Заложники вируса

В Италии самая тяжелая ситуация с коронавирусом. На Филиппинах застряли сотни российских туристов. Как обстоят дела и там, и там, «Голос Череповца» узнал из первых уст, от наших земляков. И если экс-череповчанка живет в Италии постоянно, то семья «действующих» череповчан приехала на отдых и теперь пытается вернуться домой.

От паники до пофигизма
Бывшая череповчанка Ульяна Гончарова уже несколько лет живет в Италии, в пригороде Милана, в городе Лиссоне с населением 38 тысяч человек. И сейчас она, как и большинство итальянцев, пребывает на строгом карантине вместе со своей семьей.

— Ситуация серьезная, только вчера в нашем городе зарегистрировано 39 новых заболевших, а недалеко, в Бергамо, уже 500 смертей на 120 тысяч населения. Похоронные службы не справляются. Мы выходим из дома только в магазин и аптеку. За продуктами ходит муж, но так было всегда и до вируса. Он более прагматичный, экономный, и ему это нравится, в отличие от меня. Когда он выезжает на машине в супермаркет, он берет с собой набор «аксессуаров»: очки, чтобы защитить глаза, одноразовые резиновые перчатки, маску (медицинскую или строительную) и обеззараживающий гель-антисептик, в нем 62 % спирта.

Женщина рассказывает, что к магазинам сейчас очереди, так как пускают в них по человеку: один вышел — один зашел. Внутри супермаркета из тележек сделаны разделители, чтобы выдерживать интервалы между покупателями не менее двух метров. Стоят люди, которые всех направляют куда следует. На входах в супермаркет также есть обеззараживающие средства.

— Муж сразу протирает им ручку тележки. Когда выходит, то еще раз протирает — уже для следующих покупателей. Надо заботиться не только о себе. Перед тем как сесть в машину, он снимает перчатки и выбрасывает их, маску тоже. Когда приезжает домой, не заходя в квартиру, обрабатывает обувь. Это важно. Как выяснили ученые, на обуви также можно принести с улицы этот злосчастный коронавирус. Он опрыскивает обувь специальным средством. Зайдя домой, тщательно моет руки и лицо с мылом. Некоторые люди, я знаю, обрабатывают или моют упаковки продуктов. Мы этого не делаем. Но жизнь заставила нас посмотреть на гигиену совершенно с другой стороны. Какие-то привычки, наверное, останутся и после карантина.
— Так, как вы, поступают все?
— Я бы поделила сейчас состояние людей на три группы: паника, пофигизм и адекватное восприятие. Паника — это когда человек на грани отчаяния из серии «мы все умрем». Они пишут соответствующие посты в социальных сетях, постят картинки с гробами и так далее. И это не фейковые картинки. Сейчас много такого нам показывают по телевидению! В этом есть и свой плюс, так как до некоторых долго не доходила вся серьезность положения. Что касается «пофигизма», это состояние меня огорчает еще больше, чем паникерство. Некоторые искренне негодуют: как это нельзя сходить в ресторан? Они противятся обычным мерам предосторожности. Так тоже нельзя!
— Тебя паническое состояние не накрывало?
— Я стараюсь не паниковать и не тревожиться слишком много. У меня есть еще и другие заботы. Я переживаю за свою маму, которая уже три недели находится в больнице в Архангельской области. И мало того что ее ни от чего не лечат, ей даже диагноз до сих пор не поставили. Еще раз скажу, что я пытаюсь все здраво оценивать, осмысливать. Я уверена, что это все пройдет, хотя экономические последствия неизбежны. Мне сегодня муж сказал: «Мы уже никогда не будем жить как прежде». У него отменилась долгосрочная командировка в Израиль по делам бизнеса. Теперь его партнеры требуют все вопросы решать дистанционно в режиме онлайн, чего раньше невозможно было представить. К этому надо привыкать и не забывать заботиться о себе и окружающих.
— Почему в Италии так много смертей от коронавируса?
— Из той информации, что сейчас нам сообщают, можно предположить, что дело в способах подсчетов. В Италии в списки вносят всех, у кого был выявлен коронавирус. Вне зависимости от причины смерти, а они бывают разные. В других странах несколько иначе.

Тропический плен
В федеральных новостях регулярно сообщают о российских туристах, которые не могут вылететь домой из-за карантина, введенного в разных странах. Среди этих стран есть и Филиппины, а там среди «застрявших» туристов есть череповчане. Владимир Скворцов с женой и маленьким сыном отдыхали на острове Панглао. Они отправились туда самостоятельно, то есть не пользовались услугами тур-оператора. Поездку планировали не один месяц, начали задолго до того, как стало известно о коронавирусе; заплатили за билеты и проживание заранее. Прилетели в начале марта.

— На Филиппинах было все спокойно, — рассказывает Владимир. — Была внутренняя уверенность в том, что все хорошо и ситуация раздута СМИ. Когда мы прилетели, было очень много туристов. Напряжение началось только с 14 марта, когда туристы стали массово уезжать. Начала появляться информация о запретах на перемещения, она обновлялась каждый час. Посольство никак не могло нас сориентировать, куда нам ехать, чтобы выбраться из западни.

Скворцовы решили не дожидаться окончания отпуска. Их вместе с другими туристами кораблем погранохраны эвакуировали на остров Себу, поскольку там есть аэропорт. Но чтобы улететь из страны, нужно сначала добраться с острова в столицу, Манилу, а из-за карантина все рейсы с острова отменены. А если бы они и не были отменены, подскочившая стоимость перелета для троих человек в пересчете на российскую валюту составила бы примерно 450 тысяч рублей.
На момент нашего с Владимиром общения (через соцсети) в аэропорту на Себу было не менее сотни российских туристов.

— Люди просто в ожидании и очень хотят домой. Нервничают из-за отсутствия понимания, когда решится вопрос о нашей эвакуации, так как наш МИД на Филиппинах ничего внятного сказать не может и постоянно отменяется военный самолет для доставки нас в Манилу, чтобы мы могли покинуть Филиппины.
Семье пришлось снимать жилье на Себу и регулярно ездить в аэропорт (некоторые туристы в аэропорту буквально живут). Поскольку неизвестно, когда надо будет вылетать, приходится пользоваться краткосрочной арендой, а ее стоимость растет как на дрожжах. Поэтому семья постоянно ищет новые, более экономичные варианты проживания.


В понедельник Владимир рассказал, что первоначально российских туристов планировали забирать 25 марта, стоимость билета на одного человека составляла около 500 евро. Потом людям сообщили, что перелет перенесли на 26-е число, но стоимость уже 100 евро (видимо, повлияло массовое возмущение). Но все может поменяться снова, ситуация нестабильная.

Елена Бжания, Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»