Как жили дети во время войны в Череповце

В конце тридцатых годов в двухэтажном доме на ул. Ленина, 39, селились сотрудники милиции и их семьи. В годы войны многие милиционеры из этого дома ушли на фронт, а их дети помогали раненым в эвакогоспиталях. Об этом «Речи» рассказала Роза Павлова.

В Череповце имя Розы Александровны Павловой известно: она долгое время была директором спортивной школы на пл. Металлургов, занималась развитием конькобежного спорта. Военные годы она запомнила хорошо — и составила рассказ обо всех семьях, которые жили в двухэтажном доме, построенном еще в восьмидесятые годы позапрошлого века.

— У каждой семьи была своя комната, так в одной комнате жили и взрослые, и дети. Отапливался дом печками. Каждое утро мы, дети, выходили во двор, и там нам Руфа Худнева (она была самой старшей и ходила во Дворец пионеров, где получала задания по работе с маленькими) говорила, что нужно сегодня делать: убирать двор, идти к раненым в госпиталь, — говорит Роза Александровна.

Дом на Ленина, 39, стоит рядом с площадью Милютина, у автобусной остановки. Сейчас здесь различные офисы, фитнес-клуб, столовая, продуктовый магазин. Вот там, где теперь находится магазин, и была комната семьи Розы Александровны. Ее отец, Александр Дмитриевич Синицын, в 1942 году ушел на фронт. Мать осталась с двумя детьми, Розой и ее младшей сестрой. А госпиталь с ранеными был через дорогу — в этом доме сейчас управление федерального казначейства.

— Те дети, которые постарше, ходили в госпиталь. Читали стихи, пели песни. Я не выговаривала букву «р», и меня просили петь «Катюшу» — там слов с этой буквой немного. Мы с подругой Тамарой Коротаевой, которая жила в этом же доме, приносили в госпиталь гитару, и раненые на ней играли. Нас, детей, за концерты угощали сахаром. Гитару мы с Тамарой несли в госпиталь вдвоем — для шестилетних нас она была тяжелой. А с сахаром и гитарой до дома было не дойти, поэтому сначала Тамара уносила сахар, а потом возвращалась, и мы несли гитару, — рассказывает Роза Александровна.

Мама маленькой Розы Синицыной работала в Доме колхозника — гостинице для крестьян, приезжавших в город. Дом колхозника стоял на месте нынешнего «Купеческого» — и мама могла приходить домой проведать детей.

Дети в доме были в каждой семье, и старшие присматривали за соседскими малышами. В садик никто из этого дома не ходил. Роза Александровна вспоминает, как все вместе сидели с четырехлетним Сашей Максимовым: его мать работала поваром на вокзале и уходила на целые сутки. Еще у одной из самых маленьких, девочки Сени, мать работала поваром в столовой в «криулях» и могла забегать домой в перерывах.

Во дворе дома была конюшня — здешние лошади использовались для развозки хлеба; дети собирали в хлебовозках крошки и ели их.

— Отец Тамары Коротаевой, дядя Ваня, был танкистом и даже на танке приезжал в отпуске в Череповец — их часть стояла недалеко. Он вернулся с войны, принес два ордена. А вот в семье Лобачевых отец погиб 9 мая, в День Победы, на Украине. Я помню, что спрашивала маму: «Почему его жена не плакала, когда похоронку принесли?» А мама мне ответила: «У нее душа плачет, не верит». Действительно, как же так, погибнуть в День Победы? Еще раньше погиб муж у соседки тети Нюры Соковой — и она просто умирала от горя, а вместе с ней и весь двор плакал, — говорит Роза Павлова.

Ее отец вернулся с войны. Александр Синицын был награжден орденом Отечественной войны. После войны он продолжил работать в милиции, был инспектором ГАИ. У него родилось еще четверо детей.

Роза Александровна окончила семь классов, но в восьмой пойти не смогла — семилетка была бесплатной, а за учебу в восьмом классе нужно было платить 15 рублей. Устроилась на трикотажную фабрику, но ее как активистку и спортсменку выбрали председателем спортивного общества «Спартак» в Череповце. Она выучилась заочно в техникуме и всю жизнь работала в спортивной сфере.

Алена Сеничева