35media.ru

«Вичелово-2»: от забора до обеда

После того как в «Речи» вышла моя статья о дачниках из «Черкесихи», мне позвонили и предложили съездить в другое садовое товарищество, на берегу Рыбинского водохранилища. И вот я вместе с череповецким поэтом Владимиром Лежневым еду в «Вичелово-2».

Приют поэта

Свернув с шоссе, где вовсю идут работы по расширению трассы, мы с Владимиром Петровичем поехали по удивительно ровной дороге; из леса доносилась трель соловья, на обочине аккуратными грудами была сложена заготовленная древесина.

Дача моего спутника Владимира Петровича Лежнева была когда-то привезена по бревнышку из деревни Плосково. После того как Владимир Петрович кое-что достроил-перестроил, получился большой, просторный дом. Любимое место хозяина — летняя веранда. Пока домашние отдыхают, он сидит здесь и пишет стихи. А тем для них у Владимира Петровича достаточно — это и природа, и любимый Череповец, и разговоры с сыном, и друзья- товарищи…

Кузнец, электромонтер, дачница

Первая наша встреча — с Еленой Федоровной Королевой, дом которой стоит на краю огромного массива дачных домиков. Но едва мы успели присесть в беседке и начать разговор, как раздался детский возглас, и хозяйка, несмотря на преклонный возраст, вскочила и поспешила встретить гостей. Приехали правнуки и дочь с внучкой. Быстро забежав в дом, Елена Федоровна вернулась с подарком для будущего второклассника Семена: у него день рождения. Младший брат Данил теребил Семена за руку и звал за хозяйственные постройки, где у него были спрятаны свои мальчишеские «секреты». Вид у Данила был боевой. Фуражка, натянутая на лоб, и лук со стрелой свидетельствовали о том, что мальчишка настроен серьезно и заниматься разговорами ему некогда. Но Семен докладывал, что первый класс окончил хорошо: по математике — пять, по русскому языку и чтению — четыре. Чтобы подтянуться, он решил читать книги. Конечно же, в первую очередь те, где больше приключений.

Наконец Елена Федоровна, пообщавшись с внуками и выслушав новости, вернулась в беседку, окруженную цветущими тюльпанами. Настроение у нее было хорошее: все, что хотела, уже посадила, в тепличке все растет и радует. Откинувшись на спинку скамеечки, она ненадолго задумалась, а потом стала вспоминать годы своей жизни. Эту дачу, по ее словам, семья получила, работая на металлургическом заводе. Хотя тут были и дачи работников типографии, городской газеты «Коммунист», горсовета и представителей судейского корпуса.

За тридцать с лишним лет дачной жизни у Елены Федоровны было много разных случаев. Как-то пошла в лес, чтобы набрать ведро торфа для огорода, а зачерпнула небольшой косяк маленьких щук, в другой раз попался большой лещ. Было это во время половодья, вода залила торфяные канавки, а вместе с ней пришла рыба.

Воспоминания — вещь своевольная, их трудно ограничить рамками одной темы. И Елена Федоровна от дачных историй перешла к истории своей жизни.

Когда началась война, они с мамой хотели эвакуироваться из поселка Вырицы в Череповец, на родину деда. Но добраться до города не успели, пришлось возвращаться. Когда проходили через одну из деревень, их в дом пригласила местная женщина. Она хотела накормить гостей супом, но началась бомбежка, и беженцы кинулись из дома, спрятались в небольшой ров.

И Елена Федоровна помнит, как добрая деревенская женщина ползком пробралась к ней и протянула тарелку супа…

Вернулись в Вырицы — в опустошенный, разграбленный дом. Почти три года провели в оккупации. Мать занималась подработками, получая хлеб, но его не хватало, порой питались мхом и лепешками с травой и опилками…

Елена Федоровна прожила долгую трудовую жизнь. В самом начале работала кузнецом, потом более тридцати лет электромонтером. А сегодня она просто счастлива, радуется солнечным дням и тому, что вновь будет много овощей, цветов — и гостей, которым всегда рада.

Без огурцов не останутся

Друг Владимира Петровича Николай Сергеевич Кульков с раннего утра решил навести порядок в своем банном хозяйстве. Проветрил помещение, перебрал заготовленные с прошлого лета веники, поглядывая на мохнатые тюльпаны, которые радуют и его, и супругу Наталью Валерьевну. Дача Николая Сергеевича находится у дороги. На новом участке первым делом надо было найти место для колодца. На территории товарищества из-за болотистости вода была плохая, пахла торфом. И вот на горке, среди сосняка, Николай Сергеевич вместе с бывшим председателем товарищества чуть ли не вручную вырыли колодец. Установили насос, облагородили прилегающий участок, и уже много лет все пользуются водой из этого колодца.

Пока мы с хозяином беседуем, жена его, Наталья Валерьевна, стоит рядом, слушает — но нет-нет да и посмотрит на привезенную рассаду огурцов и тяжело вздохнет. Я тоже заглянул в коробочку с рассадой и, увидев огуречные «заморыши», тяжело вздохнул. Видно было, что усилия хозяйки вряд ли обернутся хорошим урожаем. Конечно, огурцы займут свое место в теплице, может, и наберут силу… Но в любом случае хозяйка дома знает, что без огурцов не останется. В прошлом году картина тоже была тяжелая, но выручили соседи из дома напротив: дали огурцов столько, что и в свежем виде вдоволь поели, и на зиму насолили.

Всегда поможет

Владимир Петрович ведет меня к Виктору Александровичу Кононову. Он человек необыкновенный. Высокий, с густой седой шевелюрой, говорит неспешно. Словно не замечая меня, рассуждает о луковой мухе, о том, что морковку лучше сажать 11 июня, не позже и не раньше, тогда уж точно вырастет отменная. Для меня это было открытием, как и то, что при высадке капусты землю нужно предварительно пролить горячей водой — так, по словам Виктора Александровича, ему посоветовал агроном из Пошехонья. И еще говорит, что беда у него на участке — нашествие улиток. Надо их собирать, чтобы не погубили будущий урожай.

Разговор шел под вкуснейшие вареники с капустой — хозяева встретили меня очень радушно, накормили обедом.

На даче Виктор Александрович живет с супругой круглогодично, в город может ходить пешком, хотя до дома, что на улице Белинского, 26 километров. Но спокойно, с верными собачками доходил. А дачный дом Виктора Александровича — словно терем: с вырезанными фигурами, которые он создает зимними вечерами, с пестрым палисадником. К хозяину все обращаются, если нужна помощь, знают, что не откажет.

А ему обидно, что люди порой ведут себя не по-человечески. Вот недавно в лесополосе убили молодого лося. Браконьеры были на мотоцикле, и найти их по горячим следам не удалось. Это очень огорчило Кононова, даже из рук все валилось. Еще его расстраивает то, что многие дачи огорожены высокими глухими заборами, которые местами выходят на дорогу и заужают проезжую часть (как мне рассказали, за этими заборами обитают люди непростые). А что иногда делается на берегу Рыбинского водохранилища после выходных? Отдыхающие оставляют кучи мусора. Дачникам приходится собираться и наводить порядок.

Кстати, когда под конец моего визита в «Вичелово-2» мы с Владимиром Петровичем стояли на берегу Рыбинского водохранилища и беседовали о поэзии, рядом сидела компания молодых людей. Я поглядывал на них и думал: уберут территорию после себя или нет? Удивительно, но убрали — не осталось даже намека на то, что тут было веселье…

Возвращаясь из «Вичелово-2», я подумал: вот ведь товарищество контрастов. Одни здесь отгородились от всех глухими заборами, другие — душа нараспашку.

Сергей Рычков