. По вечерам всегда на стадионе было полно народу. Работали  городошный корт, баскетбольная, волейбольная площадки и другие.
Также Владимир Федорович был председателем спортивного клуба, возвращался работать на металлургический комбинат. В 1990 году его пригласили на должность начальника команды в клуб «Булат». В футбольной команде, которая еще играла в чемпионате СССР, Владимир Русаков проработал два года. Но наступили непростые для страны времена. Команда была вынуждена искать источники финансирования…
Лучшим футбольным периодом для Череповца Владимир Федорович считает 1961 год.
— Прекрасная тогда была команда, заняла второе место в чемпионате по классу «Б», звание «Мастер спорта» получили Петров, Кондрашкин, Мелехин. Больше, наверное, такой сильной команды у нас не было.

Из Ленинграда под обстрелом
Владимир Русаков родился в 1940 году в Ленинграде. Одно из первых воспоминаний детства, как вместе с другими воспитанниками детского сада его вывозили из блокадного города. «Помню, как ехали под бомбежкой по льду Ладожского озера, как воспитатели пытались нас прикрыть собой, — рассказывает Владимир Федорович. — Нас доставили в Костромскую область, на станцию Буй. Там мы и жили до снятия блокады. Мама оставалась в осажденном Ленинграде. Когда стало возможным, нас привезли обратно, сначала разместили в Таврическом дворце. Туда за своими детьми приходили выжившие в блокаду взрослые. Помню, как ко мне подошла незнакомая тетенька, стала что-то говорить. Я испугался, заплакал, побежал к воспитательнице. И она мне объяснила:       «Все хорошо, за тобой пришла твоя мама».

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»