Юнги Северного флота

Череповчанка Нина Бороздина (участник общественного движения, бывший председатель совета организации «Дети войны») в соавторстве с Алектином Лебедевым проделала колоссальную исследовательскую работу. Ее результатом стала книга «Памяти достойны» (12+) о четырех череповецких юношах, которые прошли Великую Отечественную войну от учебы в Соловецкой школе юнг до службы на военных кораблях. Мы расскажем о самом младшем из них — Леониде Саутине, выпускнике череповецкой школы № 12.
 
Побег на фронт
Когда началась война, Лене Саутину исполнилось 13 лет, он только-только перешел в пятый класс. Он родился 9 марта 1928 года в селе Борисоглебском (нынешнее Нелазское) Череповецкого района. В Череповец семья с двумя детьми (старшим Леней и младшей Маргаритой) перебралась, когда Константина Петровича Саутина пригласили работать на стройку бухгалтером.
Леня был добрым, отзывчивым, ответственным ребенком, хорошо учился в школе.
— Отец привил ему любовь к чтению, — рассказывает Нина Бороздина. — Лене нравилось учиться. Ему давались как математика, так и литература, история.
В свободное от учебы время мальчик занимался спортом: плаванием, лыжами.
Подросток посещал Дом пионеров, где директором, как мы уже рассказывали, была Ангелина Анатольевна Алексеева. О праздниках, проведенных в Доме пионеров, Леонид вспоминал с теплом и улыбкой.
Отца забрали на фронт. И Лене стало не до учебы.
— Думал только об одном: как попасть на фронт, — продолжает рассказ Нина Алексеевна. — Немногословный, он задумал побег. Хотел пристроиться к какой-нибудь военной части, проходящей через Череповец, и с нею уйти воевать. Но его вернули домой. Тогда он отправился в военкомат и напрямую попросился в солдаты. Там объяснили, что ему надо учиться, на фронт рано.
Леня возвращается в школу, но летом 1943 года, сдав экзамены за шестой класс, совершает новый побег. Ему удается добраться до Волховстроя. Оттуда, голодного и уставшего, парнишку возвращают домой. В путешествии ему удается раздобыть осколок мины, который он потом демонстрировал друзьям в Череповце.

Минус один год детства
Тем временем Леня узнает, что горком комсомола объявил о втором наборе в Соловецкую школу юнг. Вот она — возможность законно попасть на фронт! Но было необходимо получить согласие мамы Веры Дмитриевны.
— Ей ничего не оставалось, как согласиться, — улыбается наша собеседница. — Она знала, что, если Леню удерживать, он в очередной раз сбежит. Медицинскую комиссию Саутин прошел успешно. А подавая заявление на зачисление, изменил дату рождения, прибавив один год.
В сентябре 1943-го Леонид получает вызов.

— Наших ребят, отправляющихся на учебу на Соловки, на вокзале провожали родители, знакомые, друзья. Пришла и Ангелина Алексеева. Одному из отправляющихся ребят, Гусе Гурьянову, она передает ценный по тому времени подарок — буханку хлеба. Проводы подходят к концу, мальчишки получают паек — рыбу и кусок хлеба — и рассаживаются по вагонам, — рассказывает Бороздина.

Доехали на поезде до Вологды, и ребята вновь проходят комиссию, в результате троих юношей отправляют домой. Леонида оставляют, чему он несказанно рад. Далее парнишку ждала дорога в Архангельск. Здесь и началась его военная биография.

Бантик на бескозырке
Как рассказывает наша собеседница, в северном городе новобранцам объясняют, что еще можно принять решение о возвращении домой. Однако ни один из ребят не отступил.
В Архангельске будущим курсантам была выдана форма юнг. Когда Леня увидел бескозырку с бантиком, расстроился: «Это что? Что за штучки?» Ему объяснили, что настоящую ленточку надо еще заслужить.

Но бантик на бескозырке огорчал не только Леню. Все поступившие в школу мальчишки были обескуражены некоторыми элементами обмундирования. С красной буквой «Ю» на погонах смирялись. А вот к тому, что вместо ленточек на бескозырке у правого виска красуется бантик, есть лишь укороченная лента с надписью «Школа юнг ВМФ», привыкали долго. Некоторые пытались «улучшить» форму, за что получали внеочередные наряды.
Старшие товарищи объяснили Лене, что «позорный» (как казалось новобранцам) бантик будет заменен на штатную ленту только после выпуска из школы, когда он попадет на флот.

На боевом корабле
Ученики школы жили в землянках, которые сами же для себя и строили. Рацион не изобиловал разнообразием блюд: каша, хлеб с маслом и чай на завтрак, гороховый суп, каша и «компот» в виде настойки из хвои (в качестве профилактики против цинги) на обед. Как некурящим, юнгам полагалось дополнительно 300 г сахарного песка в месяц.
В течение года ребята должны были изучить десятки дисциплин — от метеорологии и устройства корабля до мореходных приборов и электронавигационных инструментов.

Плюс строевая подготовка, стрельба, рукопашный бой и походы на шлюпках под парусами.
— При овладении морской специальностью Лене больше всего нравилось быть радистом, — рассказывает Нина Алексеевна. — Он быстро привыкает к строгому распорядку дня, учебным занятиям. В силу возраста (он был младше всех) ему было сложнее по общеобразовательным предметам, но его выручали ребята из его смены.
13 декабря 1943 года Леонид Саутин принимает присягу, что стало для него серьезной вехой. Леня пишет письма отцу на фронт. Они не сохранились, но, по воспоминаниям сестры, Леня с гордостью сообщал, что теперь и он встал в ряды защитников Родины.
— Его не пугали дежурство на камбузе, уборка территорий. Караулы, когда зимой приходилось стоять в тулупе в два раза больше его самого. Все можно перенести ради главной цели — попасть на боевой корабль, — рассказывает Нина Бороздина.
Окончив годовой курс обучения в Соловецкой школе юнг, Леонид Саутин 19 октября 1944 года (то есть в возрасте 16 лет) направляется для несения военной службы на Балтийский флот.
— Он был радистом на торпедном катере. Был ранен, получил контузию. Есть сведения, что корабль был подбит. Экипаж провел в ледяной воде около суток, пока не пришла помощь. Это сильно подкосило здоровье Леонида Саутина. Он рано ушел из жизни, в 1962 году, — говорит Нина Бороздина.

Мы продолжим рассказ о выпускниках череповецких школ, ушедших воевать со школьной скамьи, в следующих номерах газеты.

Инна Анохина, газета «Голос Череповца»